Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Мир домену твоему

Россия определилась с политикой информационной безопасности

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Как стало известно "Ъ", президент Владимир Путин подписал документ, определяющий политику России в сфере обеспечения международной информационной безопасности. Из него следует, что главные угрозы для себя Москва видит в использовании интернет-технологий в качестве "информационного оружия в военно-политических, террористических и преступных целях", а также для "вмешательства во внутренние дела государств". Противостоять этим угрозам РФ намерена вместе со своими союзниками по ШОС, ОДКБ и БРИКС.


Документ с длинным названием "Основы государственной политики РФ в области международной информационной безопасности на период до 2020 года" Владимир Путин, по сведениям "Ъ", подписал в конце минувшей недели. Разрабатывался он в Совбезе при участии профильных министерств, включая МИД, Минобороны, Минкомсвязь и Минюст. "Ъ" ознакомился с ключевыми положениями документа. В нем впервые сведены воедино ключевые инициативы РФ в сфере международной информационной безопасности (МИБ), что по замыслу его разработчиков должно способствовать как их продвижению в мире, так и улучшению межведомственного взаимодействия внутри России.

Знакомые с ходом подготовки "Основ" источники "Ъ" говорят, что документ отчасти задумывался как ответ на принятую в 2011 году США "Международную стратегию по действиям в киберпространстве". В ней США впервые приравняли акты компьютерных диверсий к традиционным военным действиям, оставив за собой право реагировать на них всеми средствами вплоть до применения ядерного оружия (см. "Ъ" от 1 июня 2011 года).

Российский "ответ" выглядит миролюбивее: как следует из текста, Москва намерена бороться с угрозами в сети не методами устрашения, а укреплением международного сотрудничества.

В документе выделены четыре основные угрозы для РФ в сфере МИБ. Первая — использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в качестве информационного оружия в военно-политических целях, для осуществления враждебных действий и актов агрессии. Вторая — применение ИКТ в террористических целях. Третья — киберпреступления, включая неправомерный доступ к компьютерной информации, создание и распространение вредоносных программ.

Эта триада является общепризнанной: она зафиксирована в документах ООН. Четвертая же угроза, обозначенная в документе, отражает чисто российский подход. Речь идет об использовании интернет-технологий для "вмешательства во внутренние дела государств", "нарушения общественного порядка", "разжигания вражды" и "пропаганды идей, подстрекающих к насилию". По словам собеседников "Ъ", обратить внимание на эту угрозу власти РФ заставили события "арабской весны", продемонстрировавшие потенциал интернета (прежде всего социальных сетей) для организации и координации антиправительственных акций.

Противостоять этим угрозам власти РФ намерены вместе со своими союзниками, прежде всего членами ШОС, ОДКБ и БРИКС. С их помощью Москва рассчитывает добиться реализации ряда ключевых своих инициатив: принятия в ООН Конвенции об обеспечении международной информационной безопасности (см. "Ъ" от 23 сентября 2011 года), выработки международно признанных правил поведения в киберпространстве, интернационализации системы управления интернетом (см. "Ъ" от 3 декабря 2012 года) и установления международного правового режима нераспространения информационного оружия.

До сих пор страны Запада выступали против инициатив РФ, полагая, что они направлены на усиление госконтроля над интернетом. Однако, как следует из "Основ", Россия по-прежнему предлагает сотрудничество всем — либо через диалог, либо путем выработки хотя бы минимальных мер доверия. Недавно президенты РФ и США заключили беспрецедентное соглашение, призванное не допустить перерастания киберинцидентов в межгосударственные конфликты (см. "Ъ" от 19 июня). Такие же соглашения РФ хотела бы заключить и с другими странами.

По словам эксперта "ПИР-Центра" Олега Демидова, неконфронтационный характер российской стратегии объясняется двумя причинами. "Во-первых, тем, что, несмотря на активную работу по созданию собственного киберкомандования, РФ в военно-технологическом плане отстает от США, которые соответствующую структуру создали еще в 2009 году,— пояснил он "Ъ".— А во-вторых, тем, что руководство РФ исходит из принципиально иной постановки вопроса: не отвечать силой на киберсилу, а достигать широких международных договоренностей, позволяющих ограничивать использование ИКТ во вред гражданам и государствам". По оценке эксперта, новый российский документ может преследовать "даже более далеко идущие цели, чем киберстратегия Белого дома": "Вопрос в том, насколько они реалистичны и достижимы".

В ближайшее время Совбез и профильные министерства должны представить президенту РФ конкретные предложения по реализации "Основ".

Елена Черненко


Комментарии
Профиль пользователя