Коротко


Подробно

 Голубая кровь


Снят запрет на "голубая кровь"

Теперь она будет применяться в армии и МЧС
       Ученым из города Пущино удалось создать уникальный заменитель крови — так называемую "голубую кровь", которая пока не имеет аналогов в мире. После первых успехов исследования "голубой крови" были запрещены почти на 10 лет. О драматической истории создания российской "голубой крови" корреспондент "Коммерсанта" АННА Ъ-ФЕНЬКО беседует с одним из изобретателей препарата профессором ГЕНРИХОМ ИВАНИЦКИМ.
       
       Генрих Иваницкий — профессор, доктор физико-математических наук, член-корреспондент Российской академии наук, лауреат Государственной премии. С 1974 по 1986 год возглавлял Научный центр биологических исследований в г. Пущино. В настоящее время — заведующий лабораторией Института теоретической и экспериментальной биофизики президент фармацевтической фирмы "Перфторан".
       
       — Неужели за 10 лет, пока перфторан --"голубая кровь" — был у нас запрещен, на Западе ничего лучше так и не придумали?
       — Пока не придумали. На Западе не существует препаратов на основе перфторуглерода, которые превосходили бы по основным параметрам нашу "голубую кровь". Но там ситуация тоже не простая. Дело в том, что в Японии примерно в то же время, что и у нас, был сделан неплохой препарат, но они долго не могли выйти на международный рынок, так как препарат оказался реактогенным (то есть мог вызвать нежелательные побочные реакции). В конце концов их препарат вышел на рынок, но не как кровезаменитель, а как средство, защищающее остановленное сердце от ишемии во время операции по пересадке клапанов. Они получили разрешение "Food and Drug Administration". Но в этот момент всем казалось, что можно сделать искусственный гемоглобин, на это были отпущены огромные средства. Американская фирма скупила японскую кампанию, и, как мне представляется, сейчас прекратила разработки препаратов на основе перфторуглеродов, так как все силы были брошены на создание искусственного гемоглобина. Эти разработки продолжаются и сейчас, но гемоглобиновых препаратов пока нет. Что же касается американских фирм, то наиболее продвинутая из них — фирма Alience в Сан-Диего. Они находятся сейчас на третьей стадии клинических испытаний, но у них тоже возникла проблема. Так что наш перфторан остается сейчас единственным готовым препаратом.
       — А чем вообще хороша "голубая кровь"?
       — В клинике мы обнаружили удивительные результаты. Больные, сутками находившиеся без сознания, приходили в себя через час после вливания искусственной крови. В качестве эксперимента препарат применялся в полевых условиях Афганистана — там было сложно подобрать раненым донорскую кровь нужной группы. Введение перфторана спасло жизнь многим из них. Он оказался не только кровезаменителем, но и неожиданно эффективным средством против "жировой эмболии" — закупорки кровеносных сосудов — частой причине смерти при травмах и ранениях. Перфторан эффективен при черепномозговых травмах — предотвращает отек мозга — одну из самых распространенных причин смерти в случае травм головы. Прокачивание "голубой крови" позволяет длительное время сохранять органы, консервируемые для трансплантации.
       
— И ваш препарат продается сейчас на международном рынке?
       — Нет, не продается. Выход на международный рынок — это особая проблема. Для того чтобы продавать медикаменты в Европе или США, нужно пройти тестирование у них. А это для нас очень дорого.
       — А здесь, в России, уже есть промышленное производство перфторана или это пока опытные партии?
       — Да, мы наладили промышленное производство. Правда, технология пока довольно дорогая. Литр стоит $500. В принципе при массовом производстве можно удешевить раза в два — если будут закупки. У нас ведь ни у кого денег нет — вот в чем проблема.
       — А настоящая кровь сколько стоит?
       — Это вопрос очень сложный для нашего внутреннего рынка. На Западе есть четкие оценки. По западным меркам доза крови (400 мл) стоит $300-500. Почему кровь такая дорогая? Любая фирма на Западе, которая занимается переливанием крови, несет уголовную ответственность за содержимое крови, которую она поставляет. Сейчас уже открыто десятка полтора возбудителей различных заболеваний, передающихся через кровь. И проверка "чистоты" крови становится очень дорогой. Если сравнивать перфторан с европейским стандартом крови, то он дешевле. Но если сравнивать с нашим внутренним рынком, то он не дешевле. Но нужно понимать, что наши внутренние российские цены на кровь во многом искусственные.
       — Как вы теперь, спустя 13 лет, объясняете подлинные причины того, что "голубая кровь" была запрещена?
       — Тогда на высоком уровне шла борьба за власть: делились посты в президиуме Академии наук, должности в ЦК. Сейчас мне не хотелось бы называть конкретные фамилии: кого-то уже нет в живых, и незачем снова разжигать вражду. Но борьба велась нешуточная, и следующие иерархические уровни, конечно, были втянуты в эту борьбу. Мы в этой истории — те, кто работал над перфтораном — оказались третьим эшелоном, который не стремился ни к каким группировкам примыкать. Вот перфторан и оказался поводом, чтобы поставить нас на место и продемонстрировать, "кто здесь хозяин". Посыпались комиссии Минздрава и президиума академии наук. Для Белоярцева, который и начинал работу по "голубой крови", все закончилось просто трагически. Белоярцев не выдержал психологического давления. Это ведь профессионалы все делали. В КГБ была разработана целая система, как человека довести до самоубийства. Да, у него были нарушения инструкций, непростая семейная ситуация, но он был уверен, что занимается важнейшим государственным делом, а его низвели до уровня преступника. Ходили слухи о медицинских экспериментах на людях. В конце концов его отстранили от должности и обвинили в "злоупотреблении служебным положением" и в "нарушении отчетности по расходу спирта". Белоярцев был готов к Государственной премии, а получил статус потенциального уголовника. Это был невероятный стресс, и он сломался — повесился у себя на даче после отъезда следователей. Накат кагэбэшников был очень сильный. Он просто не выдержал.
       — Трагическая история с "голубой кровью", можно считать, благополучно закончилась. А что вы думаете делать дальше?
       — Нужно снижать стоимость производства кровезаменителя. Например, сырье для перфторана поставляет Кировочепецкий химкомбинат. Это был комбинат, рассчитанный в основном на военную продукцию. Он разрабатывал новейшие перфторсоединения, начиная с тефлона, который шел на подшипники для всех танков, и кончая фреонами разного типа для охлаждения космических ракет. Для Кировочепецкого химкомбината медицинская тематика не была основной. Раньше они поставляли практически все задаром. Денег они не считали. Теперь ситуация изменилась — ВПК сворачивается, химкомбинат и город вокруг него начинают умирать. Похожая ситуация и у нас в Пущине. Но в пущинских институтах пытаются наладить сложные производства. Например, искусственная кожа, всякого рода покрытия для заживления ран.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 18.07.1998, стр. 10
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение