Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

 Магнитка


Акции "Магнитки" притягивают скандалы

       Скандал вокруг Магнитогорского металлургического комбината, похоже, выходит на новый виток. 22 мая состоялось собрание акционеров ММК, на котором Рашит Шарипов — главный оппонент гендиректора комбината Виктора Рашникова — был большинством голосов уволен с должности председателя совета директоров. По иронии судьбы, победу противникам Шарипова обеспечили 30% акций "Магнитки", которые он сам не так давно контролировал и в хищении которых его сейчас обвиняют.
       
Яблоко раздора в $100 млн
       До середины прошлого года отношения между Виктором Рашниковым и гендиректором ФПГ "Магнитогорская сталь" Рашитом Шариповым были достаточно мирные. В августе 1997 года, благодаря поддержке последнего, Рашников занял пост гендиректора металлургического комбината. Вскоре после назначения новоиспеченный гендиректор вернулся к давно обсуждаемой на комбинате идее получить $100 млн в кредит у ЕБРР на строительство "стана-200" (в свое время аналитики признали эту идею нерентабельной). Предложение Рашникова активно поддержал Инкомбанк, так как по условиям кредита он становился банком-агентом, то есть через его счета проходили все платежи по экспортным контрактам ММК, что в два раза превышало сумму кредита ЕБРР. Загвоздка была лишь в том, что еще одним условием кредита была передача банку под залог 30% акций комбината, принадлежащих ФПГ "Магсталь". Правда, к тому времени этот пакет уже был распределен по уставным капиталам шести дочерних компаний ФПГ. Сделано это было в феврале 1997 года по решению совета директоров директоров ММК во избежание потери контроля над этим пакетом из-за скандала с Национальным резервным банком (Ъ подробно рассказывал об этом в феврале 1997 года). Все дочерние компании ФПГ контролировал Шарипов, и ему идея отдавать свои акции ММК под залог не нравилась. Тогда Рашников и Инкомбанк решили действовать через суд.
       
Преследование
       В декабре 1997 года прокурор Челябинской области подал первый иск в "защиту государственных и общественных интересов" в обларбитраж с требованием признать незаконной передачу акций ММК в дочерние компании. До решения суда на этот пакет по просьбе прокурора был наложен арест. Вскоре Шарипова, минуя собрание акционеров, советы директоров ФПГ и ММК лишили всех постов в обеих структурах. Был сделан и ряд перестановок в дочерних компаниях ФПГ. Поэтому прокуратуре выиграть иск не составило труда — ответчики и не сопротивлялись ее требованиям.
       Понимая, что дело принимает серьезный оборот, Шарипов передал акции в номинальное держание московскому банку "Деловой мир". Затем договор о купле-продажи акций ММК был заключен между банком с двумя офшорными компаниями. Они, в свою очередь, заключили аналогичные соглашения с двумя физическими лицам — адвокатами Михаилом Некричем и Александром Добровинским. Сумма сделки составила $60 млн.
       Оба адвоката в этой сделке участвовали лишь как представители двух влиятельных структур, желающих поучаствовать в переделе комбината. Каких именно, адвокаты не сказали, зато признались, что все $60 млн за акции еще не уплачены. Впрочем, ничего противозаконного, по словам Добровинского, в этом нет, потому что по условиям сделки оплатить свое приобретение Некрич и Добровинский должны в течение 90 банковских дней.
       Тем временем челябинский прокурор успел признать через суд недействительность продажи акций офшорным компаниям. "Судиться со мной и Некричем,— рассказывает Александр Добровинский,— скорее всего, никто не будет, так как мы выступаем в этой истории добросовестными покупателями. Сейчас офшорные фирмы собираются подать кассационную жалобу на решение Челябинского арбитражного суда". Шанс выиграть иск у них есть. Во-первых, прокурор в своем заявлении апеллировал к тому, что ФПГ не имела права продавать акции потому, что не имела соответствующей лицензии, тогда как ФПГ акции и не продавала, а всего лишь внесла их в уставные капиталы своих дочерних компаний. Продавал акции банк, а у него на это право есть. Во-вторых, кассационная жалоба будет рассматриваться не в Челябинском суде, а в Екатеринбурге.
       Но тут дело приняло совершенно неожиданный оборот. На Шарипова и его сподвижников было заведено уголовное дело по обвинению в присвоении 30% акций.
       
Восемь человек на контрольный пакет
       6 марта Шарипов был объявлен в федеральный розыск. Вслед за этим началась череда арестов. 3 апреля 1998 года в аэропорту Шереметьево был задержан Павел Рабин (он возвращался в Магнитогорск), руководитель фирмы "Рабиком", являющейся учредителем "Регистратор-Чел" — реестродержателя ММК. Его обвинили в хищении акций в "составе преступной группы". 15 апреля в магнитогорское СИЗО попали замгендиректора ФПГ Александр Сухих и директор МАГСИ (одна из шести дочерних компании) Николай Звягин. Позже правоохранительные органы арестовали полномочного представителя одной из офшорных компании "Аруфа-инвест", которая участвовала в сделке с акциями, Алексея Поветина. И наконец, в Цюрихском аэропорту (Швейцария) была задержана зампредседателя финансово-промышленной группы "Магнитогорская сталь" Алла Пташник. Вместе с ней полиция задержала мужа Пташник Владимира и некую Ирину Ермакову, которые также, по подозрению прокуратуры, причастны к хищению акций. Дочь Аллы Пташник, семилетнюю Наташу, на сутки поместили в швейцарский детский дом, а потом передали родственникам.
       Всего следователи прокуратуры возбудили восемь уголовных дел. Пока трудно утверждать, что магнитогорской прокуратуре удастся доказать вину большинства задержанных. Во всяком случае их адвокаты настроены вполне оптимистично, ибо уверены, что действия подзащитных не являются уголовно наказуемыми (например, Павел Рабин не являлся должностным лицом "Регистратора-Чел", а потому не мог быть соучастником хищения акций), а в действиях правоохранительных органов нашлась масса процессуальных и других нарушений. Так, в частности, скандальным получилось задержание Аллы Пташник. Она была арестована после того, как магнитогорская прокуратура (а не Генпрокуратура, как этого требует меморандум о сотрудничестве между Генпрокуратурами России и Швейцарии) через российский Интерпол сообщила швейцарской полиции о противозаконных действиях Пташник. Кроме того, утверждают адвокаты Пташник, имеющаяся у них переписка российской и швейцарской сторон, позволяет утверждать, что следствие передало российскому Интерполу неточные сведения, а это, в свою очередь, ввело в заблуждение цюрихских полицейских. В частности, в Магнитогорске Пташник обвиняют в присвоении акций на $60 млн, а в переписке речь идет о мошеннической операции (продаже акций других акционерных обществ, которые были переданы на хранение в "Магнитогорскую сталь") на $100 млн. Вырученные же средства она будто бы положила на личный счет. Что касается задержанной некой Ермаковой, то она по делу "Магнитогорской стали" не проходила вообще. Интересно, что швейцарская полиция попала в затруднительное положение: незаконное задержание одного человека (если он обратится в суд) обойдется правоохранительным органам в 2 млн франков.
       На данный момент Магнитогорская прокуратура выпустила под подписку о невыезде и залог в 100 млн рублей арестованных Александра Сухих и Николая Звягина. Сейчас решается вопрос об освобождении Павла Рабина и Алексея Поветина.
       
Победа
       Впрочем, итог уголовных разбирательств для судьбы "Магнитки" уже не имеет принципиального значения. После решения последнего арбитража руководство ММК внесло соответствующие поправки в реестр комбината. Некрич и Добровинский в нем не значатся, а 30-процентный пакет акций числится за ФПГ. По данным Ъ, этим пакетом на состоявшемся 22 мая собрании акционеров предприятия голосовали Инкомбанк и руководство комбината. В итоге Рашит Шарипов исключен из совета директоров ММК. В новый совет вошли четыре человека от комбината, среди них и Рашников. По два места в совете получили Инкомбанк и государство. Кроме того, в совете остался Владимир Лисин — член совета директоров Новолипецкого металлургического комбината и Анатолий Истомин — представитель одной из кипрских компаний.
       Сторонники Шарипова подводят неутешительные итоги. "У меня есть основания полагать, что прокуратура и суды действовали тенденциозно и необъективно и принимали решения в интересах только одной из сторон",— говорит адвокат Рашита Шарипова Яков Мастинский. Оппоненты же опального металлурга представляют ситуацию совершенно в другом виде. "В обращении в прокуратуру я не вижу ничего зазорного. Единственной целью совета директоров комбината была защита прав собственности комбината. Сейчас спор исчерпан. Если кто-то считает себя законным владельцем акций ММК, пусть доказывает это через суд",— заявляет вице-президент Инкомбанка Евгений Давыдов, сохранивший свое место в совете директоров ММК.
       Уверенность Давыдова понять можно. Сейчас ФПГ и ММК находятся под полным контролем Инкомбанка и Виктора Рашникова. По некоторым данным, компании "Инком-металл" (дочерняя структура Инкомбанка) в скором времени отойдет право продажи трети от общего объема металла ММК, идущего на экспорт, ранее это право принадлежало "Магнитогорской стали". В ближайшие месяцы состоятся собрание акционеров ФПГ. На нем должно быть принято решение о получении злополучного кредита от ЕБРР. Впрочем, как заметил Давыдов, схема обеспечения кредита, предполагавшая залог 30% акций ММК, может быть изменена на другую.
       И все же достанется ли ММК желанный кредит, говорить еще рано. Несмотря на усиления позиций Рашникова и опалу Шарипова, у руководства завода появились новые серьезные противники в лице клиентов Добровинского и Некрича. Наверняка они примут все возможные меры, чтобы объявить себя законными держателями 30-процентного пакета акций и аннулировать итоги прошедшего собрания акционеров. Развяжут ли они новую борьбу, будет ясно в конце июня, поскольку тогда подойдет срок оплаты за приобретение 30% акций.
       
       МАРИЯ Ъ-РОЖКОВА, АЛЕКСАНДР Ъ-ГОЛУБЕВ, ЮЛИЯ Ъ-ПАПИЛОВА
       

Комментарии
Профиль пользователя