Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 12
 Если друг оказался вдруг...

       Как продать свои знания? С этой проблемой сталкиваются не только выпускники вузов, но и люди, не отягощенные морально-этическими нормами, готовые за деньги продать кого угодно. Те, кого в народе называют стукачами. Власти предлагают заняться подобным бизнесом каждому и делают на стукачей серьезную ставку. Как видно из заметки "Звездная болезнь ГНС", Госналогслужба так вообще видит в агентах основной источник необходимой информации.

Доходное место
       Торговля друзьями, деловыми партнерами и просто знакомыми — бизнес безубыточный. Полагаем, что у каждого из нас есть тайны, представляющие интерес для различных государственных и негосударственных структур.
       Естественно, информация стоит денег, и силовые ведомства готовы платить. Благожелательное отношение властей к сексотам способно подтолкнуть некоторых попытать свои силы на этом поприще. Судите сами — предлагается абсолютно легальный способ заработать деньги. Да и дело как бы благородное — борьба с преступными элементами. Кстати, по словам сотрудников правоохранительных органов, свыше 90% всех преступлений раскрывается благодаря работе агентурной сети.
       Первый раз страшно. И непонятно, как собственно это делать... К кому идти, что говорить, что тебе будут говорить, и что с тобой будут делать.
       Незнание правил игры может отбить у любого желание сотрудничать с государством. Чтобы внести некую ясность в особенности работы сексотов, мы решили рассказать, кто и за сколько готов приобретать предложенную информацию.
       
О пользе счета чужих денег
       Первой в нашем списке стоит налоговая полиция. Причин две — по слухам, платят много и информацию покупают любую.
       Налоговые органы уже давно законодательно закрепили легальность этого бизнеса (См. "Деньги" #49, 1995) и установили размер вознаграждения за доносительство — до 10% от суммы налогов, взысканных в результате использования этой информации, но не более 100 минимальных зарплат (на сегодня — 8 млн 349 тысяч).
       Правда, пока не определен нижний предел, так что не исключено, что вознаграждением будут мужественное рукопожатие налогового офицера.
       Александр Борисов, начальник отдела общественных связей московской налоговой полиции: Если человек располагает какой-то интересной, на его взгляд, информацией, он может обратиться в любой орган налоговой полиции. Можно прийти сразу в приемную ФСНП или направить туда письменное заявление. А вот насколько ценна эта информация, будет решать оперативный работник налоговой полиции. Размер вознаграждения определяется в каждом конкретном случае. Никто еще максимум (10%), о котором идет речь в федеральном законе, не получил.
       Осведомителей с улицы ценят не слишком высоко. Другое дело — стукачи, которые в силу своего служебного или личного положения имеют доступ к закрытой информации и "сдают", скажем, председателя Центробанка (См. "Деньги" #40, 1996).
       Из вышесказанного нужно сделать понятный любому вывод — налоговая полиция лишь на словах готова платить деньги любому доносчику. На деле же хорошей оплаты могут удостоиться внештатные сотрудники полиции из числа банковских работников, бухгалтеров предприятий, чиновников. То есть тех, кто не испытывает дефицита в компрометирующей информации на своих коллег.
       По словам сотрудника службы безопасности одного из банков, высокая текучка низшего банковского персонала обусловлена именно тем, что операционисток, программистов и сетевых администраторов, консультантов часто уличают в сотрудничестве с налоговым ведомством.
       Но если вы полагаете, что работа с налоговиками относительно "чиста" — мы вас разочаруем. Среди клиентов налоговой полиции не только "белые воротнички". Сегодняшняя Россия напоминает США 20-х годов. Власти, бессильные упрятать за решетку мафиози, совершившего серьезные уголовные преступления, могут, при известном упорстве, посадить его за неуплату налогов. Вот за информацию о таких людях налоговики готовы платить особо щедро. Как сообщил нам конфиденциальный источник, доносчик может получить до $10 тыс.
       
Добровольные помощники милиции
       Если неуплаченные кем-то налоги для вас не столь интересны, как вопросы охраны правопорядка в целом, можно предложить свои услуги милиционерам. Последних, как известно, много: милиция общественной безопасности, уголовный розыск, управление по экономическим преступлениям и т. д. Задачи у них разные, но средства — работа с информаторами — едины.
       В милиции осведомителей принимают с распростертыми объятиями: спросом пользуется каждая мелочь, которая может привести к раскрытию преступления.
       Максим Старостин, оперуполномоченный уголовного розыска ОВД МО "Марьина Роща": Таких, которые приходят сами и предлагают "стучать", в последнее время немного. В основном это старушки, которые следят за всеми подряд. Они сотрудничают с нами совершенно бескорыстно. Но и толку от их информации мало.
       Закон "Об оперативно-розыскной деятельности" предполагает выделение бюджетных средств на выплату вознаграждения осведомителям. Но реально этих денег в бюджете нет. Бывает, что за особо ценную информацию оперативник платит из собственного кармана.
       Андрей Пашкевич, сотрудник пресс-службы РУОП: Мы заинтересованы в информаторах. Но оплата труда таких сотрудников — тема деликатная, статья расходов содержится под грифом "секретно". Естественно, никто из сотрудников органов не станет "светить" ни свой источник, ни его доходы.
       На сегодняшний день прейскуранта на их услуги не существует: все решается в индивидуальном порядке. В зависимости от ценности информации, которую они предоставили, и от их участия в оперативно-розыскной деятельности.
       В основном расчет производится за счет внебюджетных средств. И не всегда деньгами. В последнее время при расследовании громких дел объявляется о вознаграждении за содействие следствию. Это чаще деньги, предоставленные родственниками или коллегами потерпевшего. Вот это действительно крупные суммы.
       Обычная "зарплата" милицейского осведомителя составляет в среднем 500-700 тысяч рублей в месяц. Кстати, согласно закону "Об оперативно-розыскной деятельности", суммы вознаграждения не облагаются налогом и не вносятся в налоговую декларацию.
       Сами милиционеры признают, что им удобнее расплачиваться со стукачом путем "взаимозачетов". Ведь большинство осведомителей — люди, на которых есть определенный компромат, а сотрудничество с милицией — плата за свободу.
       Ко всему прочему работа с милиционерами, прямо скажем, грязная. Это не анализ состояния счета "объекта", приходится общаться с определенной публикой. Любая оплошность агента — и можно остаться не только без милицейского заработка, но и стать жертвой преступника.
       Правда, государство гарантирует защиту своих секретных сотрудников и членов их семей в случае возникновения угрозы жизни, здоровью и при посягательствах на имущество осведомителей. Но, как показывает практика, вряд ли стоит надеяться на постоянную охрану у дверей вашей квартиры.
       
Болтун — находка для шпионов
       Еще одна структура, готовая приобретать ваши наблюдения, — ФСБ. Условия труда у чекистов получше, чем у милиционеров, — как минимум вам будет обеспечена надежная "крыша".
       Сергей Богданов, начальник пресс-службы ФСБ РФ: У нас, конечно, нет таких возможностей, как у ФБР, где существует служба по защите свидетелей: можно сделать пластическую операцию, изменить социальный номер, получить другие документы, поменять место жительства и работы. Но мы тоже бережем своих агентов и членов их семей: предоставляем охрану, можем временно изменить место жительства. Даже если имя агента становится известно преступникам, его вряд ли тронут — нашу организацию побаиваются.
       Но, надо заметить, и требования к осведомителям у ФСБ выше, чем у других ведомств. Сведения о готовящемся ограблении табачной палатки здесь дивидендов не принесут.
       Недавно спецслужбе удалось выявить группу подростков. Они таскали с завода сырье, из которого в подвале дома изготавливали самодельные взрывные устройства. По заказу "неустановленных лиц". О том, какое вознаграждение получил заявитель, нам узнать не удалось — контрразведка умеет хранить государственную тайну.
       Сергей Богданов: Мы выполняем все положения закона "Об оперативно-розыскной деятельности", кроме "денежного": бюджетных средств не хватает. Бывает, что платим осведомителям или награждаем ценными подарками, но это не практика. Западные службы платят больше. Нам, конечно, приходится вербовать агентов за деньги. Но особого доверия к такому агенту нет. Потому что если человек готов продаваться, то нет гарантии, что его не перекупят за большую сумму.
       
Надежные партнеры
       Но если госслужбы издавна пользовались услугами сексотов, то в условиях рыночной экономики реальную конкуренцию им составили частные охранные и детективные агентства.
       По уровню оплаты они, пожалуй, на первом месте. Но и требования к предоставляемой информации у частных детективов высоки. Придя в частное агентство, не надо подыскивать слова, чтобы объяснить, что вы хотите передать информацию небескорыстно — там и так понимают, что за каждое слово надо платить. С бюджетом у них проблем нет — пока заказчик платит, работа ведется. Гонорары не очень большие — оперативная информация оценивается в 5-10% от стоимости сбереженного имущества.
       За что готовы платить частные службы: за информацию о похищенном имуществе, сбежавших должниках, о попытках экономического шпионажа. Интересный пример нам рассказали в агентстве, обеспечивающем безопасность одной компании, торгующей нефтью. К ним пришел сотрудник конкурирующей нефтетрейдерской фирмы и сообщил, что использует в работе отчеты, которые присылает сотрудница подшефной агентству структуры. Этот человек совершенно правильно определил, кто готов платить за его информацию.
       Бывает, что частные и государственные структуры вступают в конфликт именно на почве доносительства. Так, на днях служба собственной безопасности выявила в управлении налоговой полиции Рязанской области осведомителей, которые передавали компромат на полицейских частной охранной фирме "Крейс". В итоге рязанские правоохранительные органы изъяли у "Крейса" всю накопленную документацию и теперь ищут ее руководство.
       Подведем некоторые итоги. Действительно, сотрудничать с различными организациями на почве доносительства может каждый. Правда, сверхдоходов не ожидается. Самая престижная работа — в ФСБ. Самая оплачиваемые доносы — в налоговой полиции и частных фирмах. Самая грязное и низкооплачиваемое стукачество — в милиции.
       
Инга ЗАМУРУЕВА, Роман ЖУК
       
-------------------------------------------------------
       Информация для повышения общего уровня эрудиции тех, кто, прочитав нашу заметку, выбрал себе место работы
       В дореволюционной России тайным сотрудникам полиции и жандармерии выплачивалось жалование в размере 30 рублей. Особо ценные сексоты получали больше, в XX веке повысили довольствие и для обычных тайных сотрудников, но всегда за подобные услуги выдавалась сумма, кратная 30 рублям. Ценный агент мог получить и 3000, и даже, в исключительных случаях, 30 000 рублей в год. Это неписаное правило объяснялось сутью работы. Исторические аналогии с тридцатью сребрениками понятны.
       В сталинской России с выплатой денег тайным осведомителям тоже произошел небольшой казус. Александр Солженицын писал о том, что в лагерях стукача можно было легко вычислить. Дело в том, что вознаграждение за сотрудничество с органами не выдавалось наличными, а выписывалось из специального фонда и переправлялось зэку почтовым переводом. Но обычные люди, посылая почтовый перевод родственнику, обычно шлют круглую сумму — ровно 50 или ровно 100 рублей, к примеру. За пересылку денег почта берет определенный процент. Родственник, разумеется, оплачивает этот процент из своего кошелька — чтобы заключенному пришла круглая сумма. А когда деньги выделялись из спецфонда НКВД, то оплата почтовых услуг производилась из общей суммы денежного перевода. В результате получателю приходило, скажем, 98 рублей 80 копеек. По таким необычным цифрам и вычисляли осведомителей.
       
Комментарии
Профиль пользователя