Коротко


Подробно

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ   |  купить фото

Игра в прятки на триллионы

Если бы российское правительство было по-настоящему амбициозным, оно бы выискивало не 200-300 млрд и даже не 500 млрд руб. дополнительных доходов, а 6 трлн. А найдя, снижало бы налоговую нагрузку, причем не символически, а радикально — на треть.


НАДЕЖДА ПЕТРОВА, МАКСИМ КВАША


Экономика в тени


Получать белую зарплату в целом приятно. Получать большую белую зарплату приятно вдвойне: и налоговый вычет можно при случае оформить, и пенсионные отчисления достойные. Но, если налоговая система, как говорит премьер Дмитрий Медведев, "настраивает налогоплательщиков на получение заработной платы вбелую", это еще не значит, что она настраивает вбелую эту зарплату выплачивать. Доля скрытой оплаты труда, согласно оценкам Росстата, отличается завидным постоянством: 28,3-28,8% на протяжении уже семи лет, за исключением кризисного 2008 года (26,5%),— эффекта от предполагаемой "настройки" нет даже символического.

Если бы он был, Медведеву, может, и не пришлось бы во вторник проводить совещание по мобилизации доходов. Потому что речь идет о триллионах рублей — в 2012 году, к примеру, 8,98 трлн. Будь они белыми, НДФЛ с этой суммы составил бы 1,17 трлн руб.— серьезное подспорье для местных бюджетов, уменьшение межбюджетных трансфертов для всех остальных. Суммарные страховые взносы оценить труднее (никто не знает, о зарплатах какого размера идет речь и, соответственно, по какой ставке с них следовало бы эти взносы отчислять), но, если предположить, что соотношение такое же, как и в белой части экономики (1,71 в 2012 году), внебюджетные фонды получили бы дополнительные 2 трлн руб. Было бы лишним, видимо, даже упоминание о том, что от дискуссии о пенсионной реформе мы в этом случае были бы избавлены.

Эти гипотетические три с копейками триллиона, по-видимому, лишь малая часть потерянных государством доходов. Путь в конверты непрост. Главное, что о нем надо знать: большая часть денег, которые в них оказываются,— это не уплаченный в бюджет однодневками НДС.

Пусть очень грубо, но можно оценить масштабы и этого бедствия. Если бы для всех товаров и услуг ставка налога находилась на уровне 18%, в случае стопроцентной собираемости его сумма составила бы 18% ВВП (этот показатель представляет собой сумму произведенной экономикой добавленной стоимости), или 11,2 трлн руб. (на 2012 год). Сумма вычетов по НДС (главным образом инвестиционные льготы), как заявил на коллегии ФНС глава ведомства Михаил Мишустин, достигла 1 трлн руб. Собрано НДС, по данным Федерального казначейства, 3,5 трлн руб.— эта сумма включает НДС на товары, импортированные на территорию РФ. Неясной остается судьба еще почти 6,7 трлн руб. Похоже на международное достижение (в странах ЕС перед кризисом разрыв между потенциальным и собираемым НДС составлял от 10% до 30%, максимум был зафиксирован в Греции).

Часть этой недостачи — значительную, но не всю — можно объяснить применением льготной десятипроцентной ставки. Еще часть — возвратом НДС при экспорте: в 2012 году объем вывоза товаров и услуг из страны составил $530 млрд, то есть возврат НДС около 3 трлн руб. Таким образом, можно предположить, что упущенные доходы в виде НДФЛ, НДС и страховых взносов могут доходить примерно до 6 трлн руб. Но никто не собирается все их взыскивать, и это к лучшему.

Законы военного времени


Меры, которые рассматриваются правительством в рамках объявленной на предстоящую бюджетную трехлетку (2014-2016 годы) "мобилизации", и без того очень жесткие, большая их часть должна начать действовать со следующего года. "Существенные надежды" правительство возлагает на проект закона о противодействии незаконным финансовым операциям, который, как уверяет глава Минфина Антон Силуанов, "коснется именно недобросовестных плательщиков". На деле, как уже указывали "Деньги" (см. номер от 11 марта), проект грозит серьезными неприятностями широкому кругу предпринимателей. Неполучение корреспонденции, направленной налоговой инспекцией по юридическому адресу, приведет к заморозке счетов. Разработанные поправки к Уголовному кодексу (ответственность за нерепатриацию валюты из-за рубежа начиная с 6 млн руб. и использование "подложных документов" при переводе средств на счета нерезидентов в любом размере) могут собрать урожай почище, чем знаменитая ст. 159 ("Мошенничество"). О дополнительных проверках предпринимателей, показавших убытки в отчетности или подавших уточненную декларацию, и возможности в рамках камеральной проверки наносить визит на предприятие с выемкой документов и говорить нечего: если эти меры соответствуют принципу "снижения административной нагрузки на налогоплательщика", о котором якобы помнит Дмитрий Медведев, что называть ее повышением?

Полный список мер появится к лету. Среди 30 предложений, которые Минфин готовил к прошедшему совещанию, помимо уже изложенной идеи установить лимит для оплаты наличными 300 тыс. руб. были, по сведениям "Финмаркета", создание в Следственном комитете подразделения по борьбе с налоговыми преступлениями и введение уголовной ответственности за уклонение от уплаты страховых взносов. Возможные сроки выездной проверки со стороны ПФР и ФСС предлагается продлить с двух до шести месяцев. Собственников квартир, машин и другого имущества, которое можно обложить налогом, обязать самих информировать об этом налоговую инспекцию. О движении средств по счетам адвокатов, нотариусов и прочих "частно практикующих лиц" (вообще говоря, под это определение подпадает любой ИП) банки обязаны будут сообщать в ПФР и ФСС — из сообщений пока неясно, идет ли речь об информировании по запросу или по умолчанию, но второй вариант вполне возможен. Во всяком случае, авторы не поперхнулись, когда предложили предоставлять антикризисную финансовую поддержку низконалоговым юрисдикциям (Кипру) только при условии получения от них "всего массива" сведений о российских учредителях и бенефициарах зарегистрированных там компаний, а также о банковских счетах "российских лиц".

Конечно, все будет сопровождаться "снижением административной нагрузки" — в этом помогут современные технологии. Идея обязательной подачи налоговых деклараций по НДС в электронном виде, высказанная в антиотмывочном законопроекте, в новых предложениях распространилась на отчетность об уплате страховых взносов (для организаций от десяти человек). К контрольно-кассовой технике решено выдвинуть требование передавать информацию в налоговые органы в режиме онлайн. И при налоговой проверке удастся обойтись без бумаги: не выдавать проверяющим кипы документов, а просто открыть им доступ к внутренней системе учета. Даже странно, что от представленных предложений по улучшению налогового администрирования Минфин ждет всего 200-250 млрд руб. дополнительных доходов. Правительству нужно вдвое больше. На первое время — хотя бы 500 млрд руб.

Ожидания и обещания


Дополнительные деньги, по словам Антона Силуанова, могли потребоваться ведомствам на покрытие дополнительных потребностей — социальных (детсады и перинатальные центры), инфраструктурных (Московский транспортный узел) и инвестиционных. Сумма примерно соответствует объему "отложенных решений", которые, как говорил еще осенью при обсуждении проекта бюджета глава Минэкономики Андрей Белоусов, придется финансировать в 2015-2016 годах, "чтобы выйти на параметры президентских указов".

Но, каковы бы ни были цели, средства для их достижения Минфин готов искать в доходах от приватизации (предложения Минэкономики на общую сумму 1 трлн руб., включая, правда, допэмиссии ряда компаний, правительство решило использовать по максимуму, так что, вероятно, будет продано 19,5% акций "Роснефти", 50% реорганизованного "Ростелекома" и 83,4% "Шереметьево") и оптимизации инвестпрограмм госкомпаний либо расходов министерств и ведомств. Как пишет газета "Коммерсантъ", на совещании, посвященном дележу доходов, Минфин изыскал таким образом на 2014-2016 годы 1,6 трлн руб. Бюджетные инвестиции в инфраструктурные проекты, льготы для государственных и гражданских служащих и даже госпрограмма вооружений — оказалось, многое можно "оптимизировать". Правда, правительство эти цифры Минфина не утвердило, но замена традиционной для кабинета весенней темы "дайте еще денег" на "только не забирайте" проведена элегантно. Не говоря уж о том, что более ясного сигнала: на распечатывание нефтегазовых допдоходов (их в этом году прогнозируется 230 млрд руб.) Минфин не пойдет — быть не могло.

Однако никто и никогда, по-видимому, не соберет все налоги, проходящие мимо российского бюджета. Потому что это неминуемая плата за "капитализм для друзей", никуда не годный деловой климат и избирательное правоприменение. И потому что теневые деньги на свету могут сильно потерять в весе: нельзя поручиться, что рабочие места, на которых получают в конвертах те самые 8,98 трлн руб., способны существовать при полноценной налоговой нагрузке. Так что и те 6 трлн руб., что получили в своих "расчетах на салфетке" "Деньги",— это вовсе не фискальный резерв. Это резерв для снижения налоговой нагрузки в условиях, когда правила игры будут равны для всех. Причем снижения радикального — на треть.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение