Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2
 Анатолий Собчак: жадность фраеров сгубила
       Через две недели пройдет съезд движения "Демократическая Россия", на котором должен быть решен вопрос о лидере движения. После убийства Галины Старовойтовой на эту роль претендуют два эмигранта — Сергей Станкевич и Анатолий Собчак. В эксклюзивном интервью корреспонденту Ъ СЕРГЕЮ Ъ-СЛЮСАРЕНКО о своем видении задач и целей обновленной "Демроссии" рассказал АНАТОЛИЙ СОБЧАК.

— Вы действительно готовы возглавить "Демроссию"?
       — Я дал согласие войти в ее руководящий совет. Я был одним из тех, кто стоял у истоков движения и считаю, что оно должно приобрести не меньшую популярность, чем в 1990-1991 годы.
       — Вы хотите возглавить движение, или вам будет достаточно просто участвовать в его деятельности?
       — Я никогда не стремился что-то обязательно возглавить и, когда призывал к объединению демократов на прошлых выборах, говорил: если нет договоренности по кадровым вопросам, давайте метнем жребий, для меня непринципиально, какой по счету будет стоять моя фамилия, главное, чтобы выиграло дело.
       — Какие у вас отношения со Станкевичем?
       — У нас всегда были нормальные, хорошие отношения, мы вместе работали в межрегиональной группе, в тбилисской комиссии — он у меня был заместителем.
       — Вы знаете, что он тоже не прочь стать лидером?
       — Я знаю, что он сейчас готов создать международное представительство "Демроссии" в Варшаве. Ну а кто там чего хочет возглавить — все решит съезд. Понимаете, сегодня не самое важное, кто возглавит партию, главное ее реанимировать и вернуть к политической жизни.
       — Вы будете присутствовать на съезде?
       — Надеюсь, что я лично приму участие в съезде. Я уже не раз говорил, что для меня вопрос возвращения в Россию — это лишь минимальные гарантии моей личной безопасности.
       — Для вас не стоял вопрос выбора — "Демроссия" или правый центр, о котором так много говорят в России?
       — Я сторонник объединения всех демократических сил и считаю, что не надо называть это правым центром. И не надо стесняться слова "демократия". Главная идея как раз и состоит в том, чтобы федеральное движение "Демроссия" приложило все усилия для объединения всех демократических сил в этом блоке, который правильнее было бы назвать "Правое дело". Если мы все сумеем объединиться на будущих выборах в парламент, у нас будет несомненное большинство мест в Думе.
       — Так думала и Галина Старовойтова, но созданное ею движение "Северная столица" потерпело на выборах в Петербурге сокрушительное поражение.
       — Нельзя сказать, что у нее ничего не получилось. Вы не задумывались над тем, что ее и убили-то главным образом потому, что она развила такую бурную деятельность на ниве объединения демократических сил, и все те криминальные элементы, которые полезли в законодательное собрание Петербурга, были крайне обеспокоены этой ее деятельностью. И только после того как ее не стало, все это движение, по сути, развалилось. Сегодня, может быть, самое слабое место всех демократов и реформаторов в том, что они никак не хотят признать допущенные ошибки. И тактические, и стратегические, и государственные, и политические, и кадровые. Сегодня надо сказать народу: да, действительно, мы многое сделали не так, мы переоценили свои силы, мы недооценили сопротивление и живучесть коммунистической идеологии, мы напортачили с приватизацией, мы поспешили с формированием выборных органов по партийным спискам, дав коммунистам возможность снова выйти на политическую арену, мы ничего не предприняли для того, чтобы запретить бывшим представителям партноменклатуры участвовать в управлении государством. Много было сделано ошибок, а ведь в 1991 году можно было сделать все — народ хотел и ждал изменений, он только не знал, как это сделать. К сожалению, те, кто возглавил страну в тот момент, оказались ниже тех требований, которые предъявляло время, у них не хватило ни ума, ни политической воли сделать то, что надо было сделать. В первые же две недели после путча, когда нужно было работать по 24 часа в сутки, наш президент отправился в Сочи отдыхать и учиться играть в теннис. А его доблестное окружение в это время делило портфели и здания в Москве — вот это все нам теперь и аукнулось.
       — И все-таки как вы оцениваете перспективы сотрудничества "Демроссии" с "Демвыбором", "Яблоком", другими партиями и движениями правого центра?
       — Я уверен, что надо создать единый избирательный блок "Правое дело", куда бы вошли и "Демвыбор", и "Демроссия", и социал-демократы, и христианские демократы, и Гавриил Попов, и Ирина Хакамада, и Константин Боровой, и другие. Надо создать как можно более открытое движение, объединенное двумя простыми идеями. Первая — не допустить возвращения антинародного преступного коммунистического режима к власти. Вторая — приложить все усилия для утверждения тех ростков демократии, которые начали в России пробиваться.
       — Укрепила ли отставка Скуратова вашу надежду спокойно вернуться в Россию?
       — Дело не в господине Скуратове, а дело в той системе прокуратуры, которая существует сейчас в России. Сегодня прокуратура — это организация, пришедшая к нам из прошлого, это карающий меч, который всегда был в руках коммунистической партии. Использование прокуратуры в политических целях в том же Петербурге было ярко продемонстрировано в случаях с Сергеем Беляевым и Юрием Кравцовым, когда во время предвыборной кампании прокуратура возбудила против них уголовные дела по явно надуманным предлогам. А после того как они благополучно выборы проиграли (не в последнюю очередь благодаря "утечке" из прокуратуры), им было сказано: все, можете спать спокойно, ваши уголовные дела прекращены. За это прокуратуру надо привлекать к уголовной ответственности, потому что такое влияние на результаты выборов — это и есть полное извращение сути демократии.
       — Сейчас прокуратура развернула показательную борьбу с коррупцией. Не боитесь снова попасть под горячую руку?
       — Я хочу сказать, что наша прокуратура и по сути своей, и по кадровому составу — вся из сталинских времен, и никогда она с преступностью и коррупцией по-настоящему не боролась; они всегда только изображали борьбу, работая по определенным заказам. Я не верю ни этим людям, ни в справедливость тех дел, которые они сегодня раскручивают, объявляя, что вот этого они арестовали, у того обыск провели. Халдеи в прокурорских мундирах, а не борцы за законность.
       — И все-таки вы думаете о возвращении?
       — Я понимаю, что сегодня многие против меня. Они понимают, что с моим именем связана идея слома и коренной реорганизации всех правоохранительных или, как я их называю, "правохоронительных" структур коммунистического государства. Я считаю, что до тех пор, пока мы не реорганизуем судебную систему, люди будут идти за защитой своих интересов к мафии. До тех пор, пока мы не реорганизуем прокурорскую систему, вместо подлинной демократии мы будем иметь демократию по-прокурорски: заказные дела, незаконные аресты и так далее. Не будет этого — еще долгие десятилетия Россия, как дерьмо в проруби, будет барахтаться между тоталитарным режимом и демократией, так и не добираясь до последней.
       — Вы планируете участвовать в выборах в Госдуму?
       — Несомненно, и, думаю, эта публика мне не помешает это сделать. Я живу здесь на чемоданах и готов вернуться в Россию в любой момент. Главное — чтобы не убили раньше времени. Я должен доказать свою правоту раньше, чем меня не станет.
       — Чему важному научила вас парижская жизнь?
       — Главное — я понял, почему во Франции люди хорошо живут: им правительство не мешает нормально существовать. В принципе Франция — страна гораздо менее богатая, чем Россия, а живут в ней тысячекратно лучше, чем мы — только за счет того, что из столетия в столетие они накапливали свое богатство. И во-вторых, во Франции существует очень разумное законодательство, направленное на защиту общественных интересов. А у нас несколько придурков, ошалев от безумных денег, которые на них свалились, и назвав себя олигархами, почему-то решили, что могут управлять государством. В итоге они и довели Россию до ее нынешнего состояния менее чем за год. Изгнав из правительства всех разумных людей, изменив политику, а в результате угробив и страну, и собственное благополучие, обрушив банковскую систему, которая только начинала нарождаться. Жадность фраеров сгубила, жадность и глупость. Если бы они не были придурками, они бы не стали действовать вопреки собственным интересам, и когда я вижу по ОРТ одного из этих придурков, который многозначительно учит народ, как ему жить, а у самого на роже написано, что он со своими миллиардами давно на всех на нас плевал... Пока на Руси такое возможно, мы никогда не будем жить, как во Франции.
Комментарии
Профиль пользователя