Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1
 Допинг

Допинговый переворот в спорте

       Президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч выступил с сенсационным заявлением: он призвал разрешить применение препаратов, повышающих результаты спортсменов. Единственное условие — допинг не должен вредить их здоровью. Это значит, что скоро во многих видах спорта будут соревноваться не сколько спортсмены, сколько медики. Совершенно официально.
       
Мужские голоса в женской раздевалке
       Хуан Антонио Самаранч боролся с допингом все 18 лет, которые возглавлял МОК. Неожиданная сдача позиций объясняется только одним: он понял, что борьба бессмысленна. Все равно все знают, что в некоторых видах спорта у атлетов просто нет выбора: не принимать прописанные врачом команды таблетки, значит, проиграть "раскачанным" соперникам. И соревнуются уже, таким образом, не атлеты, а врачи и методики. Главная задача — сделать так, чтобы допинг-контроль не заметил следов запрещенных препаратов в организме спортсмена.
       Как и у разведчиков, известными становятся только провалы. Например, перед Олимпиадой-88 в Сеуле болгарские тяжелоатлеты намеревались обмануть допинг-контроль, впрыснув в мочевой пузырь свежую мочу с помощью катетера. Эту уловку сорвал один из членов советской сборной: догадавшись о планах болгар, он заперся в единственном туалете в медицинской лаборатории. Больше незаметно воспользоваться катетером было негде. Болгары терпели пять часов, потом не выдержали и сняли свою команду с Олимпийских игр.
       Однако неизвестных методик больше. В тяжелой атлетике, многих видах легкой атлетики, лыжах, плавании, велоспорте употребляют допинг практически все — попадаются единицы.
       Одна из знакомых спортсменок в приватной беседе рассказала, что на сборах перед международными стартами путала мужские и женские раздевалки: из обеих раздавались басистые голоса: "Это тестостерон,— объяснила она мне,— если применять его хотя бы несколько месяцев, мышцы накачиваются, но голос грубеет. Говорят, еще по всему телу начинают расти волосы и на сердце плохо действует.
       — Ты сама знаешь, что такое допинг?
       — Знаю и потому не употребляю. Здоровье дорого. Дороже, чем любые рекорды и олимпийское "золото".
       Но если попавшихся много, разгорается допинговый скандал, который грозит поставить под сомнение существование спорта высших достижений в целом или какого-нибудь крупного соревнования. Получается дилемма: разрешать допинг — плохо, бороться с ним — тоже плохо. Очередной допинг-скандал, случившийся на "Тур де Франс", едва не привел к прекращению этой знаменитой велогонки, и Самаранч был вынужден ее спасать.
       
Забастовка любителей запретного плода
       Самым "допинговым" видом спортивная медицина считает именно велоспорт. Это подчеркивает и статистика смертей спортсменов от допинг-препаратов: уверенное лидерство по этому печальному показателю держат велосипедные гонки. Сам же принцип этого вида спорта таков, что "чистому", то есть не принявшему специальных препаратов велосипедисту нечего делать на международных гонках: он просто не доедет до финиша. Ему, во-первых, надо наращивать мышечную массу на ногах, чтобы в течение 4-5 часов выполнять тяжелую физическую работу. По этой же причине он должен повысить свою выносливость. Наконец, спортсмену надо быстро восстанавливаться — ведь пауза между этапами составляет лишь 19-20 часов. И поэтому не исключено, что все 187 гонщиков, вышедших на старт "Тур де Франс-98", ехали на лекарствах.
       Во всяком случае жертв борьбы с допингом на "Тур де Франс-98" было как никогда много. На прошлой неделе была дисквалифицирована команду Festina, гонщики которой реально претендовали на победу. Поводом для наказания стали обнаруженные таможенниками в Дублине нескольких сотен доз стероидных препаратов EPO, которые вез на велогонку массажист Festina. Один из гонщиков команды, швейцарец Армин Майер, уже успел признаться, что регулярно употреблял EPO. В четверг перед началом очередного этапа гонщики провели забастовку в знак солидарности с Festina — полтора часа они сидели на шоссе, положив рядом с собой велосипеды.
       Вскоре беда подстерегла команду TVM — за EPO был арестован врач команды россиянин Александр Михайлов, а нескольких гонщиков TVM разбудили среди ночи, отвезли в участок и допросили. В употреблении допинга сейчас подозревают и команду Telekom, за которую выступает лидер гонки Ян Ульрих. Гонка могла быть попросту прекращена.
       И хотя непосредственно к МОК проблемы организаторов и участников "Тура" не относятся, Самаранч, узнав о крупном допинговом скандале, поступил, как всегда: выразил свое отношение к происходящему. Разница в том, что прежде он призывал блюсти чистоту спорта и наказывать ее нарушителей, а сейчас стал их защищать. "Сейчас к допинговым относятся все препараты, которые, во-первых, пагубно воздействуют на здоровье спортсмена, и, во-вторых, повышают спортивные достижения. Последние я не считаю допингом, и за них нельзя наказывать атлетов",— сказал президент МОК.
       
142 лекарства
       Пока никаких конкретных указаний медицинской комиссии МОК (ее возглавляет принц Александр де Мерод) Самаранч не предложил. Скорее всего, и не предложит: просто-напросто, после его слов комиссия сама отберет препараты, которые "повышают спортивные достижения, не вредя здоровью атлета". И вычеркнет их из черного списка.
       
       Сейчас в "черных списках" МОК находится 142 препарата, не считая их аналогов и заменителей: 30 видов анаболиков, 32 вида диуретиков, 4 вида пептидов, 42 вида стимуляторов (интересно, что кокаин отнесен к ним), 34 вида наркотиков, а также две запрещенные методики: "кровяной допинг" и "замена мочи", к которой пытались прибегнуть болгарские тяжелоатлеты. Кроме того, на ряд препаратов нет прямого запрета, зато ограничен уровень содержания присутствующих в них веществ в организме спортсмена. Типичный пример — кофеин.
       
       И это будет означать, что спортсмены получат возможность соревноваться на новом, прежде неизведанном поле: кто больше съест ранее запрещенных, а вскоре вполне легальных препаратов. А врачи будут искать все новые их сочетания. Можно предположить, что с легализацией допинга в ряде видов, прежде всего атлетических, падут мировые рекорды. И увеличится число спортсменов, потерявших из-за допинга здоровье. Увы, абсолютно безвредного лекарства не существует в природе, независимо от того, запрещено оно МОК или нет.
       К сожалению, только такая полузаконность спасет спорт высших достижений. Если бы допинг был полностью побежден, результаты спортсменов, по оценкам медиков, упали бы процентов на 10-12%. Если бы допинг был полностью разрешен — такой спорт стал бы никому не интересен. Одно дело — предполагать, что славой за рекорд или за медаль спортсмен должен поделиться с врачом, другое дело — знать это наверняка.
       Одно радует: есть виды спорта, в которых допинг просто не нужен. На чемпионате мира по футболу было взято более трехсот допинг-проб, но ни одна из них не дала положительного результата. Это слова Хуана Антонио Самаранча.
       АФСАТИ Ъ-ДЖУСОЙТИ, АНДРЕЙ Ъ-СЕМЬЯНИНОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя