Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1
 "Коммерсантъ для нас — только начало"
       Новый владелец контрольного пакета "Коммерсанта" глава American capital КИА ДЖУРАБЧИАН ответил на вопросы, для чего он сделал такое приобретение и стоит ли кто-нибудь за его компанией.

— Как вы познакомились с Яковлевым?
       — Для него сделка с Ъ была очень важна, и о продаже Ъ наша компания узнала из источников, которые я не хотел бы разглашать из соображений конфиденциальности. Мы приняли участие в сделке. Затем Яковлев позвонил и предложил нам провести предварительные переговоры в Лос-Анджелесе. Мы провели переговоры с ним, и в общей сложности провели вместе около четырех недель, чтобы досконально обсудить все пункты соглашения и ситуацию на тот момент.
       — Знали ли вы друг друга до этого?
       — Да, когда Яковлев приехал в США, нас представил друг другу один наш общий знакомый.
       — Кто это?
       — Вы все равно не знаете этого человека, да и он не уполномачивал меня называть его фамилию.
       — Почему Ъ и почему Россия?
       — Мы уже давно присматривались к российскому рынку, я разговаривал на эту тему больше года с американскими партнерами. Когда случился финансовый крах, мы начали активный поиск возможности проникнуть на российский рынок. Таков наш метод работы: наша компания управляет фондом рискованных вложений, и мы ориентированы на приобретение собственности в компаниях и странах, переживающих не лучшие времена. Во время кризиса мы поняли, что настало время делать приобретения. Нам советовали вкладывать средства в крупные банки и табачные предприятия. Почему Ъ — очевидно: это газета, которую читают в деловом мире России, и для нас это отличная возможность войти на развивающийся рынок, такой, как Россия. Эта покупка позволит нам занять позицию, благоприятную для дальнейшего продвижения на российском рынке, и даст возможность делать другие инвестиции. Почему Россия — потому что она переживает кризис. Мы считаем, что Ъ имеет огромную ценность на российском рынке.
       — Вы полагаете, сейчас самое время внедриться в российский рынок?
       — Да. Я бы выразился иначе: делать инвестиции в российский рынок. Я думаю, надо видеть долгосрочную перспективу, и мы ее видим. И потом, Россия обладает огромным потенциалом. Если произвести необходимые реформы структуры и ресурсов, то Россия станет важной финансово-экономической державой. Я убежден в этом.
       — Верно ли, что рынки издательского бизнеса уже поделили между собой крупнейшие кланы, я имею в виду США, Австралию, Западную и Восточную Европу? Значит ли это, что сейчас они воспользуются своими возможностями, чтобы проникнуть на российский медиа-рынок?
       — Откровенно говоря, такая возможность есть. Им будет труднее начать работу на таком рынке, как Россия, или на других развивающихся рынках. Но мне кажется, что вряд ли они пойдут на риск, с которым связаны работа и продвижение на российском рынке. Я уверен, что, как только Россия начнет развиваться и расти в финансовом отношении, конкуренты сразу появятся. Вот почему я решил действовать именно сейчас. Я хочу быть первым и тем самым получить преимущество перед соперниками на рынке масс-медиа. Если у меня будет фора в несколько лет, то почему бы и нет?
       — У вас уже были проекты на российском рынке?
       — Я выискивал интересные проекты в России, но все не было удачной возможности для инвестиций. До тех пор, пока не появилась возможность приобрести Ъ.
       — Расскажите немного о себе.
       — Я родился в Иране. 14 июля мне исполняется 28 лет. Некоторое время наша семья жила в Канаде, но больше всего времени я провел в Великобритании.
       — Где вы учились?
       — Я учился в Лондоне, в школе, а затем — в колледже Шиплейк. Я окончил Университет Королевы Марии, где изучал химию и бизнес.
       — Вы предпочли вторую из этих специальностей?
       — Мне всегда нравилось заниматься бизнесом. Я рано начал работать, создал собственное дело. Я всегда старался быть независимым и не любил работать на кого-то другого, хотя хочу сказать, что работал в нескольких компаниях. Мне никогда не нравилось работать на кого-то, мне нравится быть независимым и самостоятельно мыслящим, делать собственное дело, я всегда хотел добиваться прогресса в своем бизнесе. Поэтому я и стал тем, кем являюсь сейчас. Я думаю, что я прав.
       — Вы купили Ъ, но существует ли возможность, что в ближайшее время кто-либо из политических фигур — Чубайс, Лужков, Березовский — заплатят вам больше, чем вы заплатили Яковлеву?
       — В настоящее время мы не планируем перепродавать Ъ, потому что считаем, что он стоит гораздо больше, чем мы могли бы получить в настоящее время и в ближайшем будущем.
       — Если ситуация когда-нибудь изменится, вы перепродадите Ъ?
       — Я не хочу принимать никакого участия в российской политике. Я знаю о России то, что говорят и пишут на Западе. Я провел много времени с Владимиром Яковлевым и общался с людьми, которые к нему приходили. Что же касается перепродажи, то в настоящий момент моя цель — развивать ИД и преодолеть кризис.
       — У вас есть потенциальные партнеры в России?
       — Мы лично не проводили никаких переговоров с потенциальными партнерами в России или США. Но мне говорили, что есть компании, заинтересованные в сотрудничестве с нами. Вероятно, но это только слухи.
       — Также ходят слухи, что Чубайс, Лужков или Березовский не стали бы покупать Ъ напрямую, а сделали бы это через посредников или подставную компанию. У вас есть контакты с вышеупомянутыми людьми?
       — Вы же сами сказали, что это только слухи. Комментировать их я не буду.
       — Но, может быть, вы встречались с ними во время переговоров с Яковлевым?
       — Я видел многих людей во время переговоров с Яковлевым. Я не встречал кого-либо из вами упомянутых — Чубайса, Лужкова или Березовского, ни тех, кто так или иначе с ними связан. Они политики, а моей целью было удачное заключение сделки. Говоря терминами из области public relations, вы знаете, что я конкурировал с крупными русскими бизнесменами и у меня не было намерения просто сорвать куш.
       — Правда ли, что вы заплатили меньше, чем предлагали ваши конкуренты? Почему Яковлев предпочел вас, а не конкурентов?
       — Я слышал, что заплатил меньшую сумму. Я не видел лично их предложений, но слышал об этом от Яковлева.
       — По вашим оценкам, надеется ли Яковлев получить большую сумму, может быть, позже, при перепродаже?
       — Вот что я вам скажу: внутри Ъ есть лишь небольшая горстка людей, знающих издательский дом так же хорошо, как Владимир. Да, он определенно заинтересован принять участие в будущей перепродаже Ъ.
       — Собираетесь ли вы что-нибудь делать с управляющими структурами компании?
       — Мы считаем, на этот вопрос можно будет ответить позже, когда выяснится, примет ли наши условия совет директоров Ъ. Мы ничего не предпримем без его согласия. Мы не планируем перестраивать структуру компании, что бы ни произошло. Мы убеждены, что сотрудники Ъ сегодня могут обеспечивать нормальную работу ИД. И как только мы преодолеем кризис, Ъ будет развиваться за счет своего творческого потенциала и рекламы. Мы с директорами обсудили несколько возможных путей развития компании, которые я не хотел бы сейчас обсуждать, но, возможно, немного позже мы объявим о конкретных планах.
       — Вы собираетесь заменять сотрудников?
       — Мы не собираемся менять ничего ни при каких обстоятельствах, мы не будем менять ни персонал, ни внутреннюю структуру ИД. По крайней мере год. И только по истечении этого срока я могу что-то изменить, но только при согласии людей в Ъ, которым мы полностью доверяем и которых высоко ценим.
       — Собираетесь ли вы или ваши представители вмешиваться в издательскую политику Ъ?
       — Вы же знаете, что лучше вашей команды издательскую политику вести никто не сможет. Я не профессионал в этой области, поэтому вмешиваться ни во что не буду. Я выскажу свое мнение, если оно будет кому-то интересно. А если что-то мне покажется ошибочным, то скажу об этом и мы найдем решение, устраивающее всех.
       — И снова о продаже Ъ. Всем известно, что у ИД есть долги. Как вы намерены решить эту проблему?
       — Об этом мы тоже не хотели бы говорить в данный момент, к тому же нам важно мнение моих финансовых советников и близких людей. Только после обсуждения этого вопроса с ними мы сможем уверенно говорить о реструктуризации. Мы убеждены, что в Ъ нет таких уж огромных проблем, что бы ни происходило, и что все мелкие проблемы разрешимы теми средствами, которыми Ъ располагает сейчас. Если нам понадобится реструктуризация, мы сядем с сотрудниками вместе за стол и вместе ее разработаем.
       — Довольно странно, что вы купили Ъ, не проведя никакого аудита...
       — У нас есть данные внутреннего аудита Ъ. Необходимую проверку проводит компания Arthur Andersen.
       — Сколько времени это займет? Один, два, три месяца?
       — Мы уже провели много исследований, информацию предоставили г-н Яковлев и генеральный менеджер Ъ. И начали это три-четыре недели назад. Осталось еще около двух-трех недель.
       — Вы приобрели 85% акций...
       — На самом деле мы купили 76%.
       — А как насчет оставшихся акций? Не хотели ли бы вы купить все 100%?
       — Конечно, хотелось бы. Да, я был бы не против того, чтобы приобрести компанию полностью. Но кое о чем еще надо подумать. 76% дают возможность контролировать компанию и добиваться своих целей, и выполнить задачи, которые в перспективе поставлены перед Ъ. Мой идеал не в том, чтобы нам принадлежал контрольный пакет акций, а в том, чтобы владеть полностью, что даст возможность обеспечить рост компании, поднять ее до уровня, который принесет наилучшую финансовую отдачу для нас, для Ъ и для людей, работающих в Ъ. Мы определенно будем пытаться приобрести остальные. И если сможем, то мы будем на седьмом небе от счастья! А если нет — то это не станет для нас большой помехой.
       — Но ходят слухи, что Березовский хочет купить 15%, принадлежащие Милославскому. Вы не боитесь этого?
       — Опять же — это только слухи. Я не провожу достаточно времени в России, чтобы сориентироваться в ситуации, и я не знаю всех обстоятельств. Пока слухи не становятся фактом, комментировать их невозможно.
       — Вы заплатили Яковлеву из собственных средств или у вас есть партнеры?
       — Нет, средства взяты из нашего фонда.
       — Вы хотите ввести кого-нибудь из ваших людей в состав совета директоров?
       — Я думаю, что в определенный момент мы предложим кандидатуру, которая, надеюсь, понравится совету директоров Ъ и будет утверждена. Это просто механизм поддержки с нашей стороны, со стороны нашей компании. Но я и наша компания считаем, что для нас очень важно иметь хотя бы представителя в совете директоров. И да, он будет.
       — Вы еще приедете в Россию?
       — С удовольствием, и не раз. Теперь у меня есть причина для поездки в Россию, но даже если бы ее не было, можно приехать просто так. Это очень красивая страна. Я точно приеду в начале следующей недели на несколько дней. Еще через одну-две недели я приеду снова. Надеюсь не зря провести здесь это время.
       — Кроме Ъ, есть ли у вас еще проекты в области СМИ?
       — Мы определенно будем присматриваться к таким проектам. Сейчас, после покупки Ъ, для нас будет естественным создать небольшую медиа-группу в России.
       — С чего начнете: телевидение, агентство новостей?
       — Главная задача — закончить сделку о покупке Ъ. Начать работу с Ъ — наша первоочередная задача.
Комментарии
Профиль пользователя