Коротко


Подробно

 Акционеры судятся с руководством банка


Инкомбанку не дают покоя американские адвокаты

       Махинации с деньгами акционеров и вкладчиков Инкомбанка, которые так подробно освещала мировая пресса, никогда не стали бы достоянием гласности, если бы не американские адвокаты. Сначала они, словно сыщики и психоаналитики, сумели добиться от руководителей Инкомбанка признаний в том, на чей счет и в каком размере уплывали из банка деньги клиентов. Затем, когда взаимопонимание с Инкомбанком было утрачено, адвокаты, имеющие привычку копировать и подшивать в деловые папки все, вплоть до поздравительных открыток и записок на промокашках, вынесли сор из избы прямо в Федеральный суд США Южного округа Нью-Йорка.
       
Истоки скандала
       18 июня 1993 года в московском ресторане "У Сергея" было пышное торжество. Президент Инкомбанка Владимир Виноградов торжественно скрепил своей подписью сделку о продаже за $40 млн 40% акций Инкомбанка трем американским кампаниям — Morgenthow and Latham, Oriental XL Funds и New York International Insurance Group. 4 ноября 1993 года Инкомбанк выплатил новым акционерам первые дивиденды — $542 222,23. Они стали и последними. Обиженные акционеры с помощью своих адвокатов и адвоката Инкомбанка Эммануила Зельцера провели в банке проверку. Ее результаты оказались ошеломляющими.
       Адвокаты установили, что в течение 1991-1993 годов руководители банка отправляли огромные средства в распоряжение подконтрольных им фирм в офшорных зонах. Таким образом, деньги вкладчиков банка переводились в Болгарию, Англию, Швейцарию, США, на Кипр, а часть процентов и дивидендов с них присваивали сотрудники Инкомбанка.
       В числе сотрудников, на которых адвокаты собрали компромат, были первый заместитель председателя Инкомбанка по международным операциям Галина Нагаева, начальник отдела инвестиционных проектов Алексей Смирнов, заместитель главного дилера Владимир Кудрявцев, заместитель главного бухгалтера Светлана Хохлова, дилер Андрей Шимкевич, оператор иностранных валют Елена Егорычева. Возглавлял эту группу зампредседателя Инкомбанка по валютным операциям Владимир Дудкин. Потом в материалах проверки стала фигурировать фамилия Виноградова. Этого своему адвокату он простить не мог и освободил Зельцера от обязанностей юриста Инкомбанка "в Англии, России, Лихтенштейне, Америке, Кипре, Антарктиде, Колыме, Африке". Гонорара ему полностью не заплатили. Таким образом, в лице адвоката Виноградов нажил себе оппонента, который выступил против Инкомбанка вместе с его американскими акционерами. Зельцеру нужно было защищать свою деловую репутацию — после ссоры с адвокатом Виноградов разослал всем его знакомым письма, рассказав о деятельности Зельцера в Инкомбанке с крайне отрицательной стороны.
       
Полезное знакомство
       Об этом, кстати, в Инкомбанке сообщают с удовольствием. При этом представители банка уверяют, что Зельцер даже не получил высшего образования. Говорят, что в Америке он зарабатывал на жизнь тем, что обманывал русских старушек-эмигранток, которым за $20 в месяц подключал к телевизору некую коробку, благодаря которой старушки могли смотреть американское телевидение с русским синхронным переводом. Правда, к телевидению это не имело никакого отношения, и старушки радовались новой услуге недолго. Свое знакомство с таким авантюристом в банке объясняют случайностью: "Нам посоветовали, мы и согласились".
       Эта характеристика выглядит по крайней мере странно. Когда-то Владимир Виноградов называл Зельцера гениальнейшим адвокатом в мире.
       В 1974 году 21-летний Эммануил Зельцер, закончив юридический факультет Кишиневского университета, эмигрировал в США (объясняет это политическими соображениями). Подтвердив свой диплом, получил право на лицензионное занятие адвокатской практикой (экзамены сдал с первого раза). Но саму лицензию ему выдали только в 1990 году — после того как прошел разнообразные тесты, в том числе на политические убеждения.
       В начале 90-х американский адвокат Эммануил Зельцер по приглашению бывшего министра юстиции России Николая Федорова читал лекции о судах присяжных в Российской правовой академии для российских судей. На одной из таких лекций был и главный юрист Инкомбанка. "Наверное, я дал ему свою визитную карточку, и потом они меня по ней и отыскали". В начале 1993 года представители Инкомбанка прилетели в Нью-Йорк с проблемой. Банк выставил аккредитив в одном из американских банков под проект, придуманный двумя русскими предпринимателями Александром Волковым и Владимиром Волошиным, которые теперь проходят потерпевшими по делу Япончика о вымогательстве. Они придумали открыть в Нью-Йорке "Российский культурный и деловой фонд 'Возрождение'". Под него были арендованы три этажа во Всемирном торговом центре. Планировалось сдавать эти помещения в аренду под торговые представительства крупным российским структурам. Проект сорвался, и Инкомбанк хотел с помощью Зельцера отсудить свои деньги у американского банка, через который выставлялся аккредитив. Тогда-то адвокат и познакомился с президентом банка Владимиром Виноградовым. "В высшей степени талантливый и умнейший человек", — так до сих пор отзывается о Виноградове американский адвокат. Он близко сошелся с президентом Инкомбанка, который не раз говорил своему новому другу: "Бог мне помог с тобой встретиться".
       
"Другие 3,5 миллиона долларов"
       С тех пор Зельцер участвовал в проведении большинства сделок Инкомбанка. Но самым трудным периодом для адвоката стал конец 1993 года, когда иностранные акционеры российского банка обнаружили, что из банка бесследно исчезают средства, а его руководство не может это явление объяснить. Тогда Зельцер вместе с адвокатами акционеров начал внутреннюю проверку в банке, которая и стала причиной разлада между акционерами и Виноградовым. "Всю информацию получали путем убеждений и уговоров. На этот период мне пришлось стать психоаналитиком, — рассказывает Эммануил Зельцер. — Сначала добился гарантий от Виноградова, что все данные об участниках махинаций не будут использованы против них самих. Это было непросто. Мне пришлось долго объяснять ему, что главная цель — не покарать, а вернуть все украденные деньги обратно в Инкомбанк. Затем убеждал сотрудников, что им нужно все рассказать о схемах и путях утечки денег".
       В этот накаленный период не обошлось без казусов. В декабре 1993 года Виноградов должен был приехать в Лондон. Для беседы с ним вызвали туда и заместителя председателя по валютным делам Инкомбанка Владимира Дудкина. "Я поселил его в гостиницу. Через несколько часов звоню, чтобы проведать. Мне говорят, что Дудкин уехал, — вспоминает Зельцер. — Спрашиваю у консьержа, какое такси он обычно вызывает, узнаю у диспетчера, куда отвезли русского пассажира. Покупать эту информацию не пришлось: в Англии, как и в Америке, люди не скрытные. Оказалось, у Дудкина не выдержали нервы, он испугался и переехал в другой отель. Позвонил ему, сказал: 'Ничего не бойся. Разберемся красиво. Виноградов тебя не укусит'. Дудкин успокоился и все рассказал. Но я сначала не верил, что к денежным махинациям причастен сам Виноградов — нужны были серьезные подтверждения".
       Подтверждения он получил от Елены Егорычевой. Она утверждала, что часть прибыли от указанных махинаций получали сам президент Инкомбанка, а также его заместители Алексей Кузнецов, Роман Здраевский и работавший тогда внештатным сотрудником банка Владимир Преображенский. Помимо всего прочего, они присваивали деньги вкладчиков через сеть офшорных компаний Global Custody.
       Менеджеры Инкомбанка проворачивали дела и в обход руководства. В январе 1994 года Виноградов приказал своим американским адвокатам приготовить от имени Инкомбанка иск в Верховный суд штата Нью-Йорк в отношении ирландской компании "Ховервуд Лимитед", которую контролировал Дудкин. Его самого, а также Шимкевича и Егорычеву, президент Инкомбанка обвинил в хищении $62 млн. Дудкин, кстати, письменно признал свою вину, объяснив это "временным помутнением рассудка".
       Расследование американцев показало, что из Инкомбанка было перекачано в различные офшорные компании около $60 млн. В дальнейшем причастные к этим операциям люди эти деньги в банк вернули. "Сотрудники Инкомбанка дали нам много информации. Бухгалтерия в банке велась странно. Было и так: бухгалтер банка вытаскивал из кармана какой-то обрывок, говорил: 'Нет, это не те 3,5 миллиона долларов' — и доставал другую бумажку".
       
Вежливое рукопожатие
       "В начале 1994 года, — вспоминает Зельцер, — Владимир Виноградов прибыл в Нью-Йорк. Тогда вся картина денежных махинаций в Инкомбанке была лишь у адвокатов. Мы как раз заканчивали работу над отчетом. Виноградову, естественно, очень не хотелось выметать сор из избы. За то чтобы в отчет не были включены факты о главных махинациях, он предложил по $200 тыс. каждой адвокатской фирме, участвовавшей в проверке. Меня это просто привело в негодование. Я работаю по другим законам. Я готов чуть-чуть погнуть какие-то правила, но не поломать. Подделка отчета — это нарушение существующего законодательства, кодекса чести".
       А потом случились события, которые Зельцер объяснить не может. Виноградов съездил с Егорычевой на остров Антигуа (Карибское море). Оттуда операционистка вернулась специальным секретарем по всем операциям Инкомбанка и потребовала от адвокатов материалы о хищениях, объяснив, что "Виноградов всех простил". А Зельцер получил от президента Инкомбанка следующие факсы: "Приказ #1: Ты уволен. Приказ #2: Отныне подчиняешься Егорычевой".
       "Члены правления тут же набросились на меня и Виноградова, заставляя помириться. В конце января устроили нам встречу в Швейцарии. Я остановился в Цюрихе, Виноградов — в 150 км от города. Долго препирались, кто к кому должен приехать. Виноградов снова прислал мне приказ: 'Приказ #11. Явиться ко мне в отель'. Я нашел компромисс — переехал в отель 'Флуэлла' по соседству с тем, где остановился Виноградов. Полтора часа он извинялся, говорил, что погорячился. Издал очередной приказ, которым отменил все предыдущие. Затем члены правления заставили нас пожать друг другу руки. Однако чувствовалось, что это лишь дань вежливости. Так наша дружба и закончилась".
       
Деньги акционеров шли на белье и украшения
       Конфликт нарастал. Инкомбанк отказался мирным путем разрешить с акционерами денежные проблемы. В итоге в 1993 году адвокатские фирмы Fishkin & Reid, Derman & Derman, Zukerman, Spaeder, Goldstein, Taylor & Kolker LTD., представлявшие интересы акционеров, а также фирма Эммануила Зельцера Emanuel E. Zeitzer & Associates, P. C. обратились в Федеральный суд США Южного округа Нью-Йорка с гражданским иском к Инкомбанку. "У нас принято в рамках одного процесса предъявлять к ответчику сразу все имеющиеся претензии, — объясняет адвокат Зельцер. — Рассматривать дело будет суд присяжных. Сейчас тянется длительная досудебная работа. Стороны предоставляют суду документы, подтверждающие их претензии к своим оппонентам, а суд изучает их на предмет доказанности. Некоторые из претензий суд предлагает убрать либо из-за их недоказуемости, либо из-за нецелесообразности с точки зрения 'экономии судебного времени и средств'. Конечно, можно не согласиться с судом и не снимать указанные им претензии, но если не сможешь их доказать, будешь серьезно оштрафован". По оценке Зельцера, в ходе досудебного разбирательства по делу Инкомбанка суд отклонил поровну претензий со стороны как истцов, так и ответчика.
       По словам американских адвокатов, им не приходится добывать доказательства для судебного процесса, применяя шпионские методы и подкуп сотрудников банка (получение доказательств подобными способами является нелегальным). Любая сторона может с помощью суда запросить нужные документы у оппонента. Если их не предоставить, можно угодить в тюрьму. По российской манере игнорировать вызовы на судебные заседания, как в начале разбирательства поступал президент Инкомбанка (он не являлся на процесс около 5 месяцев), в США не стоит. В случае систематической неявки на процесс суд автоматически может удовлетворить исковые требования другой стороны. Узнав о возможности такого варианта, Виноградов вынужден был посетить американский суд 1 сентября 1995 года, несмотря на то что российские банкиры в этот день встречались в Кремле с Борисом Ельциным.
       Американские адвокаты смогли представить суду не только официальные документы, но и чуть ли не личную переписку с руководителями Инкомбанка. "Ничего удивительного в этом нет, — говорит Зельцер. — В американском офисе не пропадают никакие бумажки. Все, что приходит в офис и выходит из него, любая поздравительная открытка, записка секретарши или ее начальника, копируется, подшивается в папку и хранится семь лет. Затем содержимое папок превращается в микрофильмы, которые хранятся вечно. Подобные записки — важное дополнение к серьезным документам, поскольку они иллюстрируют то, о чем на самом деле договаривались партнеры и что между ними происходило".
       В то же время некоторые доказательства, как оказалось, и вовсе лежат на поверхности. К примеру, растрата денег с корпоративной карточки American Express, выданной членам правления банка. По словам Зельцера, это он поспособствовал Инкомбанку установить связи с American Express. "В начале нашего знакомства с Виноградовым он лишь понаслышке знал о том, как пользоваться банковскими карточками. Может, поэтому деньги с карточки, предназначенной исключительно для деловых трат, расходовались на личные нужды. Согласно выпискам из American Express, имеющимся в судебных материалах, Виноградов воспользовался этой банковской картой и купил для себя в Вашингтоне ювелирных украшений примерно на $4 тыс. На эту же карточку заместитель председателя Инкомбанка Здраевский приобрел в самом дорогом магазине Нью-Йорка пиджак за $3 тыс. В этих выписках фигурирует золотая карточка, выданная Жанне Булах, знакомой девушке одного из руководителей Инкомбанка Алексея Кузнецова. Ее траты за несколько месяцев 1993 года (в основном на белье и обувь) занимают восемь страниц отчета. С мая по декабрь 1993 года она потратила на свои нужды $29 тыс. В итоге компания American Express была вынуждена остановить действие своей карточки, выданной правлению Инкомбанка".
       Как показывает практика, проследить, кто и что любит покупать, в Америке несложно. Тот же Кузнецов в апреле 1996 года через офшорную компанию Инкомбанка в США Avalon Capital (руководит ею Жанна Булах) купил в Саут-Хэмптоне — самом престижном дачном месте Нью-Йорка — дом за $575 тыс.
       
В акционеры за чужой счет
       Однако только на личных тратах руководителей Инкомбанка адвокаты не остановились. Им удалось выяснить, что в реальности стояло за несколькими крупными сделками. Например, в конце 1993 года самарское АО "Росскат" купило у американской компании Southwire оборудование для производства медной проволоки. "Росскат" расплатился за товар шестью векселями на $15 млн. Гарантом оплаты этих векселей выступил Инкомбанк. Но его гарантия Southwire не устроила. Тогда по просьбе Инкомбанка его американские акционеры выставили в пользу Southwire аккредитив в обмен на приобретение векселей, гарантированных Инкомбанком. Как только "Росскат" получил оборудование, со счета американских акционеров была списана сумма аккредитива. Тогда банк заявил "Росскату", что сам расплатится с акционерами-кредиторами. Инкомбанк тут же оповестил акционеров, что в одностороннем порядке аннулирует гарантию на векселя, "поскольку акционеры как-то неправильно их приобрели и о чем-то договорились со своими адвокатами". А Алексей Кузнецов, согласно материалам суда, объяснил: "Когда я подписывал гарантию на векселях, я думал, что американские фирмы принадлежат нам, поэтому и подписал. А теперь, когда мы вдруг выяснили, что они нам не принадлежат, мы гарантию снимаем". В самом Инкомбанке эту ситуацию комментировать отказались. Гендиректор "Росската" Владимир Перваков, которого корреспондент Ъ отыскала в Нефтегорске, где фирма строит завод по производству медной катанки, сказал: "У меня нет проблем. Нет никаких судебных разбирательств, а все обстоятельства сделки носят конфиденциальный характер". Кроме того, Перваков подтвердил, что Инкомбанк является акционером "Росската".
       По словам американских адвокатов, в этом и заключался скрытый мотив действий Инкомбанка. По их версии, банк хотел привлечь в число своих клиентов акционеров "Росската", среди которых были крупные нефтяные компании. А своих американских акционеров Инкомбанк в этой истории "подкупил", предложив им такую схему: "Вы предоставляете кредит, но официально гарантию даем мы, вы получаете с этого хорошие проценты, а мы клиентов". В итоге Инкомбанку удалось стать акционером "Росската". Сейчас американские адвокаты выясняют, не равняется ли стоимость акций Инкомбанка в "Росскате" $15 млн, на которые были выданы векселя. Если подозрения адвокатов подтвердятся, то это будет означать, что Инкомбанк стал акционером "Росската" за счет американских акционеров.
       Все документы о подозрительных финансовых сделках руководителей банка адвокаты представили в суд. Пока делать прогнозы о том, на чьей стороне будет правосудие, никто не решается. Ъ будет следить за ходом этого судебного разбирательства.
       
       ЕЛЕНА Ъ-ВРАНЦЕВА
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 13.09.1996, стр. 10
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение