ДЕД И СЕГОДНЯ БЫЛ БЫ ЛУЧШИМ…

18-летний внук Льва Яшина, вратарь-дублер московского «Динамо», — о русском футболе, нападающих и защитниках, вратарском искусстве и своем великом деде

ДЕД И СЕГОДНЯ БЫЛ БЫ ЛУЧШИМ...

К моему удивлению, мы встречаемся в метро. И хотя никогда до этого не видели друг друга, я узнаю его сразу. Как, впрочем, и многие на улице, кто встречает его даже без опознавательного знака — без бело-голубого динамовского шарфа, обмотанного вокруг шеи. Яшин.

Затем дешевая пиццерия.

Василий ФРОЛОВ — милый молодой человек, невероятно похожий на своего деда. Приветливый, мягкий, чуть застенчивый голубоглазый блондин. Он начисто лишен ядовитого высокомерия, так свойственного отпрыскам именитых родителей. Он читает Стогоffа и Пелевина. Ходит на концерты IFK, ездит в метро и ищет девушку, с которой можно просто поговорить.

Собственные успехи в футболе оценивает весьма скромно. На поле не любит ссор, конфликтных ситуаций. Товарищи по команде говорят о нем, что острые спорные моменты он сглаживает в чисто яшинской манере. С улыбкой, дружеским участием и легким похлопыванием по спине.

— Почему решил заняться футболом, по стопам деда пошел?

— Нет, просто стечение обстоятельств. Ближайшая секция к дому оказалась футбольной. Туда меня мама и отвела, чтоб на улице не болтался. Начинал я в «Торпедо», чтоб ездить недалеко. Может, до сих пор бы там и играл, но начался конфликт с руководством. С тренером характерами не сошлись. Возраст еще у меня такой трудный был. Переходный. Вот и перешел в «Динамо». Первые полгода у меня как-то не складывалось, а потом ничего, нормально пошло.

— А вратарем сам решил стать?

Василий Фролов — тоже динамовец, тоже вратарь, внук Льва Яшина. Он помнит деда смутно — в 1990-м, когда из жизни ушел самый великий вратарь ХХ века, ему было всего четыре года

— За меня решили. У нас в «Торпедо» вратарь очень сильно заболел и не мог больше спортом заниматься. Ну а наш тренер подумал-подумал, кого поставить, а потом сказал: «Ты, Вася, — внук Яшина, вот и постой». А я еще маленький был. Мало чего понимал. Поставили — и ладно. А потом уже с возрастом менять было трудно: вырабатываются навыки. Вот так и воспитали вратарем.

— Когда твой великий дед начинал играть, он был вторым номером у тогдашнего вратаря послевоенного «Динамо» Алексея Хомича. Многое у него перенимал и считал его своим учителем. А у тебя есть пример для подражания?

— Были, конечно, вратари, которые делились опытом, но вот такой... человечной, что ли, школы, не было.

— Начало спортивной карьеры Яшина было не совсем удачным. Гол от вратаря. Столкновение с собственным защитником, и опять же гол. А как у тебя?

— Такого, чтобы получить гол от вратаря, пока не было и, надеюсь, не будет. Но я тоже, бывало, проваливал матчи. Мячи забивали такие, которые мог бы взять. Как-то гол на последней минуте пропустил. Все вратари ошибаются. Вот и дед мой говорил, что вратарь должен терзать себя за пропущенный гол.

— У Яшина был период, когда он с горя уходил играть в хоккей, — его выживали из команды. А у тебя такого не было?

— Даже если бы и захотел, то не смог бы. Тогда другое время было, в футбол и хоккей могли играть одни и те же люди. Мне кажется, что сегодня такого не может быть в принципе. Да и не даст никто.

Грубо говоря, ведь тогда не было такой профессии — футболист. Это не была работа. Хобби, увлечение, призвание — назовите, как хотите, но только не работа. Сейчас же футбол — это такая же профессия, как, скажем, слесарь или инженер. В то время были любители, сейчас же это профессиональные игроки. Я больше десяти лет играю, и футбол уже стал частью моей жизни. Это как встать с утра, зубы почистить, позавтракать — такое же обычное дело. Даже не представляю, чем я могу на сегодняшний день еще заниматься, помимо футбола.

— А как родственника Яшина тебя не донимали?

— О да, особенно в детстве. Постоянные сравнения: Яшин бы не так сыграл, Яшин бы не то сделал. Но потом как-то само собой прекратилось. Повзрослели все, стали понимать. Слава богу, последние лет пять никто меня уже не трогает.

— Деда помнишь?

— Ну что можно в четырехлетнем возрасте запомнить? Так... смутно. Дедушка и есть дедушка. В основном, конечно, я знаю его по фотографиям, воспоминаниям мамы, бабушки. Обидно, что практически ничего от него дома не осталось. Все в музеях. Только бутсы и форма.

— Примерял?

— Да, пока велики.

— Какими качествами должен обладать современный голкипер?

— Он должен очень четко предвидеть ситуацию. Для современного вратаря это очень важно. Намного важнее, чем взять сложный мяч. Обороной руководить.

— А что был за случай с «Кельном»? Ты тогда еще пять «мертвых» мячей из немецких ворот вытащил?

— У нас в то время сборы были. Играли мы с молодежной командой «Кельна». И вдруг у них вратарь ломается. Ну мне и говорит мой руководитель: Вася, мол постой за немцев. Я и сыграл. Причем действительно неплохо. Может, так и закончили бы встречу вничью, если бы меня их защитники понимали. Я им пытался жестами объяснить... В итоге 0:1 — я и немцы проиграли. Потом мне передавали, что руководство команды интересовалось, кто я такой. Вроде бы даже хотели пригласить играть за них. Но я ничего не знал, а тренеры этот вопрос сами решили. Так что с «Кельном» пока не вышло.

— Кто из вратарей тебе нравится?

— Канисарес у испанцев, итальянский вратарь Буффон. У французов Бартез, правда, сейчас он как-то сник. Вообще хорошего голкипера сразу видно — он следит за игрой, читает ее. А из наших — Овчинников, может быть. Хотя, честно говоря, своей манерой игры он мне не очень нравится. Вот Акинфеев из ЦСКА — хороший вратарь. Как-то давно мы с ним на сборах столкнулись. Жили даже в одной комнате. И тогда еще было понятно, что он и человек хороший, и вратарь из него хороший выйдет.

— А как ты оцениваешь игру своего динамовского вратаря?

— Максима Левицкого? Он, безусловно, выручил нашу команду. Я считаю, если б не он, мы бы вообще могли не попасть в Премьер-лигу. Еще у нас играет Жидрунас, так вот он, мне кажется, один из самых перспективных российских вратарей.

— Сегодняшний футбол и футбол яшинский — что изменилось?

— Он стал более атлетичным, быстрым. Появились схемы, подробные игровые планы. Очень большое внимание уделяется стратегии. И это сразу видно. Отыграли первый тайм в одной манере, а второй играют совсем по-другому. Все постоянно перестраивается, перекраивается. Мне кажется, что тот футбол был более простым, прозрачным. Была одна цель — победить. В крайнем случае не проиграть. Сейчас же игроки часто гнут общую линию, а она бывает не совсем удачна. Да и посмотрите, как возвысились тренеры. Футбол стал напоминать шахматы, где играют два человека, а не команда с командой.

— Если бы дед играл сейчас, стал бы он лучшим вратарем?

 

Команды такого уровня, как во времена деда, просто нет. Я смотрю, как играет Россия, и не вижу, чтобы в ближайшем будущем она смогла сделать то, что делала тогда. За второе место на чемпионате Европы тренера снимали. За второе место! Все очень поменялось...



— Безусловно, ему было бы гораздо тяжелее это сделать. Но мне кажется, он добился бы этого. В принципе ведь он уже тогда делал все то, что делает сегодняшний хороший вратарь. Плюс у него был опыт. Опыт, который он еще в те времена приобрел, и безумное желание учиться. Учиться на ошибках. Как собственных, так и других. А еще мне кажется, он взял бы тем, что его очень трудно было сломать, выбить из колеи, как многих теперешних голкиперов.

— Можно ли перебить рекорд Яшина-вратаря — Олимпиада, Кубок Европы, сборная мира, «Золотой мяч» — лучшего игрока континента?

— А не перебьешь. Футбол — это командная игра. Команды такого уровня, как во времена деда, просто нет. Я смотрю, как играет Россия, и не вижу, чтобы в ближайшем будущем она смогла сделать то, что делала тогда. Ведь на чемпионате мира было величайшим провалом, когда мы заняли четвертое место. Сейчас же четвертое место — недостижимый идеал. На чемпионате Европы, по-моему, и задача-то максимальная была — из группы выйти, и то не смогли. А ведь за второе место на чемпионате Европы тренера снимали. За второе место! Все очень сильно поменялось. Задачи, которые тогда стояли перед какой-нибудь командой Чили, теперь стоят у нас. А у них наоборот.

А насчет перебить, то это вряд ли. Вот если Овчинникова поставить вратарем у сборной Бразилии, то, может, тогда бы у него получилось.

— Во времена Яшина играть за «Динамо» было мечтой любого футболиста. Изменилось ли это отношение?

— Сейчас первое требование футболиста от клуба — деньги, а потом уже все остальное. Даже и на уровне сборной это видно. Нет патриотизма. К игре в сборной многие относятся как к обязаловке. Отбыть и уехать. Тем более, что в российских клубах слишком много легионеров. Какой у них может быть патриотизм, когда игру в России они расценивают как какой-то переходный этап своей карьеры. И в то же время посмотрите, сколько наших играет там. Раз, два и обчелся.

— Тебе восемнадцать — и ты еще в дубле. А между тем твои ровесники уже вовсю играют в Премьер-лиге. Не обидно?

— Вратарей моего возраста практически нет. Акинфеев только. Посмотрите, что за ситуация с защитниками... Ведь предпочитают сразу покупать иностранцев, чтобы показать результат. В «Динамо» один Точилин русский. В «Спартаке», по-моему, ни одного. А их воспитывать надо. Ведь нападающий — это игрок момента, а защитники и вратарь держат на себе всю игру. Даже распределение ответственности между нападающими и защитниками разное. Ну не забил нападающий мяча — не было момента. Поругают, и ладно. А защитники и вратарь в любом случае в ответе. Поэтому пока нужно набраться опыта.

— А как относишься к тому, чтобы тренер был иностранцем?

— Я считаю, что особой разницы нет. Не хватает у нас специалистов, которые могут нормально работать со сборной, поэтому пока придется брать со стороны.

— Это ты на Ярцева намекаешь?

— Ярцев как тактик, может, и хорош, но человек сложный... Я ведь не говорю, что он плохой тренер. Но человек он, как мне кажется, с характером и довольно эмоциональный. И дело даже не в том, что он не может найти общего языка с командой. Может. Но поймите: не должен так вести себя тренер сборной. Взять хотя бы пример, когда после матча он встает и начинает кричать, что все, мол, ухожу. Не может сдержать эмоций.

Когда появится нормальное руководство, тогда и клубы начнут играть. Не тренер, а руководство. За примером далеко ходить не надо. Появился у ЦСКА Гинер — и смотрите, как за два года ЦСКА поднял. Потому что человек не деньги хочет получить, а команду, играющую на уровне. Прибыль, конечно, он все равно получит, но за счет не каких-то махинаций, а игры.

Александр ШУМСКИЙ

В материале использованы фотографии: ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА, Сергея ИСАКОВА

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...