Коротко

Новости

Подробно

Фото: AP

Несокрушимый, нелегендарный

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 46

Обострение ситуации на Корейском полуострове, спровоцированное Северной Кореей, имеет, скорее всего, внутриполитическую подоплеку. Пропагандистская машина, призванная создать героическую биографию Ким Чон Ына, столкнулась с беспрецедентным дефицитом материала, из которого можно выстроить миф о новом великом вожде.


Вячеслав Белаш


То, что угроза применения силы — излюбленный способ всех северокорейских правителей просить и получать экономическую, финансовую и продовольственную помощь из-за рубежа, давно и хорошо всем известный факт. Всякий раз, когда в Пхеньяне начинали звучать решительные заявления, в столицах заинтересованных стран (в первую очередь в Пекине, Сеуле, Токио и Вашингтоне) готовились записывать требования северокорейцев, а эксперты отмахивались от вопросов журналистов о неизбежности войны уничижительным: "Да у Севера просто рис кончился!". Однако несмотря ни на что некоторые правила в Пхеньяне все-таки соблюдались. Можно было печатать оскорбительные для южан и американцев передовицы в "Нодон Синмун", главной северокорейской газете. Можно было выкатывать в центр Пхеньяна муляжи баллистических ракет. Можно было даже устроить перестрелку на границе или потопить южнокорейский военный корабль. Нельзя было — и это в Пхеньяне прекрасно понимали — пугать или выводить из себя Россию и Китай. Ким Чон Ын этим правилом пренебрег. Испытания ракет и ядерные испытания очевидным образом испугали и разозлили всех соседей Северной Кореи. Ведь особенность северокорейской ракетной программы заключается в том, что, научившись запускать ракеты, в КНДР, похоже, так и не научились контролировать их дальнейший полет. И ракета может упасть на территории любого из соседних государств — от России и Японии до Китая и Южной Кореи. Поэтому реакция России, которая публично осудила КНДР и вместе с Китаем поддержала ужесточение санкций ООН, понятна. Куда менее понятен отход Ким Чон Ына от заповедей отца и деда: не ставить под угрозу отношения с Россией и Китаем, которые защищают Северную Корею на международной арене. Однако у Ким Чон Ына, похоже, есть серьезные основания для нарушения заповедей. Новому корейскому лидеру совершенно необходима героическая биография.

Северная Корея — страна победившего мифотворчества. Тем не менее даже там знают, что миф должен на чем-то основываться. Например, на Корейской войне, которая действительно имела место. Война не стала концом молодой Корейской Народно-Демократической Республики только благодаря активной помощи СССР и китайских "добровольцев". Однако по официальной северокорейской версии, которую недавно в очередной раз напомнила газета "Нодон Синмун", "в ответ на призыв Президента Ким Ир Сена, непобедимого волевого командира и легендарного героя, военнослужащие и народ КНДР смело вступили в священную войну по защите страны и добились блестящей победы, не имеющей аналогов в военной истории мира, побив жестокие Соединенные Штаты, похвалявшиеся тем, что они "самые сильные в мире", а вместе с ними и наемников из 15 стран-сателлитов".

В случае с Ким Чон Ыном, родившимся после войны и после того, как было объявлено о победе идей чучхе в КНДР, у авторов его героической биографии возникли очевидные проблемы. Их сейчас и решают северокорейские власти, устраивая "маленькое победоносное обострение" на Корейском полуострове. Собственно, именно поэтому Пхеньян не может расстаться со своей ядерной и ракетной программами. Ведь это единственные более или менее масштабные проекты, с которыми можно связать имя Ким Чон Ына.

Ким Чон Ын окончательно стал преемником своего отца слишком поздно. Ким Ир Сена начали готовить к управлению государством еще с начала 1970-х годов, и с течением времени его фигура обрастала героическими мифами и легендами, обильно цитировавшимися в государственной прессе. К концу правления Ким Чен Ира обоих Кимов упоминали уже почти всегда вместе: "Великий вождь Ким Ир Сен и любимый руководитель Ким Чен Ир". Внезапная смерть Ким Чен Ира лишила его сына возможности возглавить партию и правительство, имея за плечами официальную биографию героя и мудрого правителя. Управлять страной и создавать легенды пришлось на ходу.

Надо сказать, что часть работы была сделана довольно быстро. Касалось это, правда, не прошлого, а настоящего. Уже через несколько недель после смерти Ким Чен Ира газета "Нодон Синмун" и Центральное телеграфное агентство Кореи начали ежедневно сообщать о посещении Ким Чон Ыном воинских подразделений.

"Верховный главнокомандующий Корейской народной армией Ким Чон Ын, верховый вождь Трудовой партии Кореи, государства и КНА проинспектировал войсковую часть N3870... Он поставил задачи, необходимые для укрепления боеспособности подразделения. Он осмотрел казарму, столовую и ряд других мест, еще глубже проявив заботу об условиях жизни военнослужащих... Он заглянул в библиотеку и отметил необходимость направить туда больше книг, поскольку после окончания службы в армии у военнослужащих должен оставаться такой же багаж знаний, как у выпускников институтов и университетов... Он лично продегустировал гороховое пюре, которое производят тут же в части... Отметив проявления революционного товарищества, когда командиры любят своих солдат, как кровных младших братьев, а солдаты идут за ними, как за кровными старшими братьями, он сказал, что это гордая традиция героической КНА, партии и революции". Такое сообщение появилось, к примеру, в "Нодон Синмун" 21 января 2012 года.

Затем (и это было отмечено многими иностранными экспертами как признак готовности Северной Кореи к реформам) Ким Чон Ыну начали придумывать имидж вождя, тесно связанного с народом. У нового северокорейского лидера появились человеческие черты. Было объявлено, что Ким Чон Ын женат. Его жена, хорошо известная в КНДР солистка оркестра "Ынхасу" ("Млечный путь") Ли Соль Чжу, стала появляться с Кимом на различных официальных церемониях.

Летом 2012 года Ким с женой посетил парк развлечений в Пхеньяне, а затем в лучших традициях отца и деда "провел руководство на месте" пхеньянским зоопарком. "Нодон Синмун" и ЦТАК сообщали о посещении ресторанов и детских садов, школ и встречах с молодежью. Практически везде он был не один, а вместе со своей женой. Наконец, он начал заходить в гости к простым пхеньянцам.

"Ким Чон Ын, первый секретарь Трудовой Партии Кореи, первый председатель Национального комитета Обороны КНДР, верховный главнокомандующий КНА, вместе с женой Ли Соль Чжу пришли в гости к трудящимся, переехавшим в новые квартиры... Осмотрев все комнаты, он без стеснения сел на пол и начал разговаривать с членами семьи... Он доброжелательно задал вопрос, нравится ли им новая квартира, заметив, что решил прийти в гости после того, как высокие партийные работники сообщили ему о том, что новым жильцам очень понравились квартиры... Заметив, что по корейской традиции в новый дом надо приходить с коробкой спичек, он сказал, что принес семье много подарков, поскольку не мог зайти к ним с одной коробкой спичек...

Когда домой вернулся старший сын, он по-доброму спросил, сколько ему лет и где он был... Ким Чон Ын и его жена Ли Соль Чжу подняли тост за семью и подарили ей подарки... Перед уходом он взял в свои руки ладони членов семьи, которыми те утирали слезы, катившиеся по щекам, и пожелал им счастья",— сообщала "Нодон Синмун" 5 сентября 2012 года.

К концу 2012 года имидж Ким Чон Ына как заботливого и деятельного отца нации был закреплен. Эксперты, кстати, отмечали, что этому в значительной степени помогало и то, что Ким-младший тщательно старался быть похожим на деда, Ким Ир Сена. "Когда люди смотрят на Ким Чон Ына, они видят 30-летнего Ким Ир Сена",— цитировала The New York Times одного из северокорейских перебежчиков. А южнокорейский эксперт Чхве Сан Хун отмечал, что младший Ким ходит как его великий дед, аплодирует, в точности повторяя движения Ким Ир Сена, и, похоже, даже воспользовался услугами пластического хирурга, чтобы еще больше походить на Вечного президента.

Впрочем, одного из самых важных аспектов новой биографии Ким Чон Ына — героического — в Северной Корее пока не касались. Все формальности, с ним связанные, были решены достаточно быстро. Еще при жизни отца он получил звание генерала армии, а 18 июля 2012 года ему было присвоено звание маршала КНДР. Чуть раньше, в январе 2012 года по центральному телевидению КНДР был продемонстрирован фильм, в котором, в частности, Ким Чон Ына называли гением среди гениев в военной стратегии. Тем не менее отсутствие героического прошлого Кима-младшего было настолько очевидным, что создание его героического образа пошло сразу двумя путями.

С одной стороны, было решено не подтверждать героическое прошлое Ким Чон Ына, а принять его за аксиому. В новостях о посещении воинских частей, разумеется, оставались еще упоминания о том, что Ким Чон Ын выяснял условия жизни солдат, но на первое место начали ставить непосредственное руководство учениями и боевой подготовкой.

"Маршал Ким Чон Ын... руководил летными тренировками и учениями парашютистов... Он отдал приказ Объединенной войсковой части ВВС и ПВО N630 провести проверку своей боеспособности... Пилоты быстро и точно провели учения по взлету и посадке с автомобильной дороги в соответствии с боевыми условиями, придуманными маршалом",— писала "Нодон Синмун" в феврале этого года.

Затем последовали сообщения о руководстве морскими и сухопутными маневрами. Сообщений становилось все больше. Апофеозом стали кадры, переданные ЦТАК по всему миру об утверждении Ким Чон Ыном плана ядерного удара по США.

С другой стороны, северокорейская пропаганда стала выстраивать образ Ким Чон Ына как отца северокорейской ядерной программы. В том же фильме, посвященном Ким Чон Ыну, говорилось, что именно ему Ким Чен Ир поручил контроль за ядерной и ракетной программами. С этого момента ядерная и ракетная программы стали основными для Северной Кореи.

Именно поэтому КНДР сейчас чуть ли не ежедневно напоминает миру, что у нее есть ракеты и ядерное оружие, забыв об опасности вывести из себя Россию и Китай. И это даже несмотря на то, что, как считают эксперты, последствия неурожаев и голода преодолены, и страна не так нуждается в иностранной помощи, как раньше. К двум существовавшим столпам северокорейской идеологии — чучхе (придуман Ким Ир Сеном) и сонгун (изобретен Ким Чен Иром) — был добавлен еще один, который приписывается уже Ким Чон Ыну,— политика параллельного развития ядерных сил и народного хозяйства страны. "Многие годы наш экономический прогресс отставал. Нам приходилось тратить огромные людские и материальные ресурсы на укрепление обороноспособности, а не направлять все это на улучшение жизни наших людей. Но теперь у нас есть силы ядерного сдерживания",— сообщала "Нодон Синмун", объясняя, почему развитие военной ядерной программы КНДР так необходимо для благосостояния народа: "Новая стратегическая линия — кристаллизация безграничной верности Ким Чон Ына революционному делу".

То, что нынешнее обострение вызвано сугубо внутриполитическими причинами — необходимостью усилить имидж Ким Чон Ына как военачальника, естественно, нисколько не облегчает положения соседей КНДР. Накал антиамериканской пропаганды, который отмечают сейчас наблюдатели в Северной Корее, невозможно игнорировать. Тем более что в северокорейской пропагандистской риторике появились новые мотивы. Если раньше в газетах писали о готовности погибнуть, защищая Родину, то теперь речь идет уже не о защите, а о нападении.

"Вся мощь нашей армии достигла максимума под руководством Ким Чон Ына. Блестящий сонгунский военачальник, он приведет к победе в нынешней острейшей конфронтации с США, ядерной конфронтации XXI века. Ответим безжалостным ядерным ударом на ядерный шантаж США и полномасштабной войной на агрессию США! Это неизменная позиция нашей Партии",— говорилось в передовице "Нодон Синмун" 26 апреля. А несколькими днями ранее, газета фактически объявила войну Южной Корее в ответ на проведение в Сеуле манифестации противников Ким Ир Сена: "Твердая воля нашей армии и народа заключается в достижении воссоединения нашей страны под выдающимся руководством уважаемого Маршала Ким Чон Ына".

То, что Северная Корея ради укрепления имиджа своего лидера готова пойти на крайние меры, известно. Три года назад в Желтом море северокорейской торпедой был потоплен корвет "Чхонан" военно-морских сил Южной Кореи. Уже тогда эксперты говорили, что операция была устроена для поддержания героического образа Ким Чон Ына, который, напомним, незадолго до этого получил звание генерала армии. После этого мало кто сомневается, что Северная Корея готова ко всему.

Комментарии
Профиль пользователя