Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10
 Борьба за недвижимость в Москве

Выгодных партнеров испугали "кагэбэшные замашки"

       Коптевскому суду Москвы предстоит повторно рассмотреть иск о признании недействительным решения собрания акционеров АО "Программпром". Судебная тяжба по этому поводу длится уже не первый год. В этом АО столкнулись интересы трудового коллектива, российской корпорации Challenger Medical Company и чекового фонда "Профи". На стороне последних выступают сотрудники ФСБ России. Причина интереса к АО, как выяснил спецкорреспондент Ъ МАКСИМ Ъ-СТЕПЕНИН, одна — "Программпром" обладает солидной недвижимостью, от сдачи в аренду которой можно получать неплохую прибыль.
       
"Профи" понравилась пятиэтажка
       "Программпром" — бывшее головное предприятие Министерства приборостроения. В июле 1993 года оно было преобразовано в АООТ. Основной вид деятельности — создание программных продуктов. Сейчас АО живет за счет заказов ВМФ и гражданской авиации, а также за счет сдачи своих помещений в аренду 20 коммерческим структурам. "Программпрому" принадлежит пятиэтажное здание в районе метро "Войковская" и старая школа у метро "Речной вокзал". Их площадь превышает 10 тыс. м2.
       С конца 1993 года к "Программпрому" стал проявлять интерес чековый инвестиционный фонд "Профи". Его главные учредители — ЦК профсоюзов органов госбезопасности, ЦК профсоюзов центрального аппарата Минобороны и ЦК профсоюзов ветеранов Вооруженных сил. Руководитель фонда Алексей Шапошников объяснял, что "Профи" хочет создать в "Программпроме" новые рабочие места для увольняющихся в запас офицеров. 24-летнему Алексею Шапошникову активно помогает его отец, занимавший в ЧИФе должность заместителя своего сына.
       Обстоятельства благоприятствовали Шапошниковым: гендиректор "Программпрома" Анатолий Вдовин поругался с одним из начальников отделов Юрием Борзовым. "Профи" предложил Борзову свою помощь в устранении Вдовина. "Я понимал, что им нужна недвижимость 'Программпрома', — сказал Борзов корреспонденту Ъ, — но это сотрудничество было мне выгодно".
       В январе 1994 года фонд стал самым крупным акционером "Программпрома", купив на чековом аукционе 19% акций АО. Тогда его руководство стало активно поддерживать Борзова, и в апреле он стал гендиректором АО. В совет директоров вошли три руководителя ЧИФа, а заместителем Борзова стал Валерий Шапошников. "Профи" тогда предоставили помещения в главном здании "Программпрома", и фонд стал скупать акции АО у сотрудников. Вскоре его пакет составил 36%. Еще 7% купила фирма "Диона", которую возглавят родственник Шапошниковых.
       Это, однако, не понравилось Борзову, поскольку "Профи" вел себя в АО "слишком по-хозяйски". Борзов помирился с Вдовиным и начал бороться с "Профи".
       
Прокурор добивается тщательного расследования
       Шапошниковы в долгу не остались. Сначала они обвинили Вдовина с Борзовым в том, что они допустили к секретам "Программпрома" сирийскую корпорацию Challenger Medical Company Ltd. во главе с иностранцами Хасаном Махмудом и Навафом Али. Но оказалось, что сирийцы — граждане России, Challenger — российская компания, а АО — не режимное предприятие. Шапошниковы сослались на акт проверки налоговой полиции за 1992-1993 годы, которая якобы выявила незаконную "утечку" в Сингапур около $200 тыс. Деньги, считают "Профи", переводились через Махмуда, который с 1988 по 1993 год был московским представителем известной сингапурской компьютерной фирмы Challenger Worldtrade РТЕ Ltd.
       Представители АО объясняют, что этими средствами были оплачены комплектующие для компьютеров, которые собирал "Программпром", и детали, как указано и в акте полиции, действительно получены. Нарушение заключалось лишь в том, что деньги на счет Challenger Worldtrade перевели по предоплате и небрежно вели документацию.
       Но Шапошниковы добились того, что у Борзова появились проблемы. Дело в том, что аудиторская проверка за 1994 год не смогла найти договоров, по которым АО в 1994 году оплачивало работы по программированию, произведенные для него тремя фирмами. Тогда Шапошниковы решили, что Борзов через подставные фирмы просто обналичивал деньги, и по заявлению Шапошникова-старшего прокуратура Северного округа возбудила против Борзова уголовное дело о мошенничестве. Потом необходимые документы нашли, и несколько раз разные следователи закрывали дело за отсутствием состава преступления. Но прокурор Северного округа Александр Викторов всякий раз возобновлял расследование.
       Шапошниковы обвиняют Борзова и Вдовина также в том, что с их подачи реестродержатель АО — фирма "Ваши ценные бумаги" (ВЦБ) — отдала Challenger Medical 8-процентный пакет акций, купленных "Профи" в начале 1995 года у фирмы "Гросс". Еще часть акций якобы перевели неизвестно куда, у ЧИФа их осталось 24,5%, и его позиции в АО оказались существенно подорваны. Однако в "Программпроме" их претензии не приняли, поскольку акции еще с апреля 1994 года на самом деле принадлежали Challenger, о чем фонду было известно. Это подтверждают и документы всех перечисленных фирм. И все же эти акции оказались у фонда. Тогда Шапошниковы завели свой реестр, по которому у "Профи" было 53% акций АО.
       
Решение суда принимали в ФСБ
       В разгар конфликта Валерий Шапошников стал рассказывать сотрудникам АО о "мошенничествах" Борзова. Тогда тот в мае 1995 года уволил своего заместителя: он якобы проводил совещания без ведома шефа. Шапошников-старший судиться не стал. Вместо этого гендиректор "Профи" Алексей Шапошников, председатель совета директоров ЧИФа Юрий Сырейщиков (он же председатель профсоюза сотрудников органов госбезопасности) и член совета директоров ЧИФа Игорь Семенов (все они входили в совет директоров АО) в отсутствие Борзова отстранили его от должности "за растрату денег", сославшись на ту самую аудиторскую проверку. И. о. гендиректора назначили Валерия Шапошникова, оформив все это как "решение совета директоров", хотя, по уставу, это могло сделать только собрание акционеров.
       Правда, как уверяет Борзов, его попытались утешить: Алексей Шапошников якобы предлагал ему $25 тыс. Шапошников же уверяет, что Борзов сам стал выпрашивать $20 тыс., персональную "Волгу" и аренду кабинета у "Профи" по льготной цене. Договориться не удалось.
       Тогда Шапошников сменил охрану и приказал ей не пускать Борзова на территорию предприятия. Так продолжалось до годового собрания акционеров в июле 1995 года. Это собрание оставило "Профи" не у дел: ни один человек от фонда в руководство АО избран не был. Гендиректором стал сначала Вдовин. Потом он стал председателем совета директоров, а его место занял Борзов. Они опять сменили охрану и перестали пускать на предприятие сотрудников "Профи".
       "Профи" как крупный акционер почему-то в арбитражный суд не пошел. Только через восемь месяцев решение собрания обжаловали в Коптевском нарсуде два мелких акционера, выступающих на стороне "Профи". В апреле 1996 года состоялось заседание, вынесшее решение в пользу истцов. Председатель суда потом пожаловался руководству АО, что на него и на судью "давили из ФСБ": суд признал гендиректором Шапошникова, а годовое собрание акционеров и избранных им руководителей — незаконными. Мосгорсуд и его президиум оставили это решение в силе. Там, как считают ответчики, все их доводы перевесило письмо от профсоюза сотрудников органов госбезопасности, подписанное его председателем Юрием Сырейщиковым. Тот попросил поддержать ЧИФ. Но Верховный суд по кассационной жалобе "Программпрома" отправил дело на новое рассмотрение обратно в Коптевский суд. Между тем на все мирные предложения "Программпрома" "Профи" отвечают отказом: у них, мол, есть свой "законный" совет директоров АО.
       А тем временем главным акционером АО стал Challenger Medical, выкупивший на аукционе госпакет его акций. Представители корпорации вошли в совет директоров. Причем собственность АО окончательно уплывает от ЧИФа: недавно "Программпром" на паях с Challenger Medical создал фирму "Информсистеминвест" и получил ее контрольный пакет акций, передав в уставный фонд свое главное здание.
       Между тем все эти склоки нанесли АО "Программпром" значительный ущерб: от партнерства с ним отказались IBM и аэропорт "Шереметьево-2": их испугали "кагэбэшные замашки" сотрудников "Профи", искавших компромат на Борзова.
       Ъ сообщит об окончательном решении суда.
Комментарии
Профиль пользователя