Коротко

Новости

Подробно

Фото: Даниил Иванов / Коммерсантъ

Владислав Баумгертнер разменял однушку на трешку

Гендиректор "Уралкалия" отпущен из камеры СИЗО под домашний арест в чужую трехкомнатную квартиру

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

В ночь на четверг генеральный директор "Уралкалия" Владислав Баумгертнер неожиданно был освобожден из следственного изолятора КГБ Белоруссии, где содержался ровно месяц. Под конвоем оперативников он перевезен в трехкомнатную квартиру на окраине Минска, где теперь по решению минской прокуратуры будет содержаться под домашним арестом. Матери господина Баумгертнера разрешено находиться вместе с ним. За бизнесменом круглосуточно наблюдают четыре сотрудника белорусского КГБ.


Как рассказали "Ъ" представители защиты Владислава Баумгертнера, примерно в 23:30 в среду одному из его белорусских адвокатов позвонил следователь. Он попросил защитника незамедлительно подъехать к зданию КГБ республики, где в течение последнего месяца содержался гендиректор "Уралкалия". Прибывшему адвокату следователь сообщил, что его клиент вскоре будет освобожден, так как минской прокуратурой принято решение об изменении ему меры пресечении на домашний арест. На вопрос, где будет содержаться гендиректор "Уралкалия", у которого нет своего жилья в Минске, следователь ответил, что этот вопрос "уже решен" и что после подписания документов адвокату нужно "просто выполнять указания оперативников". Следователь не стал возражать против пожелания защиты, чтобы вместе с господином Баумгертнером в квартире проживала его мать, которая как раз накануне прилетела в Минск на свидание с сыном.

Вышедшего вскоре из СИЗО гендиректора "Уралкалия" сопровождавшие его чекисты посадили в машину и предложили адвокату на собственном автомобиле ехать следом. Попетляв некоторое время по Минску, машина с господином Баумгертнером наконец остановилась у жилого дома. Когда арестант и сопровождающие поднялись в трехкомнатную квартиру, там их ждал риэлтор с договором об аренде жилья. После того как бумаги были подписаны, а аренда жилья оплачена, риэлтор ушел.

Адвокаты, ссылаясь на договоренность со следствием, категорически отказываются называть адрес, по которому содержится подследственный, а также рассказывать об условиях его содержания. Впрочем, по данным "Ъ", все необходимые бытовые приборы — холодильник, телевизор, стиральная машина и т. д.— в квартире имеются.

Стоит отметить, что домашний арест для иностранного гражданина — уникальный для белорусского судопроизводства случай. Также белорусский адвокат бизнесмена Дмитрий Горячко отметил, что электронных браслетов, предусмотренных законодательством страны, на господина Баумгертнера не надевали. "У нас предпочитают визуальный контроль",— сказал защитник. В квартире, где содержится бизнесмен, неотлучно дежурят по четыре оперативника. Они внимательно следят за каждым шагом арестанта и даже подходят вместе с ним к окну, когда тому хочется посмотреть на улицу.

Как рассказала "Ъ" белорусская оппозиционная журналистка Ирина Халип, которая провела под домашним арестом пять месяцев, условия ее содержания были аналогичны тем, в которых находится российский бизнесмен: выход из квартиры запрещен, пакеты с продуктами, которые привозили ее родители, разбирались и тщательно проверялись. "У меня также не было браслета,— вспоминает оппозиционерка,— вместо него в квартире находилось по два офицера КГБ, которые дежурили посменно".

Согласно ст. 125 УПК Белоруссии, решение о домашнем аресте принимается прокурором или его заместителем. Эта мера пресечения, согласно закону, подразумевает запрет покидать жилище, пользоваться телефоном, отправлять и получать корреспонденцию, в том числе и по электронной почте, а также общаться "с определенными лицами". Кроме того, арестованный обязан отвечать "на контрольные телефонные звонки или иные сигналы контроля".

Как отметил "Ъ" пресс-секретарь следственного комитета Белоруссии Павел Траулько, избрание новой меры пресечения связано с тем, что "были завершены все неотложные следственные действия в отношении обвиняемого". При этом представитель следственного комитета подчеркнул, "ни о каком прекращении уголовного преследования речь не идет", так как следствием собраны "обширные доказательства вины Баумгертнера". Напомним, что Владислав Баумгертнер 26 августа был арестован минским судом на два месяца.

Сейчас, по мнению опрошенных "Ъ" юристов, ситуация может развиваться по двум сценариям, Первый, жесткий вариант может быть аналогичен тому, что уже использовался в отношении американского юриста Марка Зельцера, который представлял интересы Бориса Березовского в разбирательствах с наследством Бадри Патаркацишвили. Юрист был арестован в Минске в августе 2008 года по обвинению в коммерческом шпионаже, приговорен к трем годам заключения, после чего помилован.

По второму возможному варианту Белоруссия может экстрадировать арестованного в Россию в рамках Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях, заключенной странами СНГ в 1993 году. На этом, кстати, настаивает российская сторона. Если Минск согласится на этот вариант, то передача произойдет в рамках ст. 73 конвенции ("Поручение об осуществлении уголовного преследования").

Эксперты отмечают, что второй вариант изначально был более вероятен. В частности, скорое освобождение бизнесмена из СИЗО ранее предсказывал известный адвокат Александр Добровинский, хорошо знакомый с развитием бизнес-ситуации вокруг "Уралкалия". Теперь после недавнего обсуждения сложившейся ситуации Владимиром Путиным и Александром Лукашенко, а также встречи генпрокуроров обеих стран второй вариант дальнейшего уголовного разбирательства выглядит почти неизбежным: в соответствии с Минской конвенцией, документы об экстрадиции как раз и должны подписывать главы надзорных ведомств. Наконец, в пользу скорого достижения договоренности между правоохранителями двух стран говорит и то обстоятельство, что фигуранты возбужденного в Белоруссии уголовного дела так и не появились в разыскной базе Интерпола.

Владислав Трифонов; Владислав Каган, Минск


Комментарии
Профиль пользователя