Как отразится на России война в Сирии?

Применение химического оружия в Сирии создало угрозу военного вмешательства в конфликт стран Запада. Лидеры и высшие чиновники США, Великобритании, Франции и Турции заявили, что за химической атакой стоит режим Башара Асада и это требует "пропорционального" ответа. Однако сирийские власти утверждают, что химическое оружие использовали повстанцы. Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил о спланированной провокации против властей Сирии.

Фото: REUTERS/Adrees Latif , Reuters

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, бывший министр экономики РФ:

— Мы не собираемся сражаться с Сирией, значит, ничего и не теряем. Но и не приобретаем. Я во многих вопросах наших руководителей не поддерживаю, но в данном случае у меня ощущение, что они действуют правильно: не надо поддерживать идею борьбы со светскими лидерами, не задумываясь, кто придет им на смену. С экономической точки зрения ситуация в Сирии на России практически не отразится. Мировые цены на нефть некоторое время будут держаться на приличном уровне. Сейчас нефть стоит порядка $107-110, и это достаточно высокая цена. Падение уже произошло, и цена не упала до уровня $60. Но при этом мировые цены на нефть уже не будут повышаться, как они повышались в последнее десятилетие. Так что здесь мы не проигрываем. Возможное снижение доходов от торговли оружием вряд ли стоит приписывать событиям на Ближнем Востоке. Во-первых, у нас разные рынки сбыта. Во-вторых, пора уже признаться, что мы теряем рынки из-за того, что не выдерживаем конкуренции хотя бы с тем же Китаем. У нас стагнация этого сектора промышленности.

Андрей Нечаев, президент банка "Российская финансовая корпорация", бывший министр экономики РФ:

— Если военные действия приобретут более широкий характер, будут вовлечены другие силы, то с точки зрения цен на нефть это будет способствовать их росту. Как минимум будет препятствовать их снижению. Что касается торговли оружием, скорее всего, на этом нынешний сирийский режим закончит свое существование, мы потеряем этого торгового партнера — на какое-то время точно. К российскому инвестиционному климату это все не имеет никакого отношения. Цена на нефть пойдет вверх, а для российского бюджета это в любом случае благо.

Дмитрий Сорокин, первый замдиректора Института экономики РАН:

— Военные действия в этом регионе должны повысить цены на нефть, и краткосрочный конъюнктурный выигрыш мы получим. Но куда важнее то, что неизбежно ухудшатся наши взаимоотношения с ведущими, в первую очередь европейскими, партнерами, которые явно поддержат военную операцию. А ухудшение межгосударственных отношений, в частности, может затормозить развитие серьезных совместных проектов. Я не думаю, что у нас есть экономические механизмы давления на наших европейских партнеров в плане их политических решений. Мы не всегда можем надавить даже на наших ближайших соседей, реализуя свои интересы, в том числе экономические.

Кирилл Янков, директор по экономической политике Центра стратегических разработок:

— На экономике нашей страны это никак не скажется. Сирия не главный добытчик нефти в регионе, поэтому существенного влияния на нефтяные цены война не окажет. А по потреблению наших вооружений Сирия не столь значительный партнер. Так что возможные небольшие потери от экспорта нашего оружия в Сирию будут компенсированы небольшим ростом цен на нефть.

Георгий Мирский, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН:

— Никак. Сирия сейчас нефти не производит. А мы сколько производили, столько и будем. Что будет России от того, что американцы собираются осуществить операцию в Сирии? Это не имеет к нам никакого отношения.

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики:

— Любая напряженность на Ближнем Востоке влечет за собой рост нефтяных котировок. Но я не думаю, что это изменит негативный тренд в российской экономике. Ведь рецессия, которую мы сейчас наблюдаем, связана с нежеланием бизнеса инвестировать, а Сирия здесь ни при чем. На позиции России в мировой экономике война и околовоенные разногласия с Европой и США вряд ли сильно скажутся, ведь с США у нас практически нет экономических взаимоотношений. А экономические отношения с Европой пока довольно примитивны: есть экспорт газа и нефти, от которого едва ли откажется Европа. Еще есть крупные европейские компании, которые едва ли уйдут из России сами или даже под давлением правительств. Так что война войной, а обед по расписанию.

Рубрику ведет Дмитрий Полонский

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...