Коротко


Подробно

 Конкурс "Золотое сечение"


Архитекторы приступили к золотому сечению

Половину золота нашли, сечь будут через год
       Вчера состоялась раздача архитектурных наград в рамках конкурса "Золотое сечение". В отличие от прошлого года, когда номинанты на премию определялись в мае, а финалисты — в ноябре, в этом году Московский союз архитекторов применил более сложную систему: само "сечение" вручается раз в два года, а номинантов собирают в течение двух лет, давая им премии в размере 3 млн руб. Так что в этом году определилась половина того "золота", из которого вырастут будущие лауреаты.
       
       Несмотря на довольно неприятные условия получения наград (обещанного ждать два года придется), сомнительную процедуру награждения в прошлом году (награждение сопровождалось комическими куплетами в исполнении ансамбля архитекторов-пенсионеров "Кохинор и Рейсшинка") и небольшую премию, московские архитекторы откликнулись на конкурс с редким энтузиазмом. В общей сложности было представлено 100 построек и проектов. Для сравнения: на всероссийском фестивале "Зодчество" их бывает около 150 — это при том что московские зодчие участвуют там наряду со всеми остальными. Что зримо демонстрирует размах московского строительства.
       Однако все остальное на выставке как-то не напоминало то, что реально стоит на московских улицах. Здесь практически невозможно найти то, что называется "московским стилем". Две-три работы — максимум. Если судить по выставке, Москва вновь стала столицей конструктивизма.
       В этом смысле гвоздем выставки стал магазин "Гвоздь" лауреата Госпремии 1996 года А. Скокана (бюро "Остоженка"). Фасад этого сооружения украшен эффектным козырьком, напоминающим россыпь крупных гвоздей, которые насыпают в хозяйственных магазинах на весы с характерным треньком. Козырек прерывается ровной поверхностью, на ней написано: "Гвозди". Просто и интеллигентно. Лаконизм и правдивость работы подкупают. Другой проект Скокана — офисное здание на Трубной площади (выигравшее в прошлом году частный конкурс) — также кажется сошедшим со страниц книги "Русский конструктивизм". Ощущение вернувшихся 20-х годов дополняется рядом проектов, выставленных мастерской академика Гинзбурга, потомка великого архитектора 20-х.
       Главный вопрос, который вызывает это победное шествие,— насколько оно серьезно? Одновременно с выставкой проходила конференция "Современный московский архитектор", где выяснилось, что 74% членов союза старше 50 лет. Есть некоторые основания считать, что перед нами своего рода "бумажная архитектура" старшего поколения. На улицах неоконструктивизма не видно: мэр Москвы его не любит и реализовывать не дает. При этом люди старше 50 отличаются традиционной советской раздвоенностью сознания: выставляя на выставках одно, реально строят другое.
       Скажем, Андрей Боков — один из лидеров этого возвращения к конструктивизму и при этом едва ли не самый строящий московский архитектор — на выставке представляет авангардный проект нового выставочного павильона на ВВЦ, а в реальности руководимый им институт восстанавливает средневековые стены Китай-города и создает интерьеры Новой оперы Евгения Колобова, как раз относящиеся к редкому примеру "московского стиля".
       Добавим к этому, что выставка представляет только определенный срез московской архитектуры — ни модные мастера московских интерьеров, ни крупные начальники лужковского строительного комплекса здесь не выставляются. Те и другие работают очень по-разному, но в исторических стилях, далеких от конструктивизма.
       Наконец, стоит заметить, что перед нами именно проекты, причем выполненные в самой популярной среди московских архитекторов компьютерной программе "Архикад". Как выражаются компьютерщики, эта программа специально "заточена" под конструктивизм, она обожает ровные плоскости, позволяет делать скругления, хорошо относится к "ленточным" окнам и плоским крышам. Капитель же колонны в этой программе рисуют только сумасшедшие виртуозы клавиатуры и мыши. Так что перед нами — своеобразный "архикадовский конструктивизм". В реальном исполнении проекта его авангардные качества несколько теряются. В зависимости от мастерства архитектора этот конструктивизм то превращается в необыкновенно изысканные интерьеры фирмы студии АБД (абсолютный рекордсмен "сечения", получил премию за два объекта), то в кошмарные брежневские объемы здания "Мострансгаз" на Каширском шоссе архитектора А. Покровского, бессменного лидера "Кохинора и Рейсшинки".
       И тем не менее сама заявка, пусть даже на уровне бумажного, архикадовского манифеста — явление серьезное. Мы сталкиваемся со своеобразной кристаллизацией стиля. С начала 90-х годов конструктивизм впервые столь отчетливо заявлен в качестве профессионального идеала группой влиятельных архитекторов, которые сегодня постепенно (по выслуге лет) становятся главными действующими лицами московской архитектурной сцены. Есть все основания ожидать, что, так или иначе, им удастся переломить любовь московского мэра к историзму и реализовать свою программу. Чего, заметим, все ожидают. Для любого западного критика русская архитектура — увы, прежде всего конструктивизм. И единственный вопрос, который у них есть к России: когда же русские опять начнут его делать? Дождались. Начали.
       Единое упование осталось критику, придерживающемуся классических вкусов,— легенда о вечном возвращении классики. Через 200-300 лет мы еще увидим небо в колоннах.
       
       ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение