Коротко


Подробно

 Альт F4 Ильи Гофмана
       Альтист-хакер Илья Гофман, под руководством которого группа хакеров украла из 16 американских и российских банков $97 776, ожидает приговора суда в СИЗО "Матросская Тишина". "Коммерсанту" удалось получить материалы следствия по его уголовному делу, раскрывающие подробности этого пока незаурядного для России преступления.

Вундеркинд
       Илье Гофману 21 год. Фотографии этого талантливого альтиста совсем недавно обошли страницы многих российских и зарубежных газет и журналов. Тогда — в связи с его музыкальными успехами. На скрипке, а позднее на альте Илья Гофман играет с пяти лет. Биография — типичная для такого случая: аллергия, астма, домашнее обучение, тепличные условия, интеллектуальные развлечения. Увлечение не только гармонией, но и алгеброй. В свои неполные 20 лет Илья успел опубликовать несколько работ по математике в европейских научных журналах и сочинить несколько классических музыкальных произведений, которые сегодня исполняются на лучших российских сценах.
       Как и многие люди его поколения, Илья предпочитает живому общению виртуальное, через Интернет. Именно Интернет и стал орудием преступления. Весной 1998 года, в очередной раз блуждая по Интернету, Гофман наткнулся на специализированный журнал для хакеров. Оттуда он почерпнул сведения о работе хакеров с кредитными картами, номерами мобильных телефонов и прочие механизмы взлома компьютерной защиты банков и магазинов. Как говорит сам Илья, "все доступно, как в сказке". В рубрике под названием "Взлом" он обнаружил около 25 адресов — программ, являющихся не чем иным, как пособием для начинающего хакера. Все описанное там никаких специальных знаний или навыков не требовало.
       Изучая работу в сетях Интернета с банками и кредитными организациями, Гофман с легкостью установил контакты с единомышленниками. Уже потом из материалов следствия станут известны фамилии людей, скрывавшихся, как это принято в Интернете под псевдонимами, и все, что они делали, также будет переведено на общедоступный язык: "преступная группа, в которую вошли граждане РФ Фидельман А. В., Вознесенский В. С. и Демидов И. С., граждане Литовской Республики Каспярюнас С. и Верзилова О., а также не установленное следствием лицо". Одним из ключей для поимки преступников явилась их интернетная переписка. Ее в уголовном деле не один десяток страниц. Юноши без стеснения обсуждают вопросы открытия счетов на пластиковых картах в иностранных банках, суммы, которые они собираются переводить, технические вопросы, договариваются об обналичке и встречах.
       
Подследственный
       Илья Гофман уже полгода ожидает в СИЗО "Матросская Тишина" окончания следствия. Из постановления о привлечении его в качестве обвиняемого следует, что он совершил преступление, предусмотренное пп. "а", "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ, а именно: "...мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в составе организованной преступной группы, неоднократно, в крупном размере". А именно — $97 776. Эта статья предусматривает лишение свободы от пяти до десяти лет. Фактически иск предъявлен лишь банком "Российский кредит" — на сумму чуть более $20 тыс. Остальные банки — а их в деле 16 и в основном американские — никаких претензий не выставили.
       Сидится ему неважно. Он делит нары с другим подследственным в душной и тесной камере, рассчитанной на 12, а вмещающей сегодня более 70 человек. Спят они по очереди. На днях адвокат Алиса Турова была вынуждена сказать Илье о том, что он будет осужден "по полной программе".
       Резонанс этого дела был бы значительно меньше, если бы не сама личность основного обвиняемого. "Илья Гофман, по моему мнению,— утверждает Юрий Башмет,— сегодня является не только одним из лучших студентов моего класса, но и одним из лучших молодых альтистов Москвы... Мне кажется, что необходимо сделать все возможное, чтобы сохранить его талант для нашей отечественной культуры". Подобным образом отзываются о нем Тихон Хренников, Наталья Гутман, режиссер Яков Губенко, еще несколько десятков профессоров Московской консерватории, где учится подследственный, и именитые искусствоведы.
       
Программист
       Компьютерная переписка "друзей по Интернету" стала основой всего уголовного дела. Именно из ее подробного анализа следствие вывело схему, которой пользовались хакеры. В чем она состоит?
       Первое, что необходимо иметь, чтобы украсть деньги,— это номера чужих кредиток. Эта информация может быть получена с терминалов в магазинах или ресторанах. Когда вы платите карточкой, в сети компьютера остается информация о номере. Есть адреса "засвеченных", то есть уже выявленных таким путем, кредиток и в Интернете, там они публикуются, обновляются и пополняются. Как в справочнике или энциклопедии.
       Второе, что также необходимо,— это программа перевода денег с кредитки (через соответствующий банк) на какой-то другой счет. Такая программа существует в Интернете, общедоступна и называется PC AUTHORISE.
       Третье, о чем надо позаботиться,— это тот самый другой счет. Переводить деньги с чужой кредитки прямо на свою очень опасно: будет выявлено в кратчайшие сроки. А вот переводить деньги с чужой кредитки, скажем, на счет виртуального магазина, которых в Интернете много тысяч,— другое дело. Для того чтобы существовать в Интернете под видом виртуального магазина, достаточно воспользоваться программой PCAUTH, которая в момент "загримирует" вас под виртуальный интернетный магазин. Чтобы магазин не только выглядел, но и якобы функционировал как магазин, то есть совершал финансовые операции, существует легкодоступная программа SPRINT, решающая все проблемы с переводом денег.
       Откуда и куда следует переводить деньги?
       В этом и заключается секрет махинации Ильи Гофмана. Деньги следует переводить с чужой карточки в собственный, якобы интернетный, магазин, а потом, через процедуру отказа от покупки, делать возврат платежа, но не на счет владельца карты, а на собственный, личный счет. Вот и вся схема. Эти личные счета сообщники Гофмана держали в банке "Российский кредит" и Автобанке. И активно претворяли алгоритм кражи в жизнь — с марта по сентябрь 1998 года. Илья "практикует" денежные переводы, не выходя из своей квартиры, считаясь в Интернете продавцом компьютерного магазина. Перечень банков--эмитентов пластиковых карт, которые фигурируют в деле и с которых снимались деньги, выглядит угрожающе: здесь, помимо банков не очень известных, находятся и Citibank, и First USA Bank, NBD Service Corporation/CCA.
       Списанные таким образом суммы — от $1 до $3 тыс.— подробно описаны в материалах следствия. Один только перечень этих сумм и номеров занимает более десяти листов, на которых описаны более 60 банковских транзакций — на общую сумму $97 776.
       
Дилетант
       Сотрудник отдела безопасности банка "Российский кредит" рассказывает, что первое, на что они обратили внимание,— это большое количество "некорректных" платежей (то есть когда возврат идет не на ту карту, с которой шел платеж) по одним и тем же дебетовым пластиковым картам. "У ребят их в общей сложности было более 60. Осуществляется покупка в виртуальном магазине, переводятся деньги с пластиковых карт, эмитированных банками США, а при отказе от покупки все деньги оседают на одних и тех же счетах наших клиентов. Впервые на эту ситуацию сотрудники банка обратили внимание в первой декаде августа, когда общая сумма транзакций составляла $13 000. Банк незамедлительно разослал американцам письма с просьбой проверить корректность платежей по определенным 'пластиковым' счетам. В это время пришлось заморозить дебетовые счета этих ребят в нашем банке. Личности их уже были установлены. А они, ничего не подозревая, продолжали осуществлять транзакции по счетам, совершать покупки".
       В своем комментарии другой сотрудник "Роскредита" объяснил нам, что нужно было сделать, чтобы не "засветиться". "Им бы следовало,— говорит он,— иметь счета в каком-нибудь американском банке, а не в российском. Там операциями по покупкам в виртуальных магазинах уже никого не удивишь и очень легко затеряться в массе. И многие банки попросту теряют бдительность, особенно если речь идет не о больших суммах. У нас же все сомнительные операции по пластиковым картам под контролем, и рано или поздно они все равно бы попались". Ситуацию прокомментировали и компьютерные специалисты с большим опытом: "Ребят просто погубила жадность. Ведь все действия со счетами фиксируются и регистрируются. Главный их прокол — они дали обратить на себя внимание. После того как это произошло, поимка была делом техники. Если бы они совершали поменьше однотипных (покупка-отказ) операций и не открывали бы такое количество карт в одном банке, на них не обратили бы внимания. Да и обналичивать здесь, в России, тоже не надо было".
       Разговор о жадности, как свидетельствуют материалы дела, здесь вполне уместен. Ребята гуляли на широкую ногу в бутиках "Версаче" и "Кельвин Кляйн", ресторане "Царская охота", за сотовые телефоны, пейджеры и пневматические пистолеты они расплачивались кредитными картами "Российского кредита" и Автобанка. Илья Гофман в этом не участвовал, сидел дома за своим компьютером и работал над перевод денег из банков. В перерывах между занятиями с Юрием Башметом и сочинением собственных музыкальных произведений под руководством своего отца, известного композитора Леонида Гофмана. Его предполагаемые доходы должны были внушать ему уверенность в завтрашнем дне: его доля — 60% от общей прибыли — должна была быть ему выплачена за интеллектуальное руководство всем делом.
       
Бессребреник
       Финал самого Гофмана — а не его умного преступления — кажется до безобразия глупым. Кредитных карточек у него никогда не было. Денег своих он так и не получил. Его "заложили" друзья Фидельман и Вознесенский, успевшие, в отличие от него, пожить. На конкурс "Московская осень", об участии в котором он мечтал, ему попасть не удалось: не отпустили из СИЗО. Нового слова в хакерском деле он так и не сказал — мировая практика в этом вопросе ушла далеко вперед. Что говорить, если в Гамбурге раз в год Международный клуб хакеров устраивает для программистов из "Майкрософт" и прочих монстров компьютерных технологий показательные сеансы взлома самых последних программ. За каждый шаг взлома хакеры получают реальные, а не виртуальные DM10 000, и без всякого СИЗО.
       Шесть месяцев находясь в СИЗО, Илья целыми днями пишет музыку. Написал пьесы для альта "Камерная музыка для струнного трио", "Фортепьянная сонатина". 1 июня их будут играть в Доме композиторов. Такая вот получается камерная музыка. Адвокаты Алиса Турова и Елена Андрианова, работающие по делу Ильи Гофмана, утверждают: "Дело Ильи Гофмана — это показательное выступление. И от того, каково будет решение суда, зависит дальнейшая судьба многих компьютерных хулиганов. На Западе таких дел было уже много. Но... Вся правовая база почти там уже давным-давно учитывает современные компьютерные технологии. И хакеры прекрасно знают, "что такое 'хорошо' и что такое 'плохо'". Иначе говоря, главный результат имеющегося дела — прецедент, наработка правовых казусов, которые затем могли бы лечь в основу более совершенного законодательства. Но и такая трактовка не имеет права на существование после знаменитого дела Левина, сумевшего 'увести' при помощи персонального компьютера $400 тыс. Там и доход был больше, и потери меньше: манипуляция клавишами ALT и F4, при помощи которой пользователи покидают Windows, не поставила под угрозу успехи российской музыкальной школы.
       
       МАРИЯ Ъ-ГОЛОВАНИВСКАЯ, ЕЛЕНА Ъ-АНТОНОВА

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 29.04.1999, стр. 6
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение