Коротко

Новости

Подробно

Фото: Инна Зайковская

Реагенты и факты

Как химичат на московских улицах

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 19

Противогололедными реагентами в Москве засыпают уже не только проезжие части, но и дворы. Стремительнее объемов закупки растут только затраты городского бюджета на приобретение реагентов. А уверения властей в их безопасности пока не убеждают не только многих жителей мегаполиса, но и экспертов.


АНАСТАСИЯ ЯКОРЕВА


Город-рассол Москва


"Невозможное что-то в этом году: выходишь из подъезда — асфальт белый, лунный пейзаж, твою мать. На собачьи лапы смотреть больно. Я купил себе ботинки, через месяц кожу разъело" — интернет пестрит гневными комментариями по поводу противогололедных реагентов в Москве. Против нынешней практики зимней уборки протестует Greenpeace, Общество защиты прав потребителей (ОЗПП) отправляет в мэрию испорченную обувь и пугает, что москвичи дышат вредными испарениями от новых реагентов. Власти возражают, что альтернативы использованию химических реагентов нет, если мы не хотим, чтобы зимой движение в мегаполисе было парализовано. Однако вопрос, оправданно ли, что уже и тротуары в столице напоминают побережье соленого озера Баскунчак, остается открытым.

Статистика закупок реагентов впечатляет: за три года объем вырос почти вдвое. С 350 тыс. тонн по нормам, действовавшим до 2011 года, до 648 тыс. тонн — столько, по данным ГУП "Кольцевые дороги", Москва закупила для зимнего сезона-2013/14. Расходы увеличились еще более внушительно: с 1,3 млрд руб. в 2011 году до 5,5 млрд руб. в 2013-м. Это по словам самих чиновников. Если верить юридической фирме Art De Lex, изучившей данные сайта госзакупок, в 2013 году общая сумма средств, потраченных на закупку реагентов, превысила 7 млрд руб.

Кардинальные изменения в "реагентной политике" в Москве стали происходить с 2012 года.

Жидкие и твердые


Главные изменения в зимней уборке связаны с одним документом — для краткости его называют "Технологии уборки-2011". Документ этот был одобрен департаментом природопользования и принят департаментом ЖКХ Москвы в 2012 году.

До 2011 года снег в Москве плавили в основном при помощи жидких реагентов: поливали ими дороги незадолго до снегопада. Реактив плавил 12-15% снега, остальное убирали снегоуборочные машины. Обрабатывать реагентами дворы и пешеходные зоны с 2005 года было запрещено: снег просто чистили, а затем асфальт посыпали гравийной крошкой. С 2004 по 2011 год город использовал около 350 тыс. тонн жидких и твердых реагентов ежегодно, приоритет отдавался жидким: соотношение было примерно три к одному. Новые "Технологии" все изменили. Теперь жидкие средства должны составлять не более трети общего объема реагентов (до 135 тонн из 485). При необходимости их можно заменять твердыми, но не наоборот.

Разрешено обрабатывать комбинированными реагентами дворы, пешеходные зоны и остановки, норма расхода комбинированных средств вдвое выше, чем у твердых: 80-100 г на 1 кв. м против 30-50 г при сопоставимых температурах. "Реагент применяется на дворовых территориях не по всей площади, а только на 30% общих площадей",— уточняется в официальном комментарии "Деньгам" департамента ЖКХ Москвы.

Состав комбинированных реагентов тоже новый для Москвы: карбонат кальция (мраморный щебень), формиат натрия (соль муравьиной кислоты) и хлориды кальция и калия.

"Раньше у нас были не "Технологии" уборки, а регламент уборки,— комментирует "Деньгам" заместитель мэра Москвы по вопросам ЖКХ Петр Бирюков.— "Технологии" — более широкое и глубокое понятие. Мы пришли к увеличению объемов твердых реагентов, потому что они работают до -25 градусов, в отличие от жидких, которые работают только до -8. Комбинированные реагенты позволяют нам убирать город быстрее: по старому регламенту на уборку 7 см снега мы бы потратили 10 дней. Теперь мы убираем 10 см снега за три дня. Если вдруг выпадет 25 см осадков, мы уберем их за 6 дней. По старой технологии, мы бы месяц убирали". Кроме того, по словам Бирюкова, новые технологии и новые реагенты снижают количество травм: раньше во время ледяного дождя было до 450 случаев падений граждан в день. Теперь — около 500 обращений за весь сезон.

Один из главных защитников новых "Технологий" — эколог, депутат Госдумы Максим Шингаркин. По его словам, пропорции, установленные в документе, позволяют удовлетворить требования граждан, обувь и автомобили которых страдали от воздействия хлористого кальция (входит в состав жидких реагентов). "Я однажды в лужу наступил на дороге,— приводит Шингаркин пример.— У сапог нос загнуло моментально. Я эти сапоги только недавно выкинул, раньше показывал всем на пресс-конференциях". Как утверждает Шингаркин, жидкими реагентами, несмотря на запрет, обрабатывали дворы и тротуары, что опять же приводило к порче обуви.

Замена гравийной крошки на комбинированные реагенты оправданна еще и потому, утверждает Шингаркин, что эта крошка, прилипая к обуви, попадала в механизмы эскалаторов в метро и становилась причиной поломок. Кроме того, гравий на тротуарах не особенно препятствовал образованию наледи. "Мраморная крошка из комбинированных реагентов в механизмах метро крошится, превращаясь в мел, а мел даже полезен для механизмов,— продолжает депутат.— К тому же кальций, содержащийся в мраморной крошке, может усваиваться растениями, создавая для них питательную среду".

Есть, однако, противоположная точка зрения. "Реагенты, описанные в "Технологии-2011", не выпускаются ни в одной стране. Они, исходя из заявленного химического состава, могут иметь меняющиеся технологические характеристики, токсичны для почвы и других компонентов окружающей среды, поскольку содержат агрохимикаты,— заявляет в своем докладе, подготовленном для конференции "Нерешенные экологические проблемы Москвы" 2012 года, заведующий кафедрой агроинформатики факультета почвоведения МГУ Дмитрий Хомяков.— Наличие формиатов натрия и хлористого калия позволяет обосновать высокую стоимость продуктов. Остатки мраморной крошки неизбежно попадают с тротуаров в лотковую часть дорог, а затем в ливневую канализацию, накапливаясь и засоряя коллекторы и трубы".

Точку зрения Хомякова поддерживает и Общество защиты прав потребителей. "В состав новых реагентов входит хлористый калий, который является минеральным удобрением и запрещен к использованию вне агротехнологий,— говорится в заявлении ОЗПП.— С поверхности дорог токсичные продукты свободно попадают в дыхательную систему людей, нанося непоправимый вред здоровью. И самое интересное, что эффективность нового реагента в борьбе со снегом и наледью равна нулю. Мраморная крошка (еще один компонент нового реагента) — мягкий материал, быстро крошится под ногами пешеходов, превращается в пыль, которая попадает в легкие человека вместе с парами хлористого калия (флюса). Такой аэрозольный коктейль может привести к обострению аллергических заболеваний и астмы".

Новые реагенты в марте прошлого года критиковал федеральный Росприроднадзор. Руководитель службы Владимир Кириллов заявил: "Реагенты были у нас на экспертизе, мы дали отрицательное заключение". Подробности он раскрывать отказался.

Еще один пункт "Технологий", вызывающий у экологов недоумение,— ограничение допустимого содержания в реагентах особо опасных химических веществ, например свинца, ртути и мышьяка. "Москва — единственный город в России, где такие ограничения есть,— говорит руководитель токсической программы Greenpeace Алексей Киселев.— По большому счету мышьяку в реагентах взяться неоткуда. Но, видимо, мы не все про них знаем". На вопрос, почему о содержании особо опасных веществ ничего не говорилось в предыдущих "Технологиях", Шингаркин отвечает лаконично: "Потому что авторы дураки были".

Авторство новых "Технологий" принадлежит "НПО "Уральская мраморная компания"" из Екатеринбурга, с уставным капиталом 10 тыс. руб., не имеющему даже своего сайта. В июне 2012 года Уральская мраморная компания выиграла тендер на внесение изменений в "Технологии".

"Используемые комбинированные противогололедные реагенты имеют 4-й класс опасности и относятся к малоопасным веществам с низкой степенью вредного воздействия на окружающую природную среду,— успокаивает департамент ЖКХ в официальном комментарии.— Все применяемые в городе реагенты имеют всю необходимую разрешительную документацию. Поставляемые партии проходят обязательный входной контроль качества".

Исходя из данных сайта госзакупок, проанализированных Art De Lex, более двух третей твердых и комбинированных реагентов нового состава сейчас поставляет на рынок один производитель — Уральский завод противогололедных материалов (УЗПМ).

Почти монополист


Директор УЗПМ Рустам Гильфанов на московском рынке реагентов не новичок.

В 2006 году Москва закупила новый реагент СБГ у компании "СБГ-трейдинг". В интернете можно найти патент "СБГ-трейдинга" на новое средство. Способ получения — смешение хлорида кальция с отходами магниевого производства. Среди авторов — Рустам Гильфанов, он же, по данным некоторых СМИ, и генеральный директор компании. Например, на сайте ОЗПП опубликована копия интервью с Гильфановым в должности директора "СБГ-трейдинг". Представитель пресс-службы УЗПМ Анна Шестаченко утверждает, что "СБГ-трейдинг" и УЗПМ никак не связаны.

Зима 2007 года запомнилась москвичам черной жирной несмываемой грязью под ногами и все равно скользкими дорогами: поставленный Гильфановым реагент лед плавил плохо, зато радиоактивный фон давал вдвое выше, чем другие противогололедные средства (по заявлению тогдашнего ассистента советника мэра Москвы по химическому комплексу города Вячеслава Тарарашкина). Применять СБГ в Москве запретили. В базе "Росправосудия" можно найти несколько удовлетворенных исков коммунальных служб Москвы о взыскании с "СБГ-трейдинг" денег за продукцию ненадлежащего качества. Сейчас "СБГ-трейдинг", по данным "Коммерсантъ-Картотеки", находится в стадии ликвидации.

В 2012 году, по данным сайта госзакупок, во всех аукционах на поставку твердых противогололедных реагентов выиграли два юридических лица — НПО "Путевые технологии" и ООО "Башхимпром". Представитель пресс-службы УЗПМ на вопрос о связи этих двух юрлиц и УЗПМ ответила, что НПО "Путевые технологии" — "один из покупателей завода", а что касается "Башхимпрома", то сейчас связи нет, однако "руководство ведет переговоры о возможной покупке данного предприятия". При этом, по данным "Коммерсантъ-Картотеки", учредителем и "Путевых технологий", и "Башхимпрома" является все то же ООО "Уральский завод противогололедных материалов".

В 2013 году победителями аукционов стали также компании Zirax (поставка 48 тонн реагентов) и "Галополимер" (40 тонн), но остальной объем, то есть на порядок больше реактивов, на сумму более 6 млрд руб., должны поставить производители, упоминаемые в связи с УЗПМ.

"Продукция УЗПМ не имеет четкого химсостава, поэтому подходит под все виды твердых реагентов, прописанных в "Технологии"",— говорит управляющий партнер юридической фирмы Art De Lex Ярослав Кулик. Кулик представляет интересы Волгоградского магниевого завода, который обратился в ФАС с заявлением о нарушении департаментом ЖКХ Москвы закона о защите конкуренции.

"Когда кто-то проигрывает торги, он всегда обращается в ФАС. Если ФАС не отменила результаты торгов, значит, все было законно и действия заказчика были правильными. Мы открыты для предложений новых поставщиков, если химический состав их реагентов удовлетворяет "Технологиям" и цена заказчика устраивает",— уверяет заместитель мэра Петр Бирюков.

Основной продукт, который компания Гильфанова поставляет в Москву, носит название "Бионорд". Состав, указанный производителем на сайте, посвященном реагенту,— 20-50% хлорида кальция, 20-65% хлорида натрия, 5-15% хлорида калия или карбамида.

На сайте собрано несколько положительных отзывов. Например, от руководителя Центрального НИИ кожевенно-обувной промышленности Натальи Коновой, которая утверждает, что после контакта с "Бионордом" сапоги и ботинки полностью сохраняют свой внешний вид.

"Для людей противогололедная смесь "Бионорд" также совсем неопасна,— говорится на сайте.— Как указано в гигиенической характеристике, которую подписал заместитель главного государственного санитарного врача И. Назаров, раздражение кожи, действие на слизистые и ингаляционное воздействие реагента на людей отсутствует. Кроме этого у реагента "Бионорд" такой состав, что он не наносит никакого вреда лапам домашних животных".

Не только на форумах жителей, но и в комментариях специалистов можно встретить иной взгляд на предмет.

Железные и живые


"За три месяца ржавчина уже на раме, кузове, ходовке. Даже новые хромированные (японские) гайки на литье ржавеют" — это цитата с автомобильного форума в Магадане, тоже перешедшем на "Бионорд". Казалось бы, "мовиль", "пушечное сало", "антикор по кругу" — это термины из эпохи, предшествовавшей массовому распространению иномарок. Однако делать "антикор" сегодня вновь предлагают владельцам новых "японок" и "немок". Корреспондент "Денег" опросил работников нескольких московских кузовных сервисов, и оказалось, что "Бионорд" специалисты пока не выделяют из общего ряда реагентов, утверждая, что все они — беда. Достаточно небольшого скола, и противогололедное средство начинает разъедать оцинковку, а краска — отходить слоями, поясняет мастер кузовного цеха "Аарон-авто" Сергей Радайкин. Множество сервисов предлагают защитить машину, покрыв кузов мастикой на битумной основе, с обязательным заполнением также сварных швов и скрытых полостей.

Технический директор "Рольф Центра" Роман Казачук советует делать антикоррозийную обработку сразу после покупки и далее раз в два года. "Зимой это единственное средство защиты кузова",— утверждает он. Стоить "антикор" может от 7 тыс. до 15 тыс. руб. в зависимости от класса автомобиля. Помимо общей обработки кузова можно сделать еще и "жидкие подкрылки" — обработать арки колес битумной мастикой с резиновой крошкой, которая защищает от пескоструя, влаги и реагентов, рассказывает сотрудник "Антикор.рф" Андрей Букин. Обходятся "жидкие подкрылки" в среднем в 5 тыс. руб.

Производители тоже не возражают против "антикора". Как заявил представитель Nissan Роман Скольский, несмотря на то что перед переводом с линии на склад готовой продукции машина проходит антикоррозийную обработку (так называемую ваксовку), все равно имеет смысл сделать обработку скрытых полостей, в которых возможна максимальная коррозия. Особенно если машина приобретается на длительный срок.

Что касается людей — обращения с жалобами на вредное воздействие реагентов единичны, замечает главврач детской поликлиники "Медси" Татьяна Семенычева. Однако, предупреждает она, детей до трех лет лучше носить на руках, если дорога обработана реактивом. Возить детей на санках сегодня, увы, тоже хорошо в сельской местности, но не по городским тротуарам. Нелегко зимой приходится астматикам и вообще всем, у кого есть проблемы с дыхательными путями, говорит Семенычева: испарения реагентов усиливают чувствительность к аллергенам, в результате чего может начаться приступ.

Хуже всего приходится собакам. В зоомагазине "Бетховен" отмечают, что зимой люди практически каждый день приходят с жалобами на разъеденные лапы, аллергии и отравления. "Собаки часто расчесывают себя до мяса из-за аллергии на реагенты,— говорит ветврач "Бетховена" Марина Литвиненко.— Поэтому лучше маленьких собак обувать перед прогулкой, а крупным — обрабатывать лапы специальным воском. После прогулки собаку очень желательно вымыть целиком". Часто во время игр собаки заглатывают снег. Если после прогулки появились слюнотечение и рвота — это признак отравления. В таком случае Литвиненко советует дать абсорбент, например активированный уголь, и отвезти животное в ветклинику. "Лучше выгуливать собак подальше от дворов и пешеходных зон",— предупреждает Литвиненко.

Однако деревья, например, защитить от реагентов не получается, что бы ни говорили производители химии, жалуется руководитель Московского городского общества защиты природы Галина Морозова. "Московские деревья гибнут,— говорит она.— Конечно, не сразу. Из-за реагентов и полной уборки листвы, которая должна оставаться и давать питательную среду, деревья гибнут медленно, но верно. Обратите внимание: летом на них меньше зелени, побеги короче". Дмитрий Хомяков с факультета почвоведения МГУ считает, что эти процессы обострились именно в последние два года: по его мнению, из-за возросшего применения реагентов страдают зеленые насаждения, особенно во дворах.

В рекламном проспекте "Бионорда" утверждается, что в этом средстве содержатся вещества, которые "при попадании в почву удобряют ее и улучшают условия питания растительности" (видимо, имеются в виду калийные удобрения). Так и есть, однако Алексей Киселев из Greenpeace указывает, что в почве остается совсем небольшой процент этих удобряющих веществ, остальное же весной вместе с грунтовыми водами уходит в водоемы. То есть противогололедные реагенты не покидают горожан и летом.

Кто и как убирает снег за рубежом

ЧУЖАЯ МЕТЛА

В столице Норвегии Осло с населением 623 тыс. человек за зиму выпадает 80 см снега (для сравнения: в 12-миллионной Москве — 152 см). Обязанности по уборке города разделены между собственниками недвижимости, муниципальными и центральными властями. Муниципалитет отвечает за общественные пространства и принадлежащую городу дорожную сеть. Подведомственная территория разбита на четыре района, для каждого проводится тендер на эксплуатационное обслуживание (включает зимний и летний периоды) и определяется частная компания-подрядчик. Примерная стоимость услуг подрядчика составляет $3,5 млн в год для одного района. Трассы национального значения, проходящие в черте города, чистит Государственное дорожное управление — также с помощью частных компаний. Наконец, все владельцы недвижимости в Осло обязаны самостоятельно очищать тротуары и прилегающие к их собственности площади от снега. Несоблюдение этих требований грозит штрафом $150-300. Улицы посыпают солью и мелким гравийным щебнем, песок и химические реагенты, как правило, не используются. Обработка дорог должна производиться в течение пяти часов после снегопада.

В канадском Калгари, где живет 1,1 млн человек, в среднем за зиму выпадает 127 см снега. Основной груз ответственности за уборку лежит на владельцах недвижимости, которые должны очищать тротуары в течение 24 часов с момента выпадения снега и образования наледи. Если собственник пренебрегает обязанностями, снег убирают городские службы. Однако понесенные расходы выставляются к оплате либо добавляются к имущественному налогу. Жители прибегают к услугам частных компаний или так называемых snow angels — волонтеров, помогающих пожилым людям и соседям по району. Песок, соль и гравийные смеси можно бесплатно получать на станциях пожарной охраны. Использование химических реагентов не запрещено. Мэрия убирает городские дороги силами транспортного департамента, располагающего 450 сотрудниками, 27 грейдерами, 92 сдвоенными тягачами и 6 роторными снегоочистителями. Из городского бюджета на эти цели тратится более $30 млн в год. Стоимость услуг частных компаний для одного домовладения начинается со $100 в месяц (включает 4-5 визитов).

Аналогичная система действует в американском Бостоне (население — 636 тыс. человек, за зиму в среднем выпадает 111 см снега). Департамент общественных работ мэрии очищает городские дороги, за исключением находящихся в собственности штата Массачусетс, на что выделяется $18,5 млн в год. Местное законодательство возлагает на собственников недвижимости обязанности по содержанию тротуаров в зимний период. Владельцы обязаны убрать снег и лед в течение трех часов с момента завершения снегопада либо восхода солнца, если снегопад прошел накануне вечером или ночью. Для нарушителей--собственников коммерческой недвижимости предусмотрен штраф $200, жилой недвижимости — $50-100. Штрафы начисляются за каждый день нахождения тротуаров под снегом. Отдельные штрафы полагаются за перемещение снега при уборке на проезжую часть — от $50 до $200 (в зависимости от объема снега). Услуги частных компаний обходятся домовладельцам в $40-50 за визит. Использование химических реагентов допускается, но они применяются только в крайних случаях.

Вадим Зайцев


Комментарии
Профиль пользователя