Коротко

Новости

Подробно

Управление в четыре руки

Рустэм Хамитов пытается перехватить контроль у Муртазы Рахимова

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

"Ъ" продолжает репортажи из регионов, где за последние годы произошла смена считавшегося бессменным руководителя*. В Башкирии, где 20-летняя эпоха Муртазы Рахимова закончилась два года назад, смена власти вызвала конфликт элит. Хотя Кремль пытался избежать противостояния, обойтись без него не удалось. Однако конфликт между старой и новой командами привел к оживлению политической жизни в республике.


Уфа — большой просторный город с широкими улицами и вполне сносными дорогами. Настолько просторный, что создается ощущение пустоты, как в новой, только что заселенной квартире. По сравнению с соседней Казанью здесь на улице и людей заметно меньше, и почти нет пробок. Человеку, приехавшему сюда впервые, ясно, что перспективы у города есть: хороший воздух, красивые пейзажи, курортные районы с целебной водой, расположенные всего в паре часов езды от Уфы, и заповедники с редким, особенно целебным медом. Реализовать туристический потенциал мешает состояние инфраструктуры — слишком большая территория и слишком плохие дороги, на ремонт которых не хватит всего бюджета Башкирии. Во многих районах свет, газ, водопровод и асфальтированные дороги увидели только в начале 1990-х. За это многие до сих пор благодарны Муртазе Рахимову. Он возглавлял регион в течение 20 лет, осуществил много инфраструктурных проектов, но не смог встроиться в новую политическую реальность и уйти вовремя, без скандала.

Новый глава Башкирии Рустэм Хамитов уже неоднократно декларировал инвестиционные перспективы региона. И даже называл Уфу вторым по инвестиционной привлекательности городом России (по итогам 2011 года).

В начале июля 2012 года в Кремле приняли решение о проведении в Уфе в 2015 году саммита ШОС и встречи лидеров стран БРИКС, а в начале августа Рустэм Хамитов подписал план подготовки к саммиту. К 2015 году власти обещают построить в Уфе пятизвездные гостиницы, новые трассы, развязки и мосты, современные бизнес-центры и даже метробус. Будет реконструирован аэропорт.

Причин, по которым именно Башкирии отдали право принимать саммит ШОС, две. У господина Хамитова, назначенного главой республики Дмитрием Медведевым два года назад, все еще шаткие позиции: ему противостоит серьезный финансовый ресурс прежней власти в виде экс-президента Рахимова. Благодаря саммиту президент Рустэм Хамитов может свои позиции укрепить. Именно поэтому он и попросил российское руководство провести саммит ШОС в Уфе. За это право боролись несколько крупных городов России, например Самара и Владивосток. Господину Хамитову не отказали. Подготовка к саммиту оживит республику. "С точки зрения ребрендинга региона саммит ШОС в Уфе очень важен,— говорит заместитель главы администрации президента Башкирии Аббас Галлямов.— Мероприятие такого уровня означает и для инвестора, и для избирателя, что Уфа — это не захолустье, а крупный региональный центр, где президент России принимает президента Китая". Немаловажно для башкирской власти и то, что саммит пройдет за три месяца до президентских выборов в Башкирии и поможет кампании Рустэма Хамитова.

Непростое экономическое положение Башкирии обусловлено местными особенностями. Огромная территория не самой подходящей для сельхозработ земли, крестьяне, не встроенные в рынок, огромное количество бюджетников, которых надо сокращать, но страшно: усилит протестные настроения, слабо развитый мелкий и средний бизнес.

И — политическая нестабильность. Двадцать лет у власти в Башкирии находился один руководитель, а последние два года, пока новая вертикаль не выстроена, регион лихорадит как от смены элит, так и от ожесточенной борьбы за власть. И если до 2015 года вертикаль не выстроится, президент может снова смениться, а лихорадка продолжится, что совсем неплохо для развития политической культуры, но может отрицательно сказаться на экономике.

Позиционные маневры вокруг бани


Летом 2010 года, после появления на федеральном телевидении скандальных сюжетов о "финансовых аферах" Муртазы Рахимова и его сына Урала (семью президента Башкирии обвиняли в присвоении госпредприятий башкирского ТЭКа и выводе части активов за рубеж), президент Рахимов приехал в Москву на встречу с главой администрации президента РФ Сергеем Нарышкиным. Приехал жаловаться на травлю со стороны СМИ, а в итоге написал заявление об увольнении. Вскоре главой Башкирии стал экс-руководитель Федерального агентства водных ресурсов Рустэм Хамитов. Эксперты полагали, что эта кандидатура не была спонтанной и давно согласовывалась. Решающей стала равноудаленность господина Хамитова от политических кланов Башкирии. Еще в 2008 году Муртаза Рахимов уволил с поста главы президентской администрация Радия Хабирова — самого очевидного кандидата на пост нового президента. Сразу же после увольнения господин Хабиров перешел на работу в Кремль. Это было плохим сигналом для господина Рахимова.

В 2010-м, когда встал вопрос о новом президенте Башкирии, кандидатуру Радия Хабирова рассматривали, но президента в нем не увидели. "В 2010-м, в момент отставки Рахимова, в Башкирии были сильны внутриэлитные противоречия,— говорит башкирский оппозиционер, бывший кандидат в депутаты Госдумы от "Справедливой России" Азамат Галин.— И когда стоял вопрос о преемнике Рахимова, была сделана ставка на человека, который никак не связан ни с одной из сторон. Он был вне кланов, был над борьбой. Ему был дан карт-бланш на полную перестройку системы управления. Но Хамитов воспользовался своими преимуществами неправильно. Нужно было либо менять всю систему управления, либо оставить все как есть. Он же начал с половинчатых мер".

Господин Хамитов не сумел сразу избавиться от влияния Муртазы Рахимова, назначив его своим советником. Новый советник с первого дня показал, что он по-прежнему хозяин в республике: на целый день задержался с освобождением президентского кабинета, заставив преемника ждать чуть ли не в приемной. А после переезда заходил к новому президенту без стука, часто отдавал распоряжения, не советуясь с преемником, и сразу же заявил журналистам, что назначит премьером "человека из Башкирии". Такое поведение не могло долго оставаться без ответа со стороны первого лица — очень скоро господин Рахимов был уволен. Апофеозом скандала стала битва за президентские бани. Новый президент жил в резиденции, куда не могли заехать посторонние лица, однако экс-президент частенько приезжал в резиденцию, чтобы попариться в бане. "Выясняли отношения из-за бани на всю республику,— говорит господин Галин.— Независимо от подлинных причин, это было комично".

Как поясняет Аббас Галлямов, нового президента напрягало вовсе не право предшественника париться в одной бане с преемником. "Рахимов приезжал на своей машине в правительственную резиденцию, и все это видели. У него были и другие резиденции с банями, но приезжал он именно туда, где находился президент. Он чаще не парился, а только делал вид и через час покидал резиденцию. Этого было достаточно для разговоров о том, что Хамитов с Рахимовым заодно и перемен не будет. Хамитов должен был как-то пресечь эти разговоры",— рассказал он.

В итоге Муртазе Рахимову запретили ходить в президентские бани, но эта история просто так не прошла. "Если поначалу элиты поверили Хамитову и готовы были под него подстроиться,— говорит Азамат Галин,— то после этого скандала с банями стало ясно, что вертикали нет, что существует не один центр власти, а несколько". По мнению же Аббаса Галлямова, назначение господина Рахимова советником президента Хамитова было "не ошибкой, а осознанной стратегией: ни элиты, ни народ не хотели резких движений". Конфликт же бывшего президента и действующего, по мнению чиновника, был связан с особенностями личности Муртазы Рахимова.

Та излишне мягкая кадровая политика Рустэма Хамитова, в которой его упрекали оппоненты, после конфликта с Рахимовым трансформировалась. Начались увольнения. "Вначале Хамитов говорил, что гарантирует преемственность в системе управления, что, даже если чиновники будут уволены, их все равно трудоустроят,— говорит Азамат Галин,— то есть он подавал сигналы, чтобы успокоить элиты. Ему поверили, потому что преемственность в управлении для элит очень важна, она обеспечивает баланс. Но Хамитову нужно было при наличии сильных противоречий соблюсти интересы всех, а он не смог этого сделать. Он менял старых глав администраций на новых, а потом менял уже новых. В Архангельском районе поменял главу, новый проработал совсем немного, и при нем в районе исчез железный мост, соединяющий деревни,— был мост и исчез, сдали на металл. Таких назначений было много".

У администрации президента своя версия противостояния с главами районов: многие руководители на местах саботировали распоряжения нового главы. "В районах у нас царили местные князьки, но с многолетним опытом работы,— говорит Аббас Галлямов.— Не всегда на смену им приходили квалифицированные люди, иногда мы ошибались. Многие люди с опытом приходили в госструктуры, чтобы не работать, а просто "пилить" бюджет, а когда понимали, что теперь это нельзя, уходили в "оппозицию"". Нехваткой "человеческого потенциала" объясняют текучку кадров в последние два года. В администрации президента Хамитова за эти два года сменилось три главы — при Муртазе Рахимове за 20 лет такое было дважды.

В августе 2012 года Рустэм Хамитов внес в Курултай проект нового закона "О правительстве", существенно урезающий полномочия премьера и концентрирующий ключевые полномочия в руках президента. По словам самого господина Хамитова, его не устраивало качество работы правительства. Депутаты проект утвердили. Оппоненты главы республики считают, что новый закон — результат выяснений отношений с премьером Азаматом Илимбетовым. "Если это было выражение недоверия Илимбетову, тогда надо было его уволить, а такие половинчатые методы только вносят непонимание и смуту",— считает Азамат Галин. Сторонники же Рустэма Хамитова полагают, что передел премьерских полномочий вызван не личным конфликтом, а необходимостью политической реформы. "Ни в одной области нет такой помпы, чтобы у исполнительной власти, у совмина и у президента было два гаража, два управления делами, две канцелярии, две столовых — и всего по два,— рассуждает глава башкирского исполкома "Единой России" Альберт Мифтахов.— Это имперская отрыжка наших республик. Можно сколько угодно иронизировать, но расходы надо сокращать".

Охота и рыбалка как фактор в борьбе элит


Господин Мифтахов — бывший оппозиционер, много лет критиковал Муртазу Рахимова. Самим своим появлением в роли главного башкирского единоросса он разрушал слухи о том, что Рустэм Хамитов — креатура Муртазы Рахимова. Назначение понравилось не всем: яркая и оппозиционная фигура нарушала обещанный при смене властей баланс.

Однако господин Мифтахов убежден, что настороженность элит и неприятие ими новой власти вызваны отнюдь не кадровыми решениям нового президента. "Знаете, каким был чуть ли не самый первый указ Хамитова? — спрашивает единоросс.— У нас тут все чиновники ездили в отпуск по путевкам за казенный счет. Простой человек в санаторий не попадал, все места были заняты чиновниками от администраций. Хамитов первым делом запретил этот отдых за казенный счет. Перестал строить жилье для чиновников. У многих было уже по две-три квартиры, по 200 метров, а для них все строили. Он сказал: есть зарплата, есть ипотека, кредит, работайте и покупайте. Чиновников это очень раздражает. Они не понимают, чего он мелочится? Жалко ему, что ли?"

Кадровый вопрос, по мнению господина Мифтахова, осложнился именно из-за антикоррупционных мер. "Двадцать лет не было системы подготовки кадров, на работу брали по одному критерию: кто кому родственник. Сильных конкурентов уничтожали, выдавливали за пределы республики. И конечно, сейчас мелкому чиновничеству, которое осталось на местах, трудно перестроиться. Голая зарплата небольшая, если на нее не наклеивать преференции в виде путевок, льготных кредитов, квартир. Вот и идет с их стороны тихий саботаж",— говорит он.

Впрочем, чиновничий саботаж не так опасен, как дискредитация образа президента, которую ведут его оппоненты, считает господин Мифтахов. На вопрос "Ъ", о каких центрах влияния идет речь, единоросс отвечает, что в Башкирии всегда был и есть только один центр — Рахимовы. А точнее сын Муртазы Рахимова Урал, живущий в Вене. "У нас был один столп — это сын президента Рахимова Урал. И он забрал себе всю нашу нефтехимию. А все, что не интересовало Урала, например пищевая и легкая промышленность, было отдано племяннику Рахимова Азату Курманаеву (ранее возглавлял банк "Уралсиб".— "Ъ")". По словам господина Мифтахова, "пакеты республиканских предприятий в виде основного капитала ушли в банк "Башкредит", потом произошла эмиссия, стали привлекать деньги частных инвесторов, и из стопроцентно государственного предприятия "Башкредит" стал превращаться в уже коммерческий "Уралсиб"".

"Весь финансовый потенциал республики перешел к Уралу Рахимову и в благотворительный фонд его отца,— говорит Альберт Мифтахов.— Я думаю, что какой бы ни появился у нас альтернативный кандидат или группа кандидатов на любых следующих выборах, они, конечно же, будут ориентироваться на Муртазу Рахимова и фонд "Урал"".

О семье Рахимовых так откровенно, как единоросс, никто больше не говорит, даже президент Хамитов. Хотя именно ему приписывают попытку приструнить Урала Рахимова. Вскоре после смены власти в Башкирии было возбуждено уголовное дело в отношении экс-премьера Раиля Сарбаева, который в 2009 году по поручению президента Рахимова летал к Уралу Рахимову в Вену — по версии обвинения, за казенный счет. В ходе судебного процесса суд взял сторону обвиняемого, сочтя его поездку командировкой.

Можно было бы предположить, что неприкосновенность семьи Рахимовых гарантирована им Москвой. Но Альберт Мифтахов говорит, что всему виной система сложившихся личных связей — как горизонтальных, так и вертикальных. "Суд признал нормальным, что премьер республики летал к сыну президента в Австрию и привез оттуда наличные деньги на социальные расходы, на зарплату учителям и врачам,— говорит господин Мифтахов.— Суд узаконил саму схему, в которой существует сын президента, у которого в руках весь бюджет республики. То есть де-юре суд признал наличие теневой экономики".

Самым показательным Альберт Мифтахов считает свой конфликт с руководителем республиканского филиала общественной организации ДОСААФ Ильгизом Тангатаровым. "Я был руководителем штаба Путина на президентских выборах, и ко мне пришли люди,— рассказывает единоросс.— Написали письмо, обвиняя этого генерала в коррупции и невыполнении прямых обязанностей. Мы провели проверку и решили исключить его из партии. Проинформировали центральный совет ДОСААФ. Приехала оттуда комиссия, они десять дней работали в Уфе, к нам в офис ни разу не зашли. Вместо того чтобы проверять школы, поехали в Зауралье. Кумыс, баня, охота — в итоге они пишут, что по итогам проверки наши данные не подтверждаются. Генерал подает на меня в суд за оскорбление чести и достоинства. Так во всем. Здесь 20 лет сидели одни и те же люди. Они распилили рынки, расхватали, обросли связями, в том числе и в Москве, они с кем-то дружат, вместе на лыжах, на охоту, рыбалку ездят. Чем выше уровень руководителя, тем сложнее работать".

Выборы на выживаемость


Несмотря на серьезные конфликты с элитами, парламентские выборы в декабре 2011 года прошли для Рустэма Хамитова вполне успешно. Именно они должны были показать устойчивость новой власти. Хотя с самого начала предвыборной кампании глава республики допустил ошибки, например лицом "Единой России" сделали именно его — развесили его портреты по всему городу. "Если кто-то думает, что крутой пиар — это обвешать город портретами главы региона на темы "Хамитов и рабочие", "Хамитов и колхозники", "Хамитов с корзиной, полной фруктов и овощей", то он глубоко ошибается,— пишет башкирский эксперт Азамат Хайбуллин в своем поствыборном исследовании.— Это вызвало, скорее, обратный эффект". Но Аббас Галлямов полагает, что плакаты с портретом Хамитова помогли "Единой России". "По официальным данным ВЦИОМа, рейтинг доверия к Хамитову в Башкирии — 60%, а к "Единой России" — 43%. Чтобы добавить голосов "Единой России", надо было показать, что, голосуя за эту партию, люди поддерживают Хамитова. Поэтому его и сделали первым лицом в партийном списке",— говорит он.

По мнению эксперта Хайбуллина, новая власть, имея во многом проигрышные позиции, показала свою "жизнеспособность", о чем свидетельствует высокая (почти 80%) явка и отданные за "Единую Россию" 70% голосов. Эксперт убежден, что уровень фальсификаций на выборах в Башкирии был невысок: слишком непрочной была почва под ногами новой власти, чтобы можно было смело фальсифицировать.

Эксперты считают, что при всех минусах новой власти главным аргументом в ее пользу стал демонтаж старой власти. В результате кадровых перестановок, пусть не всегда удачных, во власть пришли новые люди. Это вызвало новые ожидания, новый кредит доверия, который пока не исчерпан. Высокая явка избирателей (более 77%) на муниципальных выборах, прошедших в Башкирии 14 октября этого года, подтвердила обозначенные в декабре 2011 года шансы на выживание нового режима. По результатам социологического опроса, проведенного ВЦИОМом в Башкирии с 28 сентября по 9 октября этого года (опрошено 1,2 тыс. человек), рейтинг господина Хамитова — 60%, Рахимова — 33%. 52% опрошенных не усматривает серьезных перемен в политике Хамитова по сравнению с курсом Рахимова (52%).

Ольга Алленова, Уфа--Москва


Комментарии
Профиль пользователя