Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

 Так работают профессионалы

В завалах живых уже не осталось

       Вчера спасатели закончили расчистку большей части завалов на месте взорванного дома #19 на улице Гурьянова в московских Печатниках. В руинах нашли 90 трупов. Только теперь к исследованию смогли приступить эксперты ФСБ, которые должны установить место закладки и тип бомбы. С подробностями — СЕРГЕЙ Ъ-ДЮПИН.
       
       Я несколько удивился, увидев на месте происшествия тех же спасателей, с которыми разговаривал вчера. Усталые, грязные, небритые, они, как оказалось, уже вторые сутки живут у взорванного дома. Рядом стоят импровизированные столы, где они обедают, армейские палатки, в которых спят, бесплатные телефоны, по которым звонят родственникам.
       — Я свою жену сразу предупредил,— говорит спасатель Володя.— Если там то же самое, что в Буйнакске, то раньше чем через двое суток не жди. Так и вышло.
       Володя держит на руках ворону: у нее сломаны крылья, а на спинке — запекшаяся кровь. В четверг кто-то из спасателей мазал птице раны зеленкой из аптечки, но вороне это, видимо, уже не поможет. Спасатель сажает ее на ветку, но птица не может удержаться, падает, прыгает по земле и забивается под обломок плиты. "Контуженная",— говорит Володя.
       По словам спасателей, теперь работать стало легче. Весь четверг они разгребали завал практически вручную: забравшись на гору бетонных плит, битого кирпича и металлоконструкций, цепляли на крюк крана крупные обломки и ждали, пока тот их выдернет из толщи. Вчера, когда гора стала поменьше, к ней смогли подобраться грейдеры и экскаваторы.
       — Ковш грейдера берет сразу по нескольку кубометров. А если среди обломков окажется труп? — спросил я у Володи.
       — Полностью исключено. Перед тем как пустить погрузчик, мы тщательно обследуем участок. Да и не копает он вглубь, а гребет лишь верхний слой толщиной сантиметров двадцать.
       К нам подошел начальник регионального центра МЧС России генерал-лейтенант Юрий Ковалев, который руководит спасателями. Генерал, конечно, не живет в палатке, но, как и все его подчиненные, выглядит усталым.
       — Юрий Павлович, за двое суток хоть одного живого вытащили?
       — Из завала — нет. B четверг вечером еще была надежда — кто-то из ребят достал из-под плит живую кошку. Как она там уцелела, не знаю. Может, плиты над ней сложились "домиком". Мы вроде воспрянули духом: кошка выжила, значит, могут и люди. Но надежды не оправдались: если кто-то и оказался между плит, то погиб от огня и дыма. Температура в завале очень высокая. Пожарные вылили туда уже тонны воды, но пламя то и дело вспыхивает. Поднимаем плиту, идет доступ воздуха, и снова приходится тушить.
       В разговор вступает еще один спасатель: "Там уже и тел-то не осталось. Одни фрагменты..."
       Труповозки стоят на газоне перед домом. Здесь же работают судмедэксперты. Молоденькие милиционеры, оцепившие импровизированный морг плотным кольцом, с непривычки дышат через платки. Прямо на траве лежат человеческие останки вперемешку с клочьями окровавленной материи и перьями. Санитар заворачивает их в желтую клеенку и несет к машине.
       За красную ленточку пропускают только для опознания. Проходят десятилетний мальчик с отцом. Ребенок зажимает нос и спрашивает: "Папа, что это такое?"
       — Тихо, Саша, это люди.
       — Почему же они в перьях?
       — Когда был взрыв, они спали в своих кроватях, и их придавило вместе с подушками. Это все, что от них осталось. Пошли отсюда, все равно никого не опознаем.
       — А медицина может опознать? — спрашиваю у эксперта.— Откуда берутся в сводках цифры погибших, если вам приносят одни фрагменты?
       — Пытаемся идентифицировать по зубам, татуировкам, шрамам и даже по обручальным кольцам. Но неопознанных все равно много...
       На месте взрыва появились люди в черных жилетках с крупными буквами "ФСБ" на спине. В четверг их не было.
       — А чему вы удивляетесь? — говорит один из них.— Вчера здесь был завал, делать нам тут было особенно нечего. Наша работа начинается, когда спасатели заканчивают свою.
       — Удалось ли определить эпицентр взрыва?
       — Предполагаем, что он находился на первом этаже. Плиты перекрытий между подвалом и этажом почти целые — если бы рвануло в подвале, то их разнесло бы. Говорить сейчас о мощности СВУ и его типе рано. Экспресс-анализ установил только, что для взрыва использовался гексоген.
       — Военные уже заявили, что взрывчатку наверняка привезли из "горячих точек".
       — Ерунда все это. В вашей же газете было написано, как солдат украл из подмосковного хранилища боеприпасов ВВС боеголовку с двадцатью килограммами такой взрывчатки. А вы говорите — "горячие точки"!
       — Может быть, этот взрыв связан с войной на Кавказе?
       — Мы работаем над этой версией. Во всяком случае, теракт в Печатниках похож на буйнакский. Определенно можно сказать лишь одно: в отличие от Манежа здесь работал профессионал.

Комментарии
Профиль пользователя