У нас коалиция возможна?

Михаил Емельянов, заместитель руководителя фракции "Справедливая Россия":

— Коалиция возможна везде. И у оппозиции нет других вариантов, кроме как договариваться, ведь поодиночке власть не победить. Но партия РПР--ПАРНАС — это партия вчерашнего дня, ее заменила партия Навального. И Рыжков, всегда обладавший очень тонким политическим чутьем, сейчас решил откреститься от своих отмороженных однопартийцев. Скорее всего, он создаст свою партию и пойдет на сотрудничество с властью. Возможно, он перейдет в системную оппозицию на либеральный фланг.

Алексей Журавлев, председатель партии "Родина":

— Вообще-то коалиция либеральных сил всегда заходит в тупик, потому что населением не востребованы их идеи. Да и институт сопредседательства в России не давал хороших результатов. Но Рыжков поступил разумно. Он, как и я, ходил на встречу президента с непарламентскими партиями, единственный из своих. Если Рыжков отойдет от риторики ПАРНАСа, он сможет стать сильным политиком и даже получить место в Госдуме.

Олег Митволь, глава центрального совета партии "Альянс зеленых — Народная партия":

— Теоретически возможна, но на деле основная проблема оппозиции как раз в том, что никто ни с кем не может договориться. Все, собираясь на какую-нибудь встречу по поводу объединения, начинают выяснять, кто главнее. Потом ругаются так, что власть становится роднее,— и они жалуются власти на коллег по оппозиции. Костя Мерзликин занял руководящую должность вместо Рыжкова, партия очень проиграла от этого. Рыжков — политик, а Мерзликин — бывший руководитель аппарата правительства.

Леонид Гозман, президент общественного движения "Союз правых сил":

— Боюсь, что сейчас период такой, что будут появляться партии при вождях, причем деидеологизированные и националистические. А нам необходимо объединение не отдельных политиков, пусть даже самых известных, а объединение электората. Потому что электоральный потенциал наших партий предельно низок. Как показали выборы мэра Москвы и Екатеринбурга, люди голосовали не за партии, а за лидеров — Навального и Ройзмана. Сами политические структуры — как на властном фланге, так и на антивластном — растеряли реальное влияние.

Сергей Иваненко, член политкомитета партии "Яблоко":

— Да, возможна. Только на осмысленной основе, а вместо этого нам предлагают подобную ерунду. Коалиция должна быть межпартийная, с четкой политической платформой и организационным принципом. РПР-ПАРНАС в очередной раз наступил на одни и те же грабли. Попытки создания двух-трехголовых политических структур бессмысленны и бесперспективны. Политические партии за всю свою историю существования уже отработали механизмы функционирования: должны быть руководитель и ясная политпрограмма. У ПАРНАСа этого не было, так что ничего неожиданного не произошло.

Марк Урнов, политолог, председатель фонда аналитических программ "Экспертиза":

— Как показывает история, коалиции в оппозиции редки. То, что сейчас происходит, скорее правило, чем исключение. Сталкиваются две стратегии взаимодействия с властью: Рыжков склонен к кооперации с ней, ПАРНАС идет на достаточно жесткое противостояние. Как здесь ужиться? Надо договариваться и объединяться. Здесь еще и личностные недопонимания, как было в свое время с "Яблоком" и "Выбором России". У оппозиции нет таких пиаровских подкачек, как у Путина: доступ к СМИ, возможность устраивать Олимпиаду и т. д. Если где и сможет зародиться оппозиция, то только внутри власти — в результате раскола политических элит. Классическая оппозиция обречена на маргинальность.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...