Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

 Женщины в космосе


Гагарины в юбках

       16 июня 1963 года в 12.30 с космодрома Байконур на корабле "Восток-6" в космос отправилась никому не известная младший лейтенант советских ВВС Валентина Терешкова. Она стала первой в мире представительницей слабого пола, совершившей космический полет. О том, как проходила подготовка к полету и сам полет Терешковой, а также о судьбе отечественной женской космонавтики (после Терешковой лишь двум россиянкам удалось стать космонавтками) рассказывает ИВАН Ъ-САФРОНОВ.
       
Идейная Терешкова обошла всех
       Практически сразу после триумфальных полетов в космос Юрия Гагарина и Германа Титова руководство советских ВВС, поддержав инициативу помощника главкома по космосу генерала Николая Каманина, президента АН СССР Мстислава Келдыша и самого Сергея Королева, не раз повторявшего: "Первой в космосе должна быть советская женщина", обратилось к министру обороны Родиону Малиновскому с просьбой провести в отряд летчиков-космонавтов ВВС набор женщин для подготовки к космическому полету. В том, что именно ВВС стояли у истоков этой идеи, ничего странного не было: именно они осуществили первый набор и подготовку космонавтов-мужчин. Правда, понадобилось несколько месяцев, чтобы убедить министра обратиться с письмом-ходатайством по этому "непрофильному" для Минобороны вопросу в ЦК КПСС.
       Там довольно быстро оценили, какие политические и пропагандистские дивиденды можно получить, запустив в космос первой советскую женщину. И 30 декабря 1961 года вышло постановление президиума ЦК #10/19, в котором одобрялось предложение военных о наборе в отряд пяти женщин. Их планировалось отобрать из 200 кандидатов. К отбору решено было привлечь ДОСААФ, руководство которого уже в январе 1962 года должно было представить материалы (заявления, автобиографии, анкеты и заключения о здоровье и годности к летной работе) на первую группу кандидатов из 40-50 женщин--парашютисток и летчиц. К 19 января из 58 представленных кандидатур в ЦПК было отобрано 23 для прохождения медкомиссии в Центральном военном научно-исследовательском авиационном госпитале.
       О том, как все происходило, вспоминает Ирина Соловьева — одна из пяти отобранных женщин-космонавток: "Когда Юрий Гагарин совершил свой исторический полет в космос, я работала в Свердловске инженером в ПКБ 'Уралэнергомонтаж' после окончания Уральского политехнического института (кстати, тремя годами раньше его закончил Борис Ельцин.— Ъ) и одновременно активно занималась парашютным спортом. Была уже членом сборной страны, готовилась участвовать в чемпионате мира в США. В начале 1962 года во время сборов, которые проходили в Москве, ко мне подошел офицер-особист из ЦК ДОСААФ и предложил пройти отбор в космонавты. Я решила попробовать. Было мне тогда 24 года".
       Так же попала в женский отряд космонавтов и 20-летняя сотрудница Московского института радиоэлектроники Татьяна Кузнецова. Из Ярославля прибыла 25-летняя Валентина Терешкова, хоть и имевшая всего лишь первый разряд по парашютному спорту, но являвшаяся активной общественницей — секретарем комитета комсомола комбината технических тканей "Красный Перекоп". При этом была "зарублена" великолепная парашютистка, мастер спорта Татьяна Морозычева, считавшаяся лучшей в Ярославском ДОСААФ, которая была наставницей Терешковой. Впоследствии Морозычева, сильно переживая несправедливость отбора, спилась и, несмотря на оказанную Терешковой помощь в лечении, умерла.
       Именно эта тройка была отобрана комиссией ВВС для зачисления в отряд из девяти девушек, дошедших до финиша — медкомиссии. 12 марта 1962 года все они были зачислены в отряд, а 3 апреля к ним присоединились еще две: 22-летняя парашютистка, студентка Рязанского пединститута Жанна Еркина и самая старшая из всего женского набора — 28-летняя сотрудница отделения прикладной математики АН СССР Валентина Пономарева (она была единственной замужней и уже имела пятилетнего сына). Ей, единственной из отряда, никто не предлагал полететь в космос: просто, прослышав о таком наборе, она сама стала добиваться этого. Когда о ее желании стало известно Келдышу, то он оказал поддержку, и после прохождения медкомиссии Пономареву зачислили в отряд.
       Но не она была назначена старшей в группе. Ею стала та, кому и было положено,— Валентина Терешкова, являвшая собой образец в поведении и идеологической подкованности, хотя она и была единственной не имеющей высшего образования. Поэтому в женской группе было как бы два лидера: официальный — Терешкова (по определению Каманина, "Гагарин в юбке") и неформальный — Пономарева.
       Поскольку набор производили ВВС, всех пятерых призвали на действительную военную службу и присвоили звание рядового. С апреля 1962 года началась подготовка женщин к полету, который сначала планировался на август, а затем был перенесен почти на год из-за неготовности космического корабля "Восток". В начале подготовки сразу выделилась Пономарева: помимо отменного здоровья она обладала более основательной инженерной подготовкой — по теории имела все пятерки. К тому же была способнее всех других. Но Пономарева была заносчивой, себялюбивой, была не прочь выпить и любила покурить. А часто произносимые ей фразы "Я хочу взять от жизни все", "Каждая приличная дама должна курить" и особенно "В космос первой полечу я" действовали на Терешкову угнетающе. На советы же Терешковой вести себя поскромнее Пономарева неизменно отвечала: "Тебя безвозвратно испортили комсомол и партия". Соловьева была физически и морально выносливой, но несколько замкнутой и недостаточно активной в общественной жизни, так же как и Еркина. У Кузнецовой возникли проблемы со здоровьем. Терешкова же подкупала своим умением правильно и хорошо, а самое главное, вовремя выступить, чем снискала себе уважение и авторитет прежде всего у начальства. Но не только у него: в группе ее уважали за то, что лишь после ее уговоров руководство ЦПК стало отпускать девушек в увольнение в Москву.
       
"Чайка" отравилась килькой
       В конце ноября 1962 года все пятеро успешно сдали экзамены по общекосмической подготовке и получили воинское звание "младший лейтенант". Затем началась непосредственная подготовка к трехсуточному полету, в ходе которой и предстояло определить, кто первой отправится в космос. Правда, уже тогда стало ясно, что это место достанется комсомолке Терешковой — девушке из простой крестьянской семьи: именно за ее полет открыто высказались Королев и руководство ВВС и ЦПК, видимо, отдавая себе отчет, что после полета ей предстояло делать общественно-партийную карьеру. За более подготовленную к полету как физически, так и практически Пономареву выступили лишь Келдыш и медики, но к их доводам не прислушались. 14 июня 1963 года отправился в космос Валерий Быковский. А через двое суток с Байконура стартовала Терешкова.
       Однако ее полет не был столь успешным, как это принято представлять в официальной советской космической летописи. Она так и не смогла выполнить запланированные биологические эксперименты. Данные наблюдений за поверхностью Земли было нечем записывать: Терешкова сломала оба имевшихся на борту карандаша. Наконец, на третьи сутки полета ее стошнило. Причем об этом она не доложила, как было положено, на Землю. Как настаивала потом "Чайка" (это был позывной Терешковой на орбите), виной тому был пирожок с кильками и лимон. "Это из-за пищи, а не вестибулярного расстройства",— до сих пор утверждает она. Всего за полет, по утверждению Терешковой, она съела две трети трехсуточного рациона, но проверить это врачам, так же как и качество космической пищи, не удалось: после приземления до прилета поисково-спасательной группы прошло сорок минут. Терешковой этого времени было достаточно, чтобы раздать все остатки своей "некондиционной" пищи подоспевшим к месту посадки местным детям.
       Тем не менее полет в космос, как и ожидалось, способствовал стремительному взлету Терешковой по служебной лестнице. В день приземления 16 июня она сначала стала лейтенантом, а через два часа после того, когда об этом узнал Хрущев и заявил, что "этого мало", вышел новый приказ главкома ВВС, которым ей было присвоено звание капитана. Стала она и Героем, причем не только Советского Союза, но еще и Болгарии, Вьетнама, ЧССР, Монголии и Кубы. Уже в январе 1965 года она стала майором, а еще спустя девять месяцев — подполковником.
       Правда, после полета Терешкова заметно изменилась. Одни отмечали, что она стала необычно раздражительной, резкой и вспыльчивой, другие — озлобленной, а третьи — нетактичной и иногда даже невыдержанной. По свидетельству генерала Каманина, у нее стало развиваться властолюбие. Показательным является эпизод, произошедший ночью с 5 на 6 сентября 1963 года. 5-го Николаеву исполнилось 34 года. На его дне рождении присутствовал его друг, бывший сослуживец капитан Баранов, приехавший из Горького на своем "Москвиче". После выпивки он поехал домой, но в Балашихе был задержан милицией. Капитан позвонил Николаеву, и тот вместе с Терешковой примчался выручать друга. Явившись в балашихинскую милицию, Терешкова прямо с порога заявила: "Вам надоело работать в милиции? Я помогу вам освободиться от этой работы". Утром об этом инциденте замминистра внутренних дел сообщил главкому ВВС. После этого случая к Терешковой специально для постоянного сопровождения при поездках и выступлениях был приставлен работник КГБ Евгения Кассирова, одной из главных задач которой было положительно влиять на "Чайку".
       
Генерал Валя
       После полета Терешковой Королев начал подумывать об осуществлении чисто женский полета на двухместном корабле с выходом в открытый космос одной из космонавток. Поэтому в ЦПК подготовкой к нему были заняты все четыре не летавшие в космос женщины: Валентина Пономарева и Ирина Соловьева — основной экипаж, а также их дублеры — Жанна Еркина и Татьяна Кузнецова. Терешкова выступала в роли инструктора. И здесь она припомнила строптивой Пономаревой все. В сентябре 1965 года Терешкова даже пыталась добиться ее отстранения от подготовки, мотивируя это "недостойным высокого звания космонавта поведением Пономаревой". Однако, когда Каманин предложил ей написать об этом официальный рапорт, Терешкова отказалась.
       Но чисто женский полет так и не состоялся: после смерти Королева в 1966 году пришедший ему на смену Василий Мишин, являвшийся активным противником женских полетов, "прикрыл" женскую программу. В октябре 1969 года женский отряд распустили, но выбыли из него все, кроме Терешковой. Пономарева, Соловьева и Еркина остались в ЦПК заниматься научно-исследовательской работой. У Терешковой же, по определению Каманина, "с ее умением влиять на толпы людей, со способностью вызывать к себе горячие симпатии народа и, самое главное, с постоянной готовностью хорошо выступить перед любой аудиторией на любой самой высокой трибуне" был один путь — в политику.
       Поэтому с 1968 года она стала председателем Комитета советских женщин, а с 1969 года — еще и вице-президентом Международной демократической федерации женщин. Продолжая при этом числиться в отряде космонавтов, в 1970 году она стала полковником, а в 1976 году общественная работа и связанные с ней постоянные разъезды не помешали ей стать кандидатом технических наук. Сейчас Терешкова по-прежнему на боевом политическом посту — она возглавляет Российский центр международного научного и культурного сотрудничества при правительстве России. "Прикипев" к отряду космонавтов и занимая должность инструктора-космонавта-испытателя на протяжении трех десятков лет, Терешкова в советские времена появлялась в ЦПК лишь на партийных собраниях да для получения ежемесячного положенного полковнику ВВС денежного довольствия.
       Проводить первую женщину-космонавта на пенсию удалось только с третьего захода. Первый раз в феврале 1987 года ее не захотел уволить бывший тогда министром обороны маршал Соколов, разрешив послужить Терешковой до 55 лет. 10 октября 1992 года начальник ЦПК Петр Климук написал представление на увольнение, но уже через десять дней он же написал другое — на присвоение воинского звания "генерал-майор", которое Терешковой присвоил своим указом Борис Ельцин лишь 5 мая 1995 года. Так Терешкова стала еще одной первой — на этот раз женщиной-генералом российской армии. Лишь в прошлом году, отпраздновав свое 60-летие, "Чайка" была уволена из армии. Все, кто был вместе с Терешковой в отряде, в космосе так и не побывали, хотя все стали полковниками.
       
Дочь маршала против жены космонавта
       В 1974 году за провал отечественной лунной программы был отстранен от руководства "королевской" фирмой Василий Мишин. Его сменил академик Валентин Глушко, который реанимировал идею женских полетов в космос. В конце 70-х годов был объявлен набор среди инженеров, научных работников и врачей. В результате конкурса к лету 1980 года было отобрано четыре врача (Галина Амелькина, Елена Доброквашина, Лариса Пожарская и Тамара Захарова), два инженера (Наталья Кулешова и Ирина Пронина) и два научных работника (Ирина Латышева и Екатерина Иванова). Однако из этих конкурсанток в космос так никто и не слетал, хотя в 1982 году была близка к осуществлению своей мечты Ирина Пронина, но в самый последний момент вместо нее полетел Александр Серебров. В следующем году безуспешно собиралась в космический полет Елена Доброквашина, а в 1984 году та же участь постигла Екатерину Иванову. В космос на станцию "Салют-7" тогда дважды (в 1982 и 1984 годах) слетала Светлана Савицкая, причем поговаривали, что ей удалось добиться этого не без протекции своего отца, маршала авиации Евгения Савицкого. Савицкая вошла в историю как первая в мире женщина, поработавшая в открытом космосе во время своего второго полета.
       В конце 80-х годов в космос захотела отправиться еще одна "непростая" женщина — Елена Кондакова, жена космонавта Валерия Рюмина, заместителя генерального конструктора РКК "Энергия". Она была зачислена в отряд космонавтов в январе 1989 года, несмотря на имевшиеся медицинские противопоказания. И отправилась на "Мир" в октябре 1994 года на 169 суток. А чтобы не было лишних разговоров за ее спиной, всех остальных набранных и так неслетавших космонавток сократили как бесперспективных еще в 1992-1993 годах.
       Второй раз Кондакова отправилась на "Мир" уже на американском шаттле в прошлом году. Не расстается она с мечтой отправиться в экспедицию на МКС. Сегодня Светлана и Елена время от времени обмениваются "ударами", используя при этом прессу, выясняя, кто же из них попал в космос по большему блату.
       Рассказ об отечественных космонавтках был бы неполным без упоминания журналистки газеты "Воздушный транспорт" Светланы Омельченко, которая готовилась в 1990-1992 годах к полету в космос вместе с пятью коллегами журналистами-мужчинами в рамках объявленной Михаилом Горбачевым программы полета в космос первого советского журналиста (так и не состоявшегося). Тогда советских журналистов опередили японцы, выложив за недельный полет своего журналиста Тоехиро Акияма $25 млн. Кстати, дублером последнего была 26-летняя фотожурналистка Риоко Кикути.
       Сейчас подготовку в ЦПК для недельного полета на международную космическую станцию в следующем году на корабле "Союз-такси" проходит единственная россиянка — инженер РКК "Энергия" 35-летняя Надежда Кужельная.
       

Комментарии
Профиль пользователя