Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

во весь экран назад  "Опричник" с хорошим зрением и ослабленным слухом
       В Большом состоялась первая оперная премьера нынешнего 223-го сезона — "Опричник" Чайковского. Причины, в силу которых появился этот спектакль, скучны и банальны. Однако почти случайные обстоятельства сделали зрелище интригующим, отчасти даже приятным.

       В график Большого театра опера попала по инициативе Марка Эрмлера, вспомнившего, что семь лет назад он дирижировал "Опричником" в Эдинбурге. Вскоре из работы по болезни выбыла режиссер Ирина Молостова. Ее заменил ученик — Николай Кузнецов. Солистов набрали всех сплошь "второго эшелона". Этими силами Большой взялся компенсировать когда-то обещанную "Кармен".
       В отличие от бессмертного шлягера Бизе, вторая опера Чайковского — сочинение ненадежное. На треть "Опричник" состоит из раннего "Воеводы". На остальные две трети — из будущего Чайковского. Где-то на периферии музыкального текста маячат композиторские симпатии к "Аиде" Верди и к большим операм Мейербера. А на переднем плане сусальные хороводы — дань традициям "Могучей кучки". Между тем в сценическом успехе опере не отказать: в Мариинском ее премьерой (1874) дирижировал Направник. В Москве последний раз спектакль шел в 1904 году под управлением Рахманинова.
       Нынешняя постановка несет на себе печать стилистически разноперой партитуры Чайковского, а также печаль коллектива, готовящегося к капремонту. Нельзя сказать, чтобы у Эрмлера был вкус к ранней эклектике Чайковского. Нет и стремления к художественному диктату. Беззвездный состав солистов до последней репетиции учил текст (самым неуверенным был лирический герой Морозов в исполнении Павла Кудрявченко). На премьере оркестр звучал безынициативно и колебался между певцами, тормозящими темпы (Ольга Терюшнова — боярыня Морозова, Владимир Верестников — Вязьминский), и теми, кто их форсирует (Николай Васильев — Андрей Морозов, Елена Зеленская — Наталья).
       А вот художник-сценограф Юрий Устинов целенаправленно действовал в продуманной стилистике "Жития святых". Для постановки его альянс с автором костюмов Ириной Акимовой — большая удача. Сделанную под старину сине-голубую живопись дополняет стильный контраст светло-золотых сарафанов с черными одеждами опричников.
       Буквально в день премьеры художников поддержал режиссер Николай Кузнецов, уточнивший две-три мизансцены и выровнявший ход спектакля в целом. "Опричник" стал более динамичным. Хорошо пошли эйзенштейновские цитаты — хоровод опричников в сцене свадьбы из третьего акта и языческая маска ряженого. В облике Басманова, чью партию в идеале должно петь женское контральто,— тот же очаровательный соглядатай, что и в фильме "Иван Грозный".
       Мелодраматическая love story опричника-неофита Андрея Морозова и боярской дочки Натальи смешна нелепостями — например, в сцене свадьбы на "белой лебеди"-невесте красный сарафан,— но трогательный дуэт временами приятен. В нем угадывается прототип будущих лирических пар Чайковского. А баритональный тенор Морозова (в полуэстрадном исполнении Николая Васильева) сквозит и романсовой лирикой Ленского — "... и счастье тихое былого", и отчаянием Германа — "так пропада-а-а-й же все".
       С выходом Басманова (крепкая актерская работа Марины Шутовой) спектакль внезапно приобретает очарование. Едва намеченное сходство опричника-искусителя — "Житье у нас — и умирать не надо" — с безымянным фатализмом "Пиковой дамы" способствует перевоплощению ранней оперы Чайковского в постмодернистский ребус.
       "Клянись, Морозов, иль смерти жди" — по сути, теми же условиями скован в "Пиковой даме" Герман. А вот лубочный хор в начале второго акта ("Времена настали злые, нас покинул царь-отец") отсылает к прологу "Бориса Годунова" Мусоргского. Далее в квартете главных героев отчетливо слышен будущий ансамбль "Мне страшно...". Получился вполне актуальный дайджест на тему "русская музыка с Пушкиным и без него".
       Наутро после премьеры стало известно, что из жизни ушла режиссер Ирина Молостова. Со временем в ее мотивациях нынешней постановки "Опричника", конечно же, разберутся биографы. Станет ясно, что сделано ею, а что — ее учеником Николаем Кузнецовым. Однако первые зрители их совместной работы уже сейчас убеждены, что "Опричника" ставили люди с хорошим зрением. А вот за слух отвечают другие.
       
       ЕЛЕНА Ъ-ЧЕРЕМНЫХ

Комментарии
Профиль пользователя