Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ   |  купить фото

"Вокруг дорогих кредитов формируется социально опасная ситуация"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

Зампред ЦБ Михаил Сухов о потребкредитовании глазами регулятора


— Норма об ограничении ставок по розничным кредитам в законопроекте о потребкредитовании допускает 30% отклонения от среднерыночных ставок. Почему не 50% или не 10%?

— Базовая идея: ограничение должно быть рыночным, то есть сохранять пространство для конкуренции. Это к вопросу "почему не 10%". Некоторые банкиры предлагали установить максимально возможное отклонение на уровне 50%. Но, на наш взгляд, такое регулирование в силу излишней мягкости теряет смысл. 30% — комфортная цифра.

— По законопроекту, отклонение в 30% — самый либеральный вариант из возможных...

— Действительно, законопроект предполагает возможность для ЦБ варьировать жесткость ограничений ставок по разным типам банковских кредитов. Большая жесткость целесообразна по продуктам, значение средней ставки по которым достаточно высоко,— от 50% до 60% годовых. Или по отдельным продуктам микрофинансовых организаций (МФО.— "Ъ"), ставки по которым бывают и трехзначными.

— Но даже при установлении максимально жесткого нулевого отклонения от среднерыночной ставки по займам МФО ставки так трехзначными и останутся. Зачем, если уж мы решаем проблему закредитованности, пошли на уступки МФО и разрешили рассчитывать среднюю ставку и допустимые отклонения от нее отдельно от банков?

— Есть позиция, что МФО могут предоставлять займы категориям заемщиков, неприемлемых для банков, и общий подход к ним и к банкам был бы неправильным, что и нашло отражение в законопроекте. Но это не означает, что все МФО будут поставлены по сравнению с банками в особые условия. Если микрофинансовая организация предоставляет продукты, аналогичные банковским, правила игры могут быть общими.

— Сколько всего типов кредитных продуктов ЦБ будет охранять от ростовщических ставок?

— Цифра — 10 плюс минус 3-4. Это разные виды необеспеченного потребительского кредитования: наличными, карты, кредиты на покупку товаров в торговых сетях плюс разбивка внутри этих групп. Например, по карточным кредитам — в зависимости от кредитных лимитов. Очевидно, что при лимите 50 тыс. руб.— уровень ставок один, 150-200 тыс. руб.— другой. Детали нам еще предстоит определить.

— Ситуация в необеспеченном потребкредитовании требует немедленного реагирования? Поправки подготовлены и согласованы всего за несколько месяцев...

— Вопрос охлаждения рынка потребкредитования обсуждается уже давно. Беспокойство вызывает то, что вокруг дорогих кредитов формируется социально опасная ситуация. Заемщики, набравшие кредитов в разных банках, все время перекредитовываются, и рано или поздно возникнет проблема с возвратом этих долгов, а ведь за заемщиками стоят их семьи. Кроме того, используемые потребительскими банками модели предполагают определенную норму невозврата, компенсируемую высокими ставками. Это, с одной стороны, способствует росту ставок, а с другой — ослабляет дисциплину заемщиков. В случае ухудшения макроэкономической ситуации люди, которые раньше платили, но потом, допустим, потеряли работу, посмотрят на соседей, которым за невозврат кредита ничего не было, и поступят так же. Рост невозвратов может привести к более агрессивному взысканию банками плохих долгов и вызвать еще более серьезные социальные последствия вплоть до конфликта банков и общества.

— Нормативного регулирования проблемы оказалось мало?

— При определенном аппетите банка к риску и высокой рентабельности проекта это не удержит собственников банков от продолжения кредитования по высоким ставкам. Пока проблемы с ухудшением качества активов скрыты, и потребкредитование еще какое-то время может быть эффективно. Если владельцев банков устраивает рентабельность бизнеса в 40%, те, у которых есть средства, увеличат просевший из-за ужесточения регулирования капитал. Поэтому кредитование по высоким ставкам, пусть меньшим количеством игроков и в меньших масштабах, продолжится. Проблему закредитованности мерами регулирования рисков банков можно решить лишь частично.

— А законодательным ограничением — полностью? Что будет с банком, отклонившимся от "линии партии" больше, чем нужно?

— Его ждут стандартные санкции по ст. 74 закона "О Центральном банке" за нарушение законодательства и нормативных актов Банка России. Не отзыв лицензии, конечно, но предписания, штрафы, ограничения, запреты, требование о замене руководителей и прочее.

— И когда?

— Проект о потребкредитовании еще надо принять. Обсуждается временной лаг для введения этой нормы — полгода-год. Решение пока не принято.

— От законодательного ограничения кредитной нагрузки на граждан (так называемого DTI, Debt To Income) — отказались? Это может работать вместе с ограничением ставки?

--Теоретически DTI — более правильный путь, это более адресный подход к экономической ситуации. Ограничение процентных ставок — подход более поверхностный, но более простой и четкий. Поэтому с точки зрения практического внедрения у нас в российских реалиях он эффективнее и быстрее сможет достичь результата. Вопрос c DTI остается открытым, но не уверен, что идею удастся реализовать в рамках этого законопроекта. Сначала нужно отработать систему сбора детальной информации и о доходах, и о долговой нагрузке. А это сопряжено с вопросами налоговой тайны, передачи персональных данных, обязательностью предоставления информации о выданных кредитах и займах в бюро кредитных историй, то есть с реализацией довольно сложных конструкций. Кроме того, консенсуса в отношении данных мер не имеется.

— Любое ограничение можно обойти. Вы не сможете контролировать всех, кто выдает займы: это по Гражданскому кодексу может делать любое ООО...

— Ограничение ставок — административная мера и, больше того, элемент ценового регулирования. И то и другое чревато поиском участниками рынка методов обхода. Такие возможности в конце концов может дать сама методика расчета средних ставок и отклонений от них. Пока в качестве типичной мы такой деятельности не видим, увидим — решим, как действовать. В конце концов мы вводим систему консолидированного надзора за банками. Если вдруг кто-то решит использовать смежный бизнес по кредитованию под высокие ставки, у нас будут возможности это установить и отреагировать соответствующим образом.

Интервью взяла Светлана Дементьева


Комментарии
Профиль пользователя