Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

11. Дружба с Украиной: от санкций к спонсорству

Кнут и пряник — нестареющее оружие дипломатии. Кнут России понадобился, чтобы предотвратить соглашение Украины с ЕС, а пряник ценой более $15 млрд — чтобы спасти ее от дефолта. За такую сумму Янукович о многом готов поговорить.


НАДЕЖДА ПЕТРОВА


"Альтернативы реформам в Украине, альтернативы евроинтеграции не существует",— говорил президент Украины Виктор Янукович президенту Австрии Хайнцу Фишеру 21 ноября 2013 года, уверяя, что постановление, которое приняло в этот день украинское правительство, не содержит ничего особенного. Просто, "возможно, на каком-то этапе восхождения к той вершине погода неблагоприятная, которая препятствует и так далее",— но немного позже соглашение об ассоциации с ЕС, подписать которое планировалось 29 ноября в Вильнюсе, все-таки будет подписано.

В реальности ситуация, конечно, была не столь однозначной: это у Украины, если она хочет жить по европейским стандартам, нет других альтернатив, а у ее президента запасной вариант всегда найдется: реформы можно не проводить, а для интеграции выбрать других партнеров. Правда, эти другие партнеры весь год упражнялись, вводя против Украины торговые санкции: то отменяя квоты на беспошлинную поставку труб, то запрещая конфеты, то вообще приостанавливая импорт, но, учитывая "погодные условия", это уже не имело значения.

Золотовалютные резервы сокращались (сентябрь 2013-го к сентябрю 2012-го — минус 26%). Долги, включая долг перед "Газпромом", росли. Ущерб от санкций увеличивался: по словам вице-премьера Украины Юрия Бойко, с августа по ноябрь он составил 30-40 млрд гривен (120-160 млрд руб.), и Украина "не получила сигнала от европартнеров о том, что эти потери будут компенсированы". И, главное, в России Януковичу ясно дали понять, что все может стать еще хуже. Расширение санкций означало дефолт страны, остановку предприятий, ориентированных на российский рынок, социальный взрыв — и потерю власти самим Януковичем.

Поэтому собравшийся уже 21 ноября "Евромайдан" не мог повлиять на решение президента Украины. Своим дальнейшим существованием он также обязан исключительно Януковичу. И когда 1 декабря в центре Киева собрались 0,5-1 млн человек, это случилось только потому, что 30 ноября Майдан попытались "зачистить", избивая демонстрантов. Каждая последующая попытка силового разгона лишь подливала масла в огонь, но украинские власти сменили тактику на менее провокативную, только когда на горизонте появились явные признаки российских $15 млрд.

Окончательно силуэт этого "пряника" оформился 17 декабря. Помимо покупки украинских евробондов договоренности включают снижение цены на газ на 30%, до $268,5 за 1 тыс. кубометров (при устном намерении Украины адекватно увеличить объемы закупок) и меры поддержки по возобновлению серийного производства самолетов Ан-124, что, по словам премьера Украины Николая Азарова, обещает выручку в $12,89 млрд (он не уточнил, впрочем, в какие сроки). Кроме того, стороны разработали план, как урегулировать в ближайшей перспективе ограничения во взаимной торговле: Россия пустит на свой рынок украинские трубы и карамель, а Украина, в свою очередь, должна снять ограничения на российские автомобили и коксующийся уголь.

На угле экономические выгоды РФ заканчиваются — начинаются убытки. Уверенности в том, что России вернутся $15 млрд, которые будут взяты из Фонда национального благосостояния (ФНБ, предназначенного для покрытия дефицита Пенсионного фонда), нет ни малейшей. Однако остаются политические бонусы: уже подписанное соглашение о строительстве транспортного перехода через Керченский пролив, что соединит Крым с Кубанью, и пусть пока только обещанная, серия соглашений по Черноморскому флоту. Конечно, все уже привыкли, что Янукович не всегда выполняет обещания, но Москва ему и не верит. Ходят слухи, цена на российский газ по новому соглашению будет утверждаться ежеквартально. Да и в ФНБ деньги еще есть.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение