Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

 Геращенко


Три ипостаси Виктора Геращенко

       Двухлетнее пребывание Виктора Геращенко на посту главы Банка России (с июня 1992 по октябрь 1994 годов) памятно россиянам знаменитыми взаимозачетами долгов государственных предприятий, сопровождавшимися масштабной денежной эмиссией, денежной реформой 1993 года и "черным вторником". И если второго "черного вторника" Геращенко постарается избежать, то в остальном от повторения истории никто не застрахован. По крайней мере, есть смысл вспомнить о том, как работал Центробанк "первого призыва".
       
Не монетарист
       С момента своего рождения в 1990 году Центральный банк России приобрел статус независимого института. Однако в течение первых двух лет сохранить свою независимость ЦБ мог только на бумаге. Политическая власть (сперва хасбулатовский Верховный совет, а затем гайдаровское правительство) давила на руководство Банка России, и к концу 1992 года предшественник Геращенко Георгий Матюхин был вынужден уйти с поста председателя ЦБ из-за резкого сокращения денежной массы и роста кризиса неплатежей.
       Исправлять ситуацию позвали Виктора Геращенко. И он принимает первое вошедшее в историю решение — о проведении взаимозачетов по долгам государственных предприятий за счет кредитной эмиссии в 1 трлн рублей. На монетаристской политике гайдаровского правительства был поставлен жирный крест. Впрочем, Виктор Геращенко никогда не был приверженцем жесткой монетаристской политики, когда стабильность национальной валюты достигается ограничением денежной массы. Он считал, что кредитная эмиссия является единственным источником финансирования структурной перестройки российской экономики, а проведение жесткой финансовой политики означает коллапс промышленности.
       В результате в период с 1992 по 1994 годы в стране была произведена не одна эмиссия, которая каждый раз приводила к увеличению темпов роста инфляции. Правда, большая часть проведенных ЦБ эмиссий предназначалась не для промышленности, а для финансирования бюджетного дефицита. И хотя Геращенко выступал против такого финансирования, ему приходилось удовлетворять запросы правительства. Статья, запрещающая ЦБ предоставлять кредиты правительству для финансирования бюджетного дефицита, появилась в законе о ЦБ спустя полгода после отставки Геращенко.
       Сам Геращенко объяснял политику ЦБ летом 1993 года следующим образом: "Денежно-кредитная политика ЦБ со второй половины прошлого года имела характер оперативного и во многом вынужденного реагирования на развал финансовой системы и кризис в экономике. В частности, ЦБ был вынужден предпринять меры по финансовой поддержке госпредприятий для смягчения платежного кризиса. Такая политика позволила приостановить экономический спад, хотя и за счет роста инфляции. В то же время представители ЦБ убеждены, что в основном инфляция была следствием широкой либерализации цен в условиях высокомонополизированной экономики".
       Уже тогда Геращенко находился фактически в оппозиции к правительству. В одном из своих интервью в том же 1993 году он скажет: "Очень жесткой денежно-кредитная политика быть не должна, поскольку предстоит бороться не только с инфляцией, но и со спадом производства".
       За четыре года Геращенко не изменил своим принципам. Недавно возглавив ЦБ во второй раз, уже несколько раз успел заявить о том, что готов включить печатный станок на полную мощность. Разница, правда, в том, что сегодня ЦБ не имеет права кредитовать правительство. И это вселяет определенный оптимизм. Гиперинфляции, возможно, удастся избежать.
       
Денежный реформатор
       И все же главная задача любого Центробанка — поддержание стабильности национальной валюты. Выполнение этой задачи усложнялось для Геращенко не только внутренними экономическими причинами, но и проблемами СНГ. К тому времени республики одна за одной стали отказываться от российского рубля и вводить свои валюты, и определить объем наличной денежной массы с каждым днем становилось все труднее. Это и стало причиной денежной реформы 1993 года. Тогда все старые советские рубли были обменены на новые российские. Из всех предшествующих денежных реформ эта была самой бескровной, так как срок обмена купюр несколько раз продлевался, а первоначально объявленные ограничения на обмениваемую сумму вскоре были сняты.
       Впрочем, у Геращенко уже был опыт обмена денег. В 1991 году он, работая в Госбанке СССР, проводил павловскую денежную реформу. Тогда, напомним, обмену полежали 50- и 100-рублевые купюры. Обменять их нужно было в трехдневный срок. И хотя у основной массы населения таких купюр было немного, денежная реформа 1991 года осталась в памяти россиян как конфискационная.
       Сегодня проводить денежную реформу вроде бы нет необходимости. Однако, если еще несколько раз цены взлетят, как в нынешнем августе-сентябре (а, судя по эмиссионным планам ЦБ и правительства, такое развитие событий вполне возможно), и у Геращенко будут все стартовые условия для того, чтобы использовать деноминационный опыт Сергея Дубинина.
       
Мягкий валютчик
       Еще при утверждении на пост председателя Центробанка Геращенко заявил депутатам, что он против единого обменного курса рубля. Не было его и в 1992 году: новый глава ЦБ выбрал путь мягкого регулирования курса национальной валюты. Осуществить намеченное ЦБ мог только за счет крупных валютных интервенций. Однако резервы скудели, а доллар продолжал расти.
       Летом 1993 года Геращенко скажет: "Основная проблема — стабилизация валютного курса. Для этого ЦБ предполагает проводить политику ограничения спроса на валюту и увеличения ее предложения. Пока ЦБ, используя $1 млрд на своих счетах, продолжает интервенции на валютной бирже для сдерживания падения рубля, и в апреле-мае они составляли 46% от всей суммы покупки валюты на бирже. Одной из главных задач ЦБ считает борьбу с сокрытием валютной выручки; уже разработан порядок контроля за репатриацией экспортной выручки. ЦБ считает необходимым уголовное наказание за незаконный перевод валюты в зарубежные банки".
       В первую очередь Геращенко настаивал на обязательной продаже 100% валютной выручки экспортерами. В 1993 году пойти на это правительство не решилось, и Геращенко не смог удержать рубль. Более того, еще год ЦБ был вынужден тратить золотовалютные резервы: правительство требовало мер по сдерживанию инфляции. В итоге в октябре 1994 года рубль за один день подешевел более чем на 900 пунктов. В народе этот день окрестили "черным вторником", а Виктор Геращенко был вынужден сменить место работы.
       Повторения этого дня Геращенко явно не хочет. А потому одно из первых предложений нового главы ЦБ — обязательная 100-процентная продажа экспортерами валютной выручки.
       
       НАТАЛЬЯ Ъ-КУЛАКОВА
       

Комментарии
Профиль пользователя