Коротко

Новости

Подробно

ГРАЖДАНИН МИРА

ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО!..

Журнал "Огонёк" от , стр. 6

Оптимизм — это не слепая вера, а вера в труд и разум


Частная жизнь

ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО!..

Асадова

Прошлое для нас всегда светло. Тем более когда настоящее слишком резко отличается от него. Человек ценен прошлым, и забывать его нельзя. Но прошлое не должно становиться целью. Оно - лишь средство для того, чтобы выжить в настоящем и определиться в будущем. Так говорили мои азербайджанские собеседники, когда я спрашивала их об отношении общества к поколению людей, жизнь которых состоялась в советском Азербайджане. Как и в любой из бывших республик Советского Союза, есть здесь люди, в ностальгии по прошлому не желающие перемен. Но не они определяют будущее страны. И дело не в их возрасте и опыте, а в жизненной позиции. Кызбес-ханум Асадова, отметившая в начале мая 80-летний юбилей, с оптимизмом смотрит в будущее, хотя прошлым своим гордится. Это ее судьба.

"Это был очень трудный и хороший путь, - рассказывает Кызбес-ханум. - Я всю жизнь трудилась и добилась чего хотела.

Родители мои - крестьяне-бедняки. Отец родом из Шуши, мама - из Лачина. В 1918 году отца убили. Осталось нас пятеро детей, мне второй год пошел. Мама работала у чужих, пока мы поднимались.

Пошла я в школу. Может, это нескромно говорить, способной оказалась, в третьем и пятом классах не училась - переводили в старшие. Но жилось нам не легче, и устроилась я курьером в нарсуд - после школы бумаги разносила. Закончила школу и отправилась в Баку - поступать в медицинский техникум. С детства белый халат любила. Однажды у нас в районе была эпидемия, и приехали в фургоне люди в белых халатах. Они направлялись в село, где была черная оспа. Я к ним пристала: возьмите меня с собой, помогать буду. Но какая я для них была помощница? Совсем еще девчонка. Конечно, не взяли. С тех пор я только и мечтала, чтобы стать, как те люди, врачом, людям помогать.

Получила диплом и возглавила в родном краю крупную, только что отстроенную больницу. А в 1937 году арестовали мужа сестры. "Враг народа" - был приговор. Позже, в 1953 году, его реабилитировали. Но нам тогда невозможно было оставаться в родных местах: и сестру, и меня стали преследовать, работать не давали. Невмоготу стало, и отправились мы в Баку. Там, где ей предложили работу, не было места для меня. А разъезжаться нам никак нельзя было: у сестры осталось пятеро детей, мал мала меньше, как бы она справилась без мамы да без меня? И поехали мы в Гусарский район, где и мне работа нашлась, и сестре. А через год она попала в аварию. И остались у нас с мамой на руках пятеро ребятишек, самой старшей седьмой год пошел. Так стала я в 22 года многодетной мамой. Молодая была, в силах своих уверенная: сама всех выращу, всех воспитаю, сама всем образование дам. И вырастила, и выучила. У Васифа Абасова два высших образования, он геолог и экономист, Самая и Тельман - врачи, Абульфат - художник, Комраз - энергетик. Все мои труды на них положены, за всех могу теперь гордиться.

А еще есть у меня своя дочь и трое внучат. Дочь - музыкант, и две ее девочки тоже музыканты. Я радуюсь их успехам. В кого этот талант? Может, и в бабушку. Я смолоду, училась когда, хоть и работала по вечерам, успевала еще и музыкой заниматься. Все пять институтских лет играла в оркестре Сеида Рустамова.

Так вот, и детей растила, и музыкой занималась, и на работу рвалась. Тянуло туда, где, знала, особенно нужны врачи. Все перед глазами стояли люди в белых халатах из моего детства, которых долг заставлял ехать в село, где свирепствовала черная оспа... В республике перед войной много новостроек было. Врачей не хватало. Вызвалась я ехать на одну из новостроек. Назначили меня начальником 1-го лечебного участка каналостроителей... А закончилось строительство, меня выдвинули в аппарат наркомздрава, руководила я детским сектором.

А как война началась, добровольно пошла в армию. Руководила лечебной частью Бакинского эвакогоспиталя. Сутками мы не спали, принимали раненых, оперировали, лечили, жизни спасали... Со многими из фронтовиков я потом переписывалась. Но время берет свое, уходят ветераны из жизни, обрываются связи... Вот и в прошлом году получила печальную весточку с Украины. Помню, привезли к нам комиссара дивизии - и сразу на операционный стол. Ранения были тяжелые, пришлось ампутировать ноги: только этой ценой удалось спасти ему жизнь. Помню, как день рождения его у нас в госпитале отмечали, жена его к нам тогда приезжала. С тех пор мы и переписывались. Но вот и его не стало...

Стала я главным врачом 3-й городской поликлиники. Так вот с тех послевоенных пор и до сего дня остаюсь там главным врачом...

Бывает ли свободное время?.. Только после одиннадцати вечера. А так все время занята. В поликлинике работа налажена, но я занята еще одним делом: с 1982 года я председатель совета ветеранов войны. Трудно сейчас всем, а ветеранам особенно. И мы стараемся помочь им. С молодежью встречаемся, беседуем. Им тоже непросто нынче. Сложное время, растеряться в жизни легко. А совет старших, бывает, приободрит, поможет разобраться...

Да, жизнь переменилась. Многое нам пришлось пережить за последние годы. Но теперь я верю: все будет хорошо, верю, что война завершится, что карабахский конфликт будет разрешен по справедливости, вернутся домой беженцы и что случится это, дай бог, без крови..."

Записала Ирада МАМЕДОВА

Лютфи-заде: "Я сформирован несколькими культурами и народами"

Лютфи-заде в Баку

Мир, в котором мы живем, не черно-белый, а цветной. Почему же тогда у нас лишь две возможности ответа на вопрос, истинно какое-нибудь высказывание, - либо "да", либо "нет"? Третьего якобы не дано. А почему не дано?

В этом году исполняется 75 лет Лютфи-заде, известному во всем мире ученому, который не только задумался над этим вопросом, но и нашел нетривиальный ответ на него.

У него было острое желание поиграть с самим собой: запечатать в конверт все свои предсказания и через 30 лет удостовериться в их правильности. Слава богу, это искушение удалось перебороть, и в 1965 году он опубликовал статью, с которой началось развитие так называемой теории нечетких множеств - "Fuzzy Logic". Спустя годы, комментируя значение этой статьи, он признается: я не ожидал, что это станет общемировым феноменом...

...Вы можете за всю свою жизнь ничего не услышать ни о Лютфи-заде, ни о теории нечетких множеств, но если в вашем доме есть хотя бы один из современных приборов, то этот ученый и его идеи постоянно и незримо присутствуют рядом с вами.

Если вы купили кондиционер фирмы "Хитачи" или "Шарп", знайте, что именно благодаря этой теории обеспечиваются уровни колебаний температуры. Если эти же фирмы продали вам микроволновую печь, то именно применение нечетких множеств обеспечивает вам правильную стратегию приготовления пищи. Сталкиваетесь ли вы с копировальной машиной "Канон", сушилкой или посудомоечной машиной "Мацусита", стиральными машинами "Даеву" или "Самсунг", с телевизорами или компьютерами "Сони" - всей этой технике в определенной степени дала жизнь теория нечетких множеств Лютфи-заде.

Всегда интересно знать особенности личности, внесшей не просто крупный вклад в развитие науки, а коренным образом преобразовавшей традиционные представления. В связи с Лютфи-заде это интересно вдвойне из-за чрезвычайно необычной биографии.

Лютфи-заде, или, как он чаще подписывается, Л. Заде, родился в Баку в 1921 году. Отец его, азербайджанец, был журналистом, мать, русская, - физиком. До 12 лет он имел практику общения на четырех языках - азербайджанском, русском, английском и персидском - и пользовался тремя различными алфавитами: кириллицей, латинским, арабским. Когда ученого спрашивают, что общего между теорией нечетких множеств и лингвистикой, он не отрицает этой связи, но уточняет: "Я не уверен, что изучение этих языков оказало большое влияние на мое мышление. Если это и имело место, то разве что подсознательно".

"...После того как мы покинули Азербайджан, - рассказывает он, - еще в раннем моем детстве, я посещал Альборз Колледж, пресвитерианскую миссионерскую школу в Тегеране. Каждое утро мы должны были идти в церковь, что решительно отличалось от опыта, который я имел в атеистической советской школе. Благодаря этому я научился быть терпимым ко множеству различных точек зрения - советскому атеизму, протестантизму, мусульманскому фундаментализму... В то же время я допускаю, что приобретал нечто от раннего воздействия всех этих культур".

Во время второй мировой войны Заде направляется в США и получает ученую степень в Массачусетском технологическом институте в 1946 году и степень доктора в Колумбии в 1949-м. Здесь он начинает изучать системную теорию. А с 1959 года преподает в Беркли.

"Вопрос не в том, являюсь ли я американцем, русским, азербайджанцем или кем-то еще, - сказал он в одной из бесед, - я сформирован всеми этими культурами и народами и чувствую себя достаточно комфортабельно среди каждого из них". В этих словах есть нечто родственное тому, что характеризует теорию нечетких множеств, они подтверждают, что и в жизни ученый избегает резких категорий.

И тем не менее, хотя бы в беседах с журналистами, ученый пытается найти ответ на вопрос, какое влияние оказали на него Россия и Азербайджан: "От русских я приобрел великое уважение к книгам - обширным основам знания. В детстве я много читал - Достоевского, Чехова, Толстого". А азербайджанская кровь, по его мнению, дала ему упорство и стойкость: "Не бояться никаких запутанностей и противоречий в споре, и вообще не бояться спора. Это очень много значит в тюркских традициях. Это также часть моего характера: я могу быть очень упрямым и неподатливым. И это, возможно, также повлияло на развитие теории нечетких множеств".

Заде не берется предсказывать, каким может быть дальнейшее применение его теории: подобно тому, как выросшие дети покидают отчий дом, его детище - теория нечетких множеств - развивается согласно тем непредсказуемым законам науки, которые делают завтра возможным то, что казалось немыслимым вчера.

Фатьма АБДУЛЛА-ЗАДЕ
Комментарии
Профиль пользователя