Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12
 Прямая речь
       Сегодня истек срок ультиматума, предъявленного руководством МВД Чечне за похищение генерала милиции Геннадия Шпигуна. И сегодня Совет безопасности должен разъяснить, что же на самом деле стоит за объявлением ультиматума. О том, какие действия должны быть предприняты руководством России на этот раз, мы спросили у читателей.
Как ответить чеченцам?
       
Александр Венгеровский, член комитета Госдумы по международным делам:
       — Самое разумное в этой ситуации — прекратить денежные расчеты с Чечней, прекратить оказывать любое содействие, в том числе и Ингушетии, так как, на мой взгляд, чеченец и ингуш — это одна сатана. И надо пересмотреть кавказскую политику в целом. На самом деле, это история — заявка на политический передел. Масхадов со своими популистскими шагами перестал быть истинным хозяином Чечни. И я не думаю, что в этом конфликте будут задействованы войска России.
       
Аркадий Вайнер, писатель:
       — Надо, наконец, отгородиться от них. Дать им независимость. Такую, чтобы и Россия была свободна от Чечни. Для этого нужно создать непрозрачную границу. А военные акции показали, чего они стоят. Не сомневаюсь, что ультиматум выполнен не будет. В заявлении Степашина читается, что мы готовы принять силовые меры к чеченцам. Я бы уточнил: к чеченцам-разбойникам, а не к народу.
       
Сергей Ковалев, депутат Госдумы:
       — Сейчас мы полной ложкой хлебаем то, что сами когда-то натворили, и нынешний ультиматум ничем не подкреплен. Когда затевались военные действия, декларировались несколько принципов: уничтожение нелегитимного режима Дудаева — Дудаева уничтожили, а режим — нет. Покончить с преступностью — никогда такого разгула преступности в республике не было. Защитить "русскоговорящее" население — русским в Чечне стало в десять раз хуже. Сохранить Чечню в составе России — теперь от России это не зависит. Единственные силовые методы, которые могут быть применены — это операции "командос", хотя я сомневаюсь, что у альфовцев это получится. А танки уже не могут быть применены. На это хватит ума даже у тех, кто принимает решения сейчас.
       
Александр Гафин, вице-президент Альфа-банка:
       — Нужно давно уже сесть за стол переговоров с ними. Может быть, пора подтвердить независимость этого суверенного государства, тем более что лет через пять они на коленях будут умолять о присоединении к России. Держать на своей территории откровенно агрессивное террористическое государство нельзя. Можно, конечно, начать бомбить, как делают американцы, но у нас сейчас так много сепаратно настроенных регионов, что следом за Чечней пойдет Дагестан, а потом и весь Кавказ. Ультиматум в такой ситуации опасен тем, что при его невыполнении, нам придется следовать своим же угрозам, а в России нет пока политика, способного взять на себя ответственность за новую войну в Чечне.
       
Иван Рыбкин, полномочный представитель президента России в странах СНГ:
       — Не надо исключать ни одного вида средств из арсенала МВД, ФСБ и других служб России для освобождения генерала Шпигуна. При этом эффективность мер только возрастет, если они будут сопровождаться продолжением переговорного процесса между федеральным центром и властями Чечни. Ни один вариант освобождения не сработает, если такого рода переговоров не будет. Я имею в виду, прежде всего, переговоры между МВД РФ и всеми людьми во власти в Чечне — официальными и неофициальными.
       
Геннадий Зюганов, лидер КПРФ:
       — Ситуация в Чечне является настолько сложной, что федеральному центру необходимо срочно принимать комплекс самых серьезных мер. Именно комплекс. Сами посудите, сначала похищение представителя президента Валентина Власова, теперь представителя МВД Геннадия Шпигуна. А следующим похищенным может стать и сам министр внутренних дел Сергей Степашин.
       
Мухарбек Аушев, председатель внефракционной группы депутатов Госдумы по делам Северного Кавказа:
       — Дать независимость Чечне, ужесточить границу и ввести визовый режим. Тогда у местных администраций появятся реальные полномочия. Последнее похищение — это дискредитация Масхадова, у которого и так уже нет реальной власти. МВД рассчитывает сейчас на столкновение Масхадова с оппозицией, но в Чечне существует соглашение об отказе от конфронтации до 2001 года, поэтому ожидаемых результатов заявление Степашина не принесет. И потом, в Чечне, Дагестане, Ингушетии людей каждый день пачками воруют, но это замалчивается. А экономическая блокада Чечни давно существуют. Теперь налоговая полиция насядет на чеченских бизнесменов, которые работают в России, предложит им помочь вернуть Шпигуна.
       
Владимир Ресин, вице-премьер правительства Москвы:
       — Российское правительство должно принять целый ряд экономических, политических и правовых мер в отношении Чечни. Ведь такое похищение без помощи чеченских оппозиционеров совершить невозможно. На мой взгляд, это дикое похищение выгодно тем чеченским силам, которые противостоят Масхадову и дестабилизируют обстановку до предела.
       
Евгений Жариков, актер:
       — Я согласен со Степашиным, который сказал, что будут приняты жесткие, строгие меры против 10% бандитствующего чеченского населения. Не против населения вообще, а именно против бандитов. И я уверен, что эти бандиты известны нашим правоохранительным органам. Наша гильдия актеров проводит фестиваль "Горное эхо", который призван способствовать продвижению российской культуры на Северный Кавказ. А ведь там в течение пяти лет не было ни одного артиста, но я знаю, что у этого народа нет вражды к русским. Но реальная власть там у преступников, которые держат народ в смертельном страхе. И нашему правительству надо помочь Масхадову бороться с этими преступниками, а не придумывать границы, какими были огорожены концлагеря.
       
Михаил Барщевский, адвокат:
       — В России очень сильно развит массовый дилетантизм и многие решения принимают люди, которые не являются профессионалами в этой области. Поэтому я не хочу давать никаких советов. Ясно, что в России кризис власти. Она не может защитить вклады, выплатить пенсии, не может защитить своих граждан. И самое страшное, если заявления Степашина останутся сотрясением воздуха. Сейчас власть просто обязана отстаивать интересы России и защитить ее. И не имеет значения, о чем идет речь — о Чечне или о другой губернии.
       
Комментарии
Профиль пользователя