Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

 Война за томскую нефть
       Арбитражный суд Вены отказал в иске на $83 млн австрийской компании East Petroleum Handelsges mbH к российской нефтяной компании "Томскнефть". И без того примечательное событие носит отчетливый криминальный оттенок — управляющего East Petroleum Евгения Рыбина дважды пытались убить (последнее покушение было 9 марта нынешнего года). А пока правоохранительные органы ищут заказчиков и исполнителей, Рыбин выдвинул собственную версию: его пытаются "убрать" руководители компании ЮКОС, которая контролирует "Томскнефть". В ЮКОСе его обвинения называют абсурдными и грозят подать в суд за клевету. С подробностями — ЮРИЙ Ъ-СЕНАТОРОВ и ПАВЕЛ Ъ-КУЙБЫШЕВ.

Затворник
       Хотя с момента последнего покушения прошло уже почти два месяца, Рыбин до сих пор в шоке. Свое местонахождение он тщательно скрывает даже от старых друзей. Рядом с ним постоянно находятся три-четыре охранника, но для Рыбина это слабое утешение. Он убежден, что с третьей попытки его убьют точно. Вполне возможно, именно это стало причиной того, что он решился рассказать о своих злоключениях корреспондентам "Коммерсанта". Взяв, правда, слово, что о месте и обстоятельствах этой встречи никто не узнает.
       Заниматься бизнесом Рыбин начал в 1994 году после 20-летней работы в структурах Минтопэнерго. Группа швейцарских инвестиционных компаний пригласила его возглавить австрийскую фирму East Petroleum, где Рыбин стал управляющим с правом подписи на финансовых документах. Используя опыт и связи Рыбина, иностранцы планировали выйти на нефтяной рынок России. Первые шаги Рыбина были весьма успешными: ему удалось заключить долгосрочное соглашение с одним из крупнейших нефтедобывающих предприятий страны "Томскнефть", в рамках которого East Petroleum стала получать нефть в обмен на инвестиции. Предполагаемая прибыль австрийской фирмы от этой сделки должна была составить $300 млн.
       По словам Рыбина, за два с небольшим года East Petroleum истратила на реконструкцию Западно-Полуденного и Крапивинского месторождений (входящих в "Томскнефть") около $60 млн. "На каждый вложенный доллар у нас есть документы",— заявил Рыбин.
       Эта схема работала, пока в конце 1997 года российский нефтяной гигант ЮКОС не приобрел контрольный пакет Восточной нефтяной компании (ВНК), куда входит "Томскнефть". East Petroleum практически сразу отключили от нефтяной трубы. Все попытки Рыбина прояснить ситуацию и встретиться с новыми хозяевами ВНК окончились безуспешно. Он писал письма, требуя вернуть $60 млн, но его словно не замечали. Тогда летом 1998 года East Petroleum обратилась в арбитражный суд Вены с иском к ЮКОСу на $83 млн (вложенные деньги плюс упущенная выгода). Вскоре после этого на Рыбина было совершено первое покушение.
       
Партия смерти
       24 ноября прошлого года Рыбин в очередной раз приехал в офис ЮКОСа, где встречался с бывшим президентом ВНК Леонидом Филимоновым (в прошлом — министр нефтяной и газовой промышленности). После безрезультатного разговора Филимонов пригласил предпринимателя к себе домой на улицу Удальцова.
       "Посидели мы хорошо, как старые друзья,— вспоминает Рыбин.— А когда я поздно вечером вышел из его дома, меня попытались убить. Киллер ждал во дворе. От него меня отделяли всего метров двадцать. Когда он начал стрелять, я сначала прыгнул за машину, а затем бросился в подъезд. Автоматная очередь, пущенная мне вслед, прошла на несколько сантиметров выше головы. Я поднялся в квартиру Филимонова и оттуда вызвал милицию".
       По заявлению Рыбина прокуратура возбудила уголовное дело, а всю информацию сразу засекретила. Но как удалось выяснить корреспонденту "Коммерсанта", предварительная баллистическая экспертиза показала, что преступник стрелял из пистолета-пулемета "Агран". Из такого же оружия была убита в Санкт-Петербурге депутат Госдумы Галина Старовойтова. Но связь между этими преступлениями правоохранительные органы пока не нашли. Хотя не исключают, что в обоих случаях работали одни и те же киллеры.
       
Фугас для нефтеторговца
       После ноябрьского покушения Рыбин нанял себе милицейскую охрану. Это же попытался сделать и близкий друг Рыбина замгубернатора Томской области по финансам Гурами Авалишвили, работавший до 1998 года вице-президентом ВНК (говорят именно благодаря его поддержки Рыбину удалось заключить с "Томскнефтью" выгодное соглашение). Его якобы предупредили из ФСБ, что "заказан" и он. В декабре Авалишвили срочно прилетел в Москву, где встречался с руководством центрального аппарата ФСБ. Позже Авалишвили обратился в УВД Томской области с просьбой предоставить ему охрану, но ему отказали, сославшись на отсутствие в бюджете такой статьи расходов. Авалишвили пришлось самому оплачивать телохранителей.
       Между тем подготовка второго покушения на Рыбина велась полным ходом. Вечером 9 марта он приехал на день рождения к своему племяннику на Профсоюзную улицу. Служебную "Волгу" с милицейской охраной он отправил в подмосковный поселок Николо-Хованское, где у него дом. Машина должна была вернуться за ним через два-три часа. Согласно официальной версии, в районе Ново-Хованского кладбища "Волгу" обстреляли из гранатомета. Водитель — лейтенант Николай Федотов, скончался на месте, два других милиционера, Евгений Филиппов и Алексей Иванов, получили ранения, попав под автоматные очереди, когда пытались выбраться из искореженной машины.
       Но как удалось выяснить корреспонденту "Коммерсанта", выдвинутая версия далека от действительности. Оказалось, что еще в конце ноября прошлого года грунтовая дорога между поселком Николо-Хованское и Ново-Хованским кладбищем была кем-то заминирована. Под колею заложили фугас, от которого к окопу, специально вырытому в 80 метрах от обочины, тянулись замаскированные провода. Именно этот фугас и был приведен в действие бандитами, решившими, видимо, что в машине едет Рыбин. Рядом действительно был найден гранатомет, но из него не стреляли. А историю с фугасом также засекретили.
И это покушение Рыбин приписывает ЮКОСу. Впрочем, доказательств он представить не может.
       
Инвестиции, которых не было
       Как говорят в ЮКОСе, Рыбин, действительно не раз просил встречи с Михаилом Ходорковским, но в этом не было никакого смысла. Например, одно из посланий Рыбин закончил словами: "Считайте это письмо еще одной попыткой с моей стороны использовать все возможности (бесконфликтного) мирного решения проблем". "Это читается как завуалированная угроза, а на угрозы мы не отвечаем",— сказал руководитель пресс-службы ЮКОСа Андрей Краснов.
       По его мнению, после поражения East Petroleum в арбитражном суде в Вене, ситуация сейчас явно не в пользу Рыбина. "Нельзя исключать, что Рыбин в этой игре всего лишь промежуточная фигура. За ним стоят 'серьезные' люди, которые потеряли много денег после расторжения договора между 'Томскнефтью' и East Petroleum. Теперь они требуют их у Рыбина, а у него ничего нет".
       Более того, как говорят в ЮКОСе, сам факт взаимоотношений "Томскнефти" и East Petroleum может стать основанием для возбуждения уголовного дела. После заключения договора East Petroleum исправно получала нефть, а вот инвестиций от нее так и не дождались. "Сказать, конечно, что денег вообще не поступало, было бы неправильно,— уточняет Краснов.— От East Petroleum как-то пришло $10 тыс., и на этом все закончилось". Между тем, "Томскнефть" за счет собственных экспортных квот регулярно поставляла нефть примерно по $100 за тонну, а Рыбин перепродавал по $120. Таким образом, за два с лишним года действия соглашения прибыль сторон составила $80 млн. Поделили ее так: $8 млн Рыбин оставил на счетах East Petroleum "за услуги", $36 млн получила "Томскнефть", а еще $36 млн East Petroleum под видом западных инвестиций перевела в Россию.
       "О каких инвестициях вообще может идти речь,— говорит Краснов.— Это деньги 'Томскнефти', прокрученные через западные фирмы. Просто украсть они не могли, иначе против руководства ВНК было бы моментально возбуждено уголовное дело, и тогда было решено действовать таким образом. Причем East Petroleum не единственная компания, работавшая таким образом с ВНК".
       
Кровавые связи
       Как бы то ни было, факт двух неудавшихся покушений на Рыбина остается фактом. Милиция пока никого не нашла, а предприниматель ждет очередных киллеров. Между тем, согласно оперативной информации, расследование этого дела может привести к весьма интересным результатам.
       Так, еще до приватизации ВНК в 1992-1994 годах генеральным экспортером нефти, добытой "Томскнефтью", являлась компания "Югра-импекс". Заграничным получателем выступала швейцарская компания из Лозанны Rosko S.A. Но в 1995 году все изменилось. "Югра-импекс" была выведена из схемы экспорта нефти, а ее заменил "Торговый дом `ВНК`" во главе с бывшим руководителем УКГБ по Томской области Михаилом Коробовым (он, кстати, являлся и топ-менеджером Rosko S.A.). Вокруг этих перестановок пролилось немало крови. Самым громким стало убийство президента Югорского коммерческого банка Олега Кантора. "Югра-импекс" держала свои счета, через которые проходили десятки миллионов долларов, в Югорском КБ и была зарегистрирована по тому же юридическому адресу, что и банк. После того как ТД "ВНК" получил карт-бланш на реализацию томской нефти, ситуация несколько стабилизировалась.
       Но в 1998 году, после приватизации ВНК ЮКОСом, произошло новое убийство: в октябре в Москве застрелили президента компании "Томск-Нефть-Восток" (ТНВ) Александра Берлянда, человека имевшего непосредственное отношение к "Томскнефти" и, кстати, знакомого Евгения Рыбина. На протяжении многих лет ТНВ (ее расчетный счет некоторое время также находился в Югорском КБ) в обмен на нефть поставлял продукты и потребительские товары. После прихода в ВНК новых владельцев Берлянд, как и Рыбин, потерял доступ к томской нефти.
       "Коммерсантъ" продолжит следить за развитием событий.

Комментарии
Профиль пользователя