Коротко


Подробно

5

Рисунок: Юлия Гукова

Депутатский гастроллинг

Билеты на концерт Мадонны будут стоить еще дороже, а многих других артистов российские поклонники не дождутся никогда. Концертные промоутеры считают, что именно так все и будет, если Госдума примет законопроект депутата Алексея Митрофанова. В споре между Митрофановым и промоутерами разбиралась корреспондент "Денег".


АННА ВАСИЛЬЕВА


Законопроект, внесенный в начале месяца в Госдуму, который предлагает обязать организаторов концертов получать специальные лицензии и иметь банковские гарантии на сумму 150 млн руб., вызвал на концертном рынке страшный переполох. Концертным промоутерам уже грезится в будущем советское прошлое: снова "Госконцерт" и "Союзконцерт" будут составлять план концертно-гастрольной деятельности по стране, артисты будут работать за пять рублей, звезды — за десять. Многие, впрочем, надеются на то, что поскольку автор законопроекта депутат Алексей Митрофанов — фигура в Госдуме не самая влиятельная, инициатива его не пройдет. И в меньшей степени — на то, что победит разум. Все-таки генеральная линия административной реформы, неважно, плохо или хорошо ее проводят, состоит в отмене лицензирования экономической деятельности и в развитии системы саморегулируемых организаций. Во всяком случае заменили лицензии на СРО для строителей, аудиторов, фондового рынка, и почему же промоутеры должны двигаться в противоположную сторону? А вот обозначенная сумма банковских гарантий — 150 млн — вполне под стать строителям и фондовикам. Промоутеру, если он не взобрался на вершину бизнеса и не устроил в своей жизни ни одного концерта Мадонны, Леди Гаги и Deep Purple, такие деньги и не снились.

Так или иначе, вероятность, что этот закон появится, довольно велика. И вовсе не потому, что безответственность и нелепость законопроекта еще не являются основанием для его отклонения. Главное, что к лицензированию организаторов концертов депутаты и чиновники подступаются уже давно — намерения явные, и желание добиться своего может в конце концов взять верх. Законотворцев можно понять: огромный растущий рынок, оцениваемый сейчас примерно в $1 млрд, почти не контролируется. Здесь в порядке вещей наличный расчет в обход кассы (а следовательно, и налогов), на этом поле действуют десятки мелких порой нигде не зарегистрированных игроков. Тем не менее принятие этого закона рынок в значительной степени уничтожит, а собираемость налогов не повысит.

СК "Олимпийский" — одна из немногих по-настоящему крупных концертных площадок в России

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

Во славу РАО


Впервые о необходимости лицензирования концертного рынка заговорил в 2002 году главный баритон российской Госдумы Иосиф Кобзон. Вместе с Андреем Вульфом он предложил возложить эту обязанность на Министерство культуры, пообещав вывести таким образом доходы шоу-бизнеса из тени. Соответствующий законопроект вяло обсуждался вплоть до 2008 года без сколько-нибудь внятных результатов: ни у кого не получилось ни определить состав так называемого экспертного совета по выдаче лицензий, ни разобраться с понятиями "концертная площадка" и "профессиональный артист". Однако тема явно не была закрыта.

"Министерство культуры вместе с Российским авторским обществом давно мечтает залицензировать всю концертную деятельность и фактически подмять ее под себя",— уверен Анатолий Семенов, представитель уполномоченного по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности при президенте России. Дело в том, что сейчас, согласно Гражданскому кодексу, РАО может собирать с любых организаций, которые публично воспроизводят музыку, отчисления в пользу ее авторов. Для этого оно предлагает организаторам концертов заключить с ним договор, отдать 5-10% выручки, и эту долю РАО потом передает автору, забрав себе "всего ничего" — четверть. Такой расклад, конечно, не устраивает ни промоутеров, и так выплачивающих авторские гонорары, ни собственно артистов-авторов, которые не видят смысла отдавать РАО свои кровные. Несовершенство схемы, впрочем, в прошлом году было доказано в Высшем арбитражном суде, который в декабре постановил, что, поскольку концертное агентство напрямую заплатило правообладателю, оно не должно платить еще и РАО, но тем не менее отправил дело на повторное рассмотрение. "Сейчас эти споры хотя бы возможны,— говорит Анатолий Семенов.— В случае же появления лицензий никто даже слова поперек сказать не сможет. Нет договора с РАО, значит, Минкульт тебя лицензии лишит".

Сами участники рынка относятся к лицензированию неоднозначно. Например, Владимир Зубицкий, президент компании "Русский шоу-центр" (крупнейший промоутер в стране, организовывал гастроли U2, Леонарда Коэна и многих других звезд первой величины), признает, что любые лицензии порождают коррупционные схемы, однако видит в депутатской инициативе и кое-какой позитив. "При правильном подходе это могло бы помочь сократить наш рынок — в хорошем смысле, то есть очистить его от непорядочных промоутеров",— указывает Зубицкий. Понятно, что промоутеры помельче никакого позитива не наблюдают, они утверждают, что введение лицензирования и банковских гарантий приведет к монополизации рынка, и на нем останется максимум десяток игроков. А дальше, как водится, мы придем к ограниченному репертуару и произвольно высоким ценам на билеты. "Это обеднит культурную жизнь в столице и полностью уничтожит ее в регионах, где сейчас и так все плачевно,— нагнетает Павел Камакин, арт-директор клуба "16 тонн".— Не будет никаких маленьких клубов, никаких молодых музыкантов. Крупные промоутеры просто не будут заниматься начинающими артистами".

Благодаря гастролям исполнителей классической музыки на регионы приходится 90% всех проходящих в стране выступлений

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Филармония для регионов


Апокалипсические прогнозы в отношении "молодняка" и "неформата", которыми никто не будет заниматься в случае монополизации, довольно убедительны. "Отличие нашего рынка от зарубежных — в отсутствии крупных многопрофильных игроков",— отмечает Елена Крылова, аналитик агентства iKS-Consulting. В Америке, например, львиную долю концертного рынка (объемом более $9 млрд) контролирует промоутерская компания Live Nation Entertainment (LNE; она же — лидер в сфере электронной билетной коммерции). Но это не мешает LNE устраивать мероприятия самого разного толка и масштаба — от камерных выступлений в маленьких клубах до грандиозных концертов на стадионах.

В России такого нет и в помине. Согласно отчету "Концертный рынок России-2011", подготовленному iKS-Consulting, проведением концертов занимается огромное количество компаний (около 1300) и индивидуальных предпринимателей. "Доля крупнейшего игрока, Московской государственной академической филармонии, в общем количестве концертов — чуть больше 1%",— говорит Крылова. По ее словам, этой организации хорошо помогает развитая филармоническая сеть — уникальное наследие советских времен.

Заметим, провинция не сильно отстает по количеству концертов от двух столиц: из более чем 100 тыс. мероприятий такого рода, проводимых в течение года, около 90 тыс. приходится на регионы. При этом доходы от концертов показывают, где и как зарабатывают промоутеры. Москва дает 35% совокупной выручки, Санкт-Петербург — 17%, а все остальное пространство — меньше половины, 48%. По словам Павла Камакина, рынок стремится сейчас к финансовой модели, когда 70% выручки забирает артист, а 30% остается площадке. Соответственно, если в Москве есть возможность продать 500 билетов по 2 тыс. руб., собрать 1 млн руб. и 300 тыс. оставить себе, то в регионах зал на 200 человек с билетами, скажем, по 1 тыс. руб. получит с мероприятия 200 тыс. руб. дохода и 60 тыс. прибыли. "А ведь и те и другие платят налоги и зарплаты, тратятся на ремонт оборудования и рекламу,— поясняет Камакин.— Вот и получается, что остается не много. У крупных — побольше, у мелких — поменьше".

От введения на концертном рынке лицензирования и банковских гарантий в первую очередь пострадают небольшие клубы и начинающие артисты

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Именно по причине небольших доходов промоутеры в регионах уверены, что им никогда не получить лицензию, если обязательным условием станут банковские гарантии на 150 млн руб. Во-первых, будет сложно найти залог, под который банк им эти гарантии предоставил бы. Во-вторых, чем мельче агентство, тем выше комиссия, которую, скорее всего, назначит банк за гарантию — до 10% от 150 млн руб., а возможно, и больше. Подобные выплаты могут разорить агентство в первый же месяц.

Однако унынию предаются не все. "Банковские гарантии повлияют только на цену билетов — она вырастет,— полагает Дмитрий Резниченко, гендиректор концертного агентства МИР, работающего в регионах.— Опасности тут особой нет. Если какие-то мелкие агентства не смогут получить лицензию, они просто будут работать через агентства покрупнее. Естественно, выплачивая им какой-то процент за работу под их именем. Это опять же увеличит конечную стоимость концертов для потребителей".

Вообще, все участники рынка недоумевают по поводу намерения властей ограничить концертную деятельность в стране какими-либо новыми законами. "Рынок уже давно сам по себе регулируется,— говорит, к примеру, Дмитрий Резниченко.— Ушли в прошлое махинации с билетами, от которых якобы всех планируется защитить. Любая концертная площадка работает с кругом проверенных лиц. И даже если соглашается сотрудничать с новичком, никогда не доверяет ему кассу, то есть хранит у себя все вырученные от продажи билетов деньги до окончания концерта". По его словам, из-за сильнейшей конкуренции все очень дорожат своей репутацией. Кроме того, организаторами концертов выступают зачастую сами артисты, а промоутеры в этом случае получают только вознаграждение от них за помощь в подготовке выступления. "Так что если этим законом решили защищать артистов, то защищать их будут от них же самих",— добавляет Резниченко.

Набравшиеся опыта столичные промоутеры сейчас могут предложить зрителям мировых звезд любой величины

Фото: Илья Питалев, Коммерсантъ

Не мешать


Единственным внятным мотивом для государства по-новому упорядочить концертную деятельность мог бы быть сбор налогов, о котором в упомянутом выше законопроекте, впрочем, нет ни слова. Между тем на концертном рынке, объем которого, по прогнозам экспертов, к 2016 году превысит $1,3 млрд, работают десятки нигде не зарегистрированных фирм. Да и те, что числятся в налоговой базе, либо вовсе обходятся без официальных договоров об оказании услуг, либо фиксируют в них нарочито скромные суммы. "Но на этот случай уже есть налоговое законодательство, да и всякое другое — административное, уголовное,— недоумевает Павел Камакин.— Концертный бизнес регулируется так же, как и любая другая коммерческая деятельность". По его словам, ограничительные меры государства выглядят как минимум странно, учитывая, что во всем мире концертному бизнесу оказывается всяческая поддержка. "Взять хоть Финляндию — там есть некоммерческий фонд Baltic Institute of Finland, который тратит миллионы на культурное сотрудничество с другими странами".

Фантазируя на тему, чем государство могло бы помочь концертному рынку вместо того, чтобы мешать, промоутеры отмечают, что у нас, к примеру, не предусмотрено упрощенной схемы для въезда в страну западных артистов. Звезды зачастую не хотят ехать в Россию на тех же финансовых и райдерных условиях, что и в Европу, из-за необходимости возиться с документами в российских консульствах. Кроме того, местные администрации не выделяют отдельных рекламных площадей под сопровождение концертов — по специальным ценам. Практически нет в стране и учебных заведений, готовящих художников, режиссеров света, звукорежиссеров, турменеджеров, букеров, работников сцены, то есть подобные профессионалы в большом дефиците. Впрочем, это все, можно сказать, излишества, для начала в большинстве российских городов концерты невозможно организовать, поскольку там просто нет приличных площадок. "Несмотря на то что инфраструктура постепенно налаживается, в стране нет достойной базы под масштабные концертные выступления,— рассказывает Владимир Зубицкий.— Даже в Москве приличные площадки можно пересчитать по пальцам: Кремлевский дворец, "Олимпийский", Crocus City, и пожалуй, все. Вот сейчас в Петербурге хотят выстроить Театр Пугачевой на 10-15 тыс. зрителей, но с этим проектом пока тоже ничего не понятно".

В регионах же, как правило, таких залов нет вообще. Есть спортивные сооружения, которые разрешают арендовать, только если там не запланированы какие-то соревнования. "У нас вот в Ростове самая крупная площадка — на 900 человек,— рассказывает Дмитрий Резниченко.— В Краснодаре, правда, есть баскетбольная арена на 6 тыс. зрителей. Но там нужно подстраиваться под расписание соревнований".

"Понятно, что государство и не будет строить площадки, в это должен вкладываться бизнес,— говорит Павел Камакин.— Но если власти не могут нам никак помочь, то пусть хотя бы не мешают. Отсутствие нелепых законов уже будет хорошей госпомощью".


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение