Бизнес-план сотворения мира

Строить мировые цивилизации в чистом поле и раздаривать скульптуры можно, если за спиной торговый комплекс и сеть ресторанов. Как заработать, мечтая о мире во всем мире, корреспонденту "Денег" Анне Васильевой в течение дня объяснял создатель проекта "Этномир" Руслан Байрамов.

9:20

Единственную улицу в деревне Совьяки Калужской области, что примерно в 100 км от Москвы, неожиданно заполняют иномарки, которые дружно сворачивают возле указателя "Этномир". Через полчаса выяснится, что это не просто туристы, которые решили посмотреть, как в появившемся здесь пять лет назад этнопарке постепенно воссоздают атмосферу стран всего мира, используя дома с традиционными интерьерами, музеи и национальную кухню. Прибывшие — представители Министерства образования, МИД России, администрации Калужской области и даже Совета Европы, приглашенные на открытие международного молодежного лагеря "Диалог". Цель лагеря — как раз наладить диалог между самыми разными этническими группами, поэтому и место для проведения уже который год выбирают подходящее. Как, впрочем, и все, кто стремится в век межнациональных конфликтов продемонстрировать толерантность и интернациональность. Руслан Байрамов, создатель проекта "Этномир", высокопоставленных гостей не встречает. Да и нашу с ним встречу переносит в некий шатер, посоветовав искать его по направлению левой руки Гагарина.

10:00

Шатер забит ребятами в одинаковых футболках, дружно и нараспев повторяющими фразу "доброе утро" на разных языках. Байрамов спешит присоединиться к ним, срезая путь через поле с высокой травой. Издалека слышно, что на ходу обсуждает с седовласым мужчиной, как быстрее закончить строительство какого-то павильона. Тут же занимает место в первом ряду и, пока начинается торжественное открытие лагеря, шепотом докладывает, что только из Москвы, встал в шесть утра, а выглядит бодро только потому, что вегетарианец: "Уже 17 лет радуюсь, что отсутствие мяса удлиняет рабочий день почти до бесконечности. Если и чувствую порой усталость, то только моральную". Всю официальную часть, как школьник, увлеченно ведет SMS-переписку: "Постоянно на встречах, и это способ решать рабочие вопросы".

Встреч и вопросов у Байрамова, должно быть, достаточно, потому что в Москве за ним числятся торговый комплекс "Трамплин" и расположенный в нем супермаркет, а также сеть суси-баров "Нияма". За последнее время бизнес прирос еще и гостиничным комплексом "Усадьба Ромашково" в 3 км от Москвы, центром "Путь к себе" с принадлежащими ему магазинами, а также рестораном мексиканской кухни Mexican Club. Байрамов заверяет, что 70% времени он посвящает "Этномиру". "А если мерить в мыслях, то и вовсе 90%",— говорит Руслан, поясняя, что всем остальным управляет слаженная команда, которой уже 20 лет. Зарождалась эта команда в ларьке "Союзпечати", открытом в конце 1992-го рядом с метро "Молодежная". К тому времени Байрамов, выросший в азербайджанском селе, уже успел пару раз провалить экзамены в медицинский институт, отслужить в армии и поступить на юрфак МГУ. "Параллельно я зачитывался книжками по философии и религиям разных народов мира, поэтому газеты и книги в ларьке продавать продолжил,— вспоминает Руслан.— Другой вопрос, что их никто не покупал. На прибыль работали шоколадки, пиво и сигареты". Вскоре ларьков стало четыре. К 1996 году они превратились в стеклянные павильоны, а к 2003-му — в торговый комплекс "Трамплин" площадью 8 тыс. кв. м. По словам Руслана, его тогда крепко выручили связи с милицией, в которой он успел поработать, а также умение со всеми быстро договариваться. "Кредиты нам с партнерами не давали, на руках — $1,5 млн, на строительство нужно было $5 млн,— рассказывает Байрамов.— Тогда я попросил у будущих арендаторов плату вперед сразу за два года. Почти все дали, вот так и построились". Вскоре из "Трамплина" ушел владелец супермаркета, не пожелав платить по долгам. "Нам пришлось заняться продуктами, а позже и ресторанами,— объясняет Руслан.— Тогда все было больше в тягость, но вскоре стало понятно, что выбрали самые быстроокупаемые и рентабельные виды бизнеса. Так что, когда я загорелся идеей "Этномира", ее было на что реализовать".

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

11:00

На сцене в это время Тина Мулкахи из Совета Европы не устает повторять про уникальность "Этномира" и огромный личный вклад Байрамова в движения против ненависти и межнациональных конфликтов. Сбоку появляются девушки со статуэткой в виде глобуса. "Наверное, мне подарят, их у меня много, надо бы уже какую-нибудь музейную комнату для них открыть",— довольно улыбается Руслан.

11:30

Руслан размещает так называемых VIP-гостей в 12-местном гольф-каре, сам садится за руль и начинает мини-экскурсию по территории этнопарка, которая насчитывает ровно 83 га. 49 га из них — леса, взятые у области в долгосрочную аренду, на остальных, принадлежащих компании, должны в итоге разместиться 52 этнодвора, в которых можно будет изучить быт всех народов мира, принять участие в обрядах, а при желании и пожить. Завершить создание "Этномира" Байрамов планирует к 2020 году, "а если партнеров и денег будет больше, то и раньше". Пока их не слишком много. "То, что я горю этой идеей, не значит, что ею горят все, даже в моей собственной команде",— объяснит мне позже Руслан. По его задумке каждый этнодвор должны спонсировать предприниматели из той страны, которой он посвящен. Однако план отработан лишь на непальцах, вложивших $750 тыс.— половину затрат на строительство двора Непала. "Хотели привлечь и государство, но не успели — всю инфраструктуру создали, а на что-то другое деньги просить уже сложно",— говорит Байрамов. В "Этномире" уже создано "Русское подворье" с двухэтажным музеем в форме самой большой в мире русской печи ("в ней у нас Домовой, который игрушки из глины с детьми лепит"), по доброму соседству — украинский и белорусский хутора, чуть поодаль — этнодворы "Кочевые народы мира" и "Сибирь и Дальний Восток". Во всех есть дома-гостиницы, кафе и рестораны, а также мастерские и сувенирные магазины. На "Этномир" зарегистрировано около 20 компаний, в которых занято более 300 человек. "Есть и арендаторы, но пока не все справляются с равновесием между бизнесом и культурой",— чуть сокрушается Байрамов.

Гольф-кар тем временем подъезжает к улице Мира. Это вытянутое строение, разделенное на множество павильонов, каждый из которых — отдельная страна. Здесь посетителям устраивают кругосветное путешествие за полтора часа, в ходе которого предлагают поучиться каллиграфии в Японии, искусству надевать сари в Индии и лепке восточного кувшина с длинным горлышком в Иране. Руслан настоятельно советует подняться и под купол: там расположен зал "Великих учителей человечества" с 50 бюстами мыслителей Запада и Востока. "А бюсты — это очень важно",— задумчиво добавляет Руслан и просит меня напомнить зайти к скульптору, чтобы посмотреть на очередную завершенную работу — южноамериканского индейца.

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

13:20

Через десять минут у Руслана начинается совещание со строителями, поэтому мы направляемся в "Украинскую корчму". По идее это ресторан, но пока выступает в качестве переговорной. По дороге Байрамов, с аппетитом жующий питательные ореховые батончики, делится финансовыми подробностями. Землю купил по цене вдвое ниже рыночной ("убедил владельца, что в момент подниму своим проектом инвестиционную привлекательность всех остальных его близлежащих земель"), уже вложил в проект около 1 млрд руб., запланировано еще 14 млрд. "Зато когда закончим, "Этномир" начнет приносить хорошую прибыль и будет стоить как минимум $2 млрд",— уверен Байрамов.

О том, какие деньги "Этномир" зарабатывает сейчас, Руслан не рассказывает. По разным подсчетам выходит $2-3 млн в год. Это доходы от билетов на экскурсии и фестивали (от 150 до 500 руб. за человека), мастер-классов (от 1 тыс. руб.), сдачи в аренду площадок парка (от 1,5 тыс. до 7 тыс. руб. в час), проведения корпоративных мероприятий, гостиниц (номера от 2 тыс. до 8,8 тыс. руб.) и ресторанов. На фоне нехватки интересных туристических мест вблизи Москвы "Этномир" воспринимается как отличное решение для тура выходного дня: семьи с детьми, дружеские компании и влюбленные пары поднимают по субботам и воскресеньям посещаемость до 2-2,5 тыс. человек в день. А вот в будни почти никого нет. "Нам же нужна стабильная тысяча человек в день",— говорит Байрамов. Однако в успехе идеи он не сомневается и собирается даже вскоре реализовать ее по всему миру — открывать небольшие "этномиры" в Европе, Азии и Америке. С учетом мощнейшей поддержки властей и крупных организаций — выглядит правдоподобно. Непонятно, чего в этом больше, романтики или расчета. Байрамов, например, собирается выстроить в "Этномире" "Тихую гавань" — жилой комплекс из экодомов стоимостью около 10 млн руб. каждый. Однако тут же добавляет, что жить там будут либо сотрудники этнопарка, которым он выдаст беспроцентные кредиты, либо "люди, близкие по духу". "У меня просто нет конфликта между работой и делом жизни",— говорит он.

В корчме собираются бригадиры. Они рассказывают, что "к Европе еще не перешли", "одних столов нужно на 2 млн руб.", а завод в Муроме поставляет бракованные двери, да и то со срывом всех сроков. "Так давайте выкупим у них этот завод, чтобы он наконец начал делать хорошие вещи",— шутит Руслан. Несмотря на юридическое образование, Байрамов держится молодцом: легко определяет показатели по ГОСТу, объясняет, как лучше обшить очередную юрту, и берет на себя ответственность за кажущийся кому-то неустойчивым забор: "Я все просчитал, да и тем более это ведь внешний контур, все будет нормально". Строителей сменяют менеджеры, с которыми Байрамов разговаривает уже за закрытыми дверями. "Финансовые показатели за месяц, разговоры о первой за пять лет реорганизации коллектива, жесткие наставления менеджерам по продажам и выговоры за недостаточное усердие — в общем, ничего интересного",— успокаивает меня Руслан.

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

15:30

Пока жду Байрамова, обращаю внимание на длинноволосого мужчину по прозвищу Леший, играющего на деревянных дудках в виде гусей. Экскурсовод Мария рассказывает, что Леший, звезда "Этномира", долгое время был хранителем "Русского подворья" и, как и многие, числился в штатных сотрудниках парка, получал зарплату: "Но потом ему показалось, что его эксплуатируют, творческий ведь человек. Ушел, была настоящая трагедия. Но месяц назад все-таки вернулся". "Уже на правах партнера: платит арендную плату, а выручку от своих выступлений забирает себе",— добавляет присоединившийся к нам Руслан.

Я напоминаю ему о скульпторе, и мы идем в мастерскую Алексея Леонова: именно его работы Байрамов не только расставляет по всему "Этномиру", но и в рамках работы основанного им благотворительного фонда "Диалог культур — единый мир" раздаривает по всему свету. Мать Тереза, Лев Гумилев, Михаил Ломоносов, Юрий Гагарин, барон Мюнхгаузен — вот неполный список скульптур. Байрамов считает, что через них легче всего достучаться до человека, "заставить его подумать о духовном". На очереди — индеец, которому Байрамов долго смотрит в суровое глиняное лицо и выносит вердикт: "Уловил характер Алексей, скульптор, не зря с Роем так долго общался". "Рой — индеец племени кечуа из Перу, хранитель индейских традиций у нас",— бросает мне Байрамов и предлагает проведать живущих в этнопарке хаски.

Пока Руслан возится с собаками, скульптор рассказывает мне, что особенно долго Байрамов уговаривал принять в дар памятник Юрию Гагарину американцев — целых два года. В итоге они согласились, но при условии, что сбоку над Гагариным повесят стальное панно с изображением Джона Гленна — первого американского астронавта, совершившего орбитальный космический полет. "Хотели, чтобы он вроде как сверху на Гагарина поглядывал, но в итоге панно небольшое вышло, и Гагарин главенствует. Хотя суть абсолютно не в этом, а, наоборот, в единении русских и американцев",— говорит Руслан.

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

17:00

Забегаем в домик Байрамова за нужными ему книжками. Двухкомнатная юрта со всеми удобствами. С нее-то все и началось. Байрамов посетил вегетарианский фестиваль "Планетарное око" на озере Иссык-Куль и поразился тому, что в юрте можно прекрасно выспаться всего за четыре часа. По возвращении поставил юрту в качестве арт-объекта у своего ТК "Трамплин", и она стала пользоваться бешеной популярностью. Вскоре юрту подняли на крышу "Трамплина", соорудив в ней очередное кафе. Внизу же поставили русскую избушку, которая полюбилась посетителям ничуть не меньше. "Тогда я и понял, что нужно брать землю и ставить все в одном месте",— рассказывает Руслан уже по дороге в ресторан "Мудрый кочевник". Здесь шкуры на стенах и мясо в меню. Байрамов относится к этому спокойно, но рассчитывает, что вскоре любителей полакомиться шашлыком станет значительно меньше: "Особенно если все-таки кто-нибудь предложит мне бизнес-план сети вегетарианских кафе. Без всяких религиозных подтекстов. Готов вложиться". Да и на вегетарианский фестиваль, самолично организованный, у него большие надежды.

По дороге в Москву Байрамов вспоминает, что нужно заехать в "Ромашково", решить последние вопросы с оформлением только что заработавшего банкетного зала. Этот гостиничный комплекс Руслан начал строить в 2007-м, за год до создания "Этномира", но с той же идеей — "отдать дань уважения русским традициям": оба жилых комплекса и ресторан возведены из сибирской лиственницы и белого камня, характерных для древнерусских строений, все интерьеры основаны на деревянной мебели и предметах старины. Всего в "Ромашково" могут разместиться до 77 человек, номера стоят от 2,5 тыс. до 7,7 тыс. руб., по соседству можно порыбачить и покататься на лошадях. Тем не менее Байрамов рассказывает, что вложил в усадьбу более $5 млн, но о возврате инвестиций речь пока не идет. Успокаивает себя тем, что "это нормально для гостиничного бизнеса, еще лет пять подождать нужно": заполняемость сезонная, даже в пик пока не превышает 60%. "Выставки в "Крокус Экспо" выручают: их посетители у нас живут. Плюс выигрываем за счет опять же корпоративных и пакетных предложений",— поясняет управляющий "Усадьбой Ромашково". "Зато усадьба вписалась в мою общую идею: стала партнером "Этномира", по сути, является продолжением "Русского подворья"",— говорит Руслан.

"Мама у меня русская, и по вечерам она любила петь русские народные песни. Это всегда впечатляло. Но вообще я, как полукровка, в детстве сразу влился в две разные культуры, прожил их. И очень хочу научить им остальных",— делится Байрамов.

21:30

Заезжаем в торговый комплекс "Трамплин". Вокруг него — уже ставшие привычными за день скульптуры: тут Мюнхгаузен себя из болота за волосы тащит, здесь Ходжа Насреддин ишака ведет. Байрамов повторяет, что, конечно, все проекты взаимосвязаны. В "Трамплине", например, открыт центр "Путь к себе", который, в свою очередь, проведет музыкальный фестиваль в "Этномире".

Руслан еще раз заходит за книжками, а затем закупает продукты для семейного ужина, параллельно выспрашивая сотрудников супермаркета о текущих делах. В итоге он едет не домой, а еще на одну рабочую встречу с партнером, имя которого не называет.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...