Коротко


Подробно

 Полеты во сне и наяву

Летчики СРЮ и НАТО — о своих победах и поражениях

       Война на Балканах идет уже третью неделю. Пока наибольших успехов удалось добиться пропагандистам — как с сербской стороны, так и с натовской. Если верить на слово сербам, то авиация НАТО уже практически уничтожена. Послушав другую сторону, можно подумать, что самолеты НАТО неуязвимы в принципе, а если и падают на землю, то лишь в силу непонятных причин, которые в будущем предстоит выяснить. При этом слов сказано гораздо больше, чем представлено доказательств.
       Мы даем нашим читателям возможность познакомиться с тем, что говорят обе стороны, самостоятельно оценить соотношение правды и вымысла и сравнить качество пропаганды в Белграде и Брюсселе. Интервью сербских летчиков и зенитчиков взяты из югославского военного журнала "Войска", а рассказ пилота сбитого F-117 — из раздела Air Force News официального Интернет-сайта ВВС США.
       
Подполковник ВВС Гвоздень Дьюкич: как я сбил F-117A
       "Удовольствие — как у индейца, который снял скальп, или даже сильнее — было у меня, когда прямо перед моими глазами оказался 'невидимый' самолет. Я немедленно атаковал его.
       Да, ловили, ловили мы их знаменитый F-117A в нашем небе — и, наконец, поймали.
       Наверное, капитан Кен Двили по кличке Дух не знал, когда очередной раз летел сеять смерть в наших городах, что за ним идет охота. Не знал он о нашей поговорке 'Черная овца — паршивая овца', а господин Двили был из эскадрильи, которая называется 'Черная овца'. Может, название и сыграло с ним злую шутку — кто знает?
       В общем, что было — то было. Технология stealth, миф о невидимости бомбардировщика F-117A, миф о его неуязвимости — все это закончилось в нашем небе.
       Так вот, увидел я светлую точку на небе — и устремился в ту сторону. Она двигалась навстречу. Попал первой ракетой. После выстрела мне показалось, что произошло чудо.
       Есть тому очевидцы — Сава Йовин и Лале Игич из Будьяновицы. Они поспорили на бочку пива, кого я сбил — 'Торнадо' или F-16. Оба проиграли, но думаю, не сильно из-за этого переживают".
       
Подполковник ВВС Илия Аризанов: двадцать девять на одного
       Приказ о взлете майор Илия Аризанов из эскадрильи "Витязи" получил ровно в 19.00. Пилот МиГ-29 запросил подтверждение. Сигнал подтвердили немедленно. Майор Аризанов поднял машину и полетел навстречу самолетам агрессоров. Летчик вспоминает: "Я выбирал цель, которую можно атаковать. Навстречу вышло несколько самолетов, в том числе один 'невидимка' F-117. Я сманеврировал и попал между 'невидимкой' и другим самолетом. При этом 'невидимка' оказался так близко, что мой 'МиГ' опалило огнем из его сопел. Через мгновение он отвалил в сторону. В этот момент я направил ракету в хвост другого неприятеля. Тот вошел в штопор и рухнул на землю. Но тут я заметил, что и мой самолет загорелся. Катапультировался. Когда меня подобрали товарищи, я смог сам увидеть останки сбитого мной вражеского самолета. Впоследствии бойцы ПВО рассказали, что одновременно со мной в этом районе находилось 29 самолетов неприятеля, а я был один".
       
Бойцы подразделения ПВО Югославии, первыми сбившие самолет НАТО: нашей радости не было предела
       "В тот вечер система воздушного контроля сообщила нам о появлении неприятельских самолетов со стороны запада.— рассказывает один из бойцов.— После уточнения информации нашим специалистам удалось идентифицировать и оценить маневренные свойства неприятельских самолетов, которые, сея смерть и разрушение, бомбили гражданские объекты. Когда мы удостоверились, что они вошли в зону досягаемости наших систем ПВО, я сообщил об этом ракетчику". Рассказывает ракетчик: "Удостоверившись в высокой маневренности цели, я выпустил три ракеты. После первой пришлось скорректировать наводку... Раздался страшный грохот, взметнулся столб огня, задрожала земля и ракета полетела в сторону Цацка. Неприятельские самолеты летели на малой высоте, постоянно меняя траекторию. Когда враги поняли, что от судьбы не уйдешь, они катапультировались, а первые две ракеты взорвались, поразив цель. Первый самолет рухнул на окраине Желице и после этого долго горел. Пилот второго самолета совершил разворот и полетел на запад, так и не сбросив свой злодейский груз. Нашей радости не было предела. Мы были рады, что успешно стоим на страже родины".
       
Пилот сбитого F-117: я до сих пор не могу поверить, что меня спасли
       Все шесть часов на вражеской территории пилот сбитого американского самолета F-117A прождал спасителей с полотнищем американского флага за пазухой. Флаг ему дала женщина-техник его самолета перед самым вылетом. Он был с летчиком до самого возвращения и успокаивал его в течение всего времени ожидания помощи.
       "В подобные моменты флаг становится как бы воплощенной молитвой. Когда техник передала мне флаг, то сказала, что дает мне его для того, чтобы я возвратил его обратно, когда вернусь. Для меня это было подтверждением того, что все, кого я знаю, молились за меня. Это был как бы кусочек каждого, и мне было очень хорошо. Это сохраняло во мне надежду. Надежда дает силу, дает выносливость...
       Я знал, что нахожусь глубоко на территории Сербии. Я оценил, что нахожусь в 32 км от Белграда, и эта мысль была не особенно приятной, учитывая риск, связанный со снаряжением спасательной команды на такое расстояние в глубь Сербии.
       Я знал, что все делают все, что в их силах, но я также не питал иллюзий относительно своего спасения. Спасательная команда состоит из высокопрофессиональных и тренированных людей, но я знал, что риск и сложности были высоки. Я до сих пор не могу поверить, что меня спасли эти ребята...
       Я помню, что мне с огромным трудом удалось взяться за ручки катапульты. Я всегда пристегиваюсь очень тщательно, но из-за очень большой перегрузки я висел на ремнях, мне было трудно дотянуться до ручек. Один лишь момент я не могу вспомнить — когда я потянул за ручки. Бог взял мои руки и потянул. Я не паниковал. Я просто сделал то, что должен был сделать...
       Мне не пришлось много обдумывать. Специальная программа, по которой я обучался, дает очень сильные основы техники выживания и предотвращения попадания в плен, хотя все это было только на тренировках".
       Под куполом парашюта, еще не коснувшись земли, пилот установил радиосвязь со своими и использовал оставшееся до посадки время для изучения местности, отмечая ориентиры, убежища и место для приземления. Он сел на свежевспаханное поле в 45 м от железнодорожного переезда и сразу закопал парашют и другое оборудование. Он не может точно сказать, искали его или нет, но в один момент буквально в 10 м от него пробежала собака-ищейка. Следующие шесть часов пилот провел в своем убежище в 180 м от места приземления. Именно там в его голове начали возникать вопросы.
       "Очень важной частью операции по спасению является сокращение до минимума радиообмена. Однако для самого спасаемого это невыносимо — не знать, что происходит. Вы постоянно думаете: 'А они знают, что я здесь? А они знают, где именно? Кто участвует в операции? Какой план? Попробуют ли они все сделать сегодня?'".
       Спасатели все же смогли выйти на его убежище. Натренированная бригада, в которую входили и врачи и которая специально предназначена для спасения сбитых пилотов, быстро приняла его на борт вертолета и увезла с вражеской территории. Одним из первых на базе Авиано его встречала техник. Выбравшись из окружения похлопывавших по плечу друзей, пилот вернул ей флаг, как и обещал. "Люди спрашивали меня, думала ли я о флаге, который я дала ему,— сказала женщина.— Я вообще о нем не думала. Я просто хотела, чтобы пилот вернулся".
       Теперь, спустя всего несколько дней с момента спасения, пилоту не терпится снова залезть в кабину.
       "Командование хочет дать мне отпуск, но это не то, что я хотел. Я попросил, чтобы мне разрешили остаться как можно дольше. Я думаю, что всем нам надо побыть вместе, попереживать происшедшее. Американский народ может быть горд за тех, кто находится здесь. Молитесь за них и поддерживайте".
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 09.04.1999, стр. 2
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение