Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

 Чеховский фестиваль. Приехал бразильский театр


Иов в хосписе

Бразильский театр "Вертижень" на Чеховском фестивале
       Если бы дирекция Чеховского фестиваля решила отмечать флажками на географической карте мира "завоеванные" территории, то в эти дни фестиваль мог бы гордиться самым дальним из "взятых" рубежей. Впервые за многие годы в Россию приехал театр из Бразилии. Спектакль "Книга Иова" труппы "Вертижень" из Сан-Пауло у себя на родине был удостоен четырех национальных театральных премий и вызвал гнев высших иерархов бразильской католической общины.
       
       Шестидесяти зрителям "Книги Иова" присесть предлагается только в последней картине, а перед началом спектакля их и вовсе держат на улице, перед запертым подъездом. Действие начинается прямо в нижнем фойе, после чего публику около часа водят по коридорам, лестницам и залам театра, разыгрывая перед ней оригинальную версию ветхозаветного текста.
       По замыслу Антонио Араужо, история Иова, на которого Всевышний — по согласованию с Сатаной — наслал все мыслимые и немыслимые несчастья, дабы проверить стойкость веры человека, происходит в больнице. Собственно говоря, в Сан-Пауло театр "Вертижень" и играет "Книгу Иова" в одном из городских госпиталей. В Москве же найти подходящее медицинское учреждение, которое бы согласилось на пару недель отдаться бразильским артистам, не удалось. Поэтому под больницу пришлось "гримировать" театр "Модернъ", завезя в него позаимствованные в лечебницах принадлежности: капельницы, рентгеновские снимки, коляски и поддоны.
       Для последней картины стены одного из залов даже специально покрыли пластмассовыми щитами, имитирующими стерильную белизну кафеля операционной. Впрочем, зрителям не до стен: перед ними на холодной каталке, под четырехглазой лампой, упорствует и корчится в последних предсмертных судорогах окровавленное человеческое тело. Библейский Иов, потерявший семью и зараженный проказой, за долготерпение и стойкость в конце концов был вознагражден полным выздоровлением, новой семьей и счастливой старостью. В сущности, вознагражден второй земной жизнью.
       В театре "Вертижень" Иов (Матеус Наштергайле) умирает. И если зажигающийся за дверями операционной люминисцентный свет, к которому устремляется перешагнувший грань жизни человек, кто-то из зрителей всерьез примет за божественное откровение, то это будет не закономерным выводом из спектакля, но не более чем театральной иллюзией.
       В бразильском спектакле человек одинок и покинут Богом. Создатель и сатана облачены в неразличаемые одежды младшего медперсонала, и свой договор наслать на Иова страшную болезнь закрепляют братским нежным поцелуем. У выбранного жертвой Иова нет ни заслуг, ни вины, ни прошлого, ни будущего. У него есть только маленькое тело, внезапно обреченное болеть и страдать. Араужо поставил спектакль о кромешном ужасе бессмысленной боли, о страхе смертельной болезни, о напрасных мучениях. Догола раздетый и измазанный собственной кровью человек мечется в ирреальном пространстве, среднем между театром и больницей, то расширяющемся до гулкой полуразрушенной громады бывшего актового зала, то сужающемся до узкого коридора, в котором публика вынуждена инстинктивно жаться к стенам, чтобы не запачкаться о пробегающего взад-вперед по помосту несчастного Иова.
       Как вынуждена она брезгливо обходить свежие бурые кляксы на ступеньках. Когда зрителей небольшим амфитеатром, точно студентов-медиков, рассаживают в "операционной", становится очевидно, что Араужо отказывается от традиционного (для нас!) сострадания герою. Более того, он провоцирует наше отчуждение: ведь всерьез ужасаться нагнетанию кровавых потоков невозможно. Режиссер не дает нам возможности сочувствовать, потому что Иов не ищет никакого участия. Актер вообще не играет, у него одна задача: чтобы глаз зрителя привык к виду крови и грязи на нагом теле.
       Навязывая публике роль равнодушных путешественников- свидетелей, автор спектакля с безжалостной современной трезвостью показывает одинокую борьбу тела. И отказывается убеждать нас в том, что Иов действительно увидит Бога. Усилия веры вдвойне драматичны для человека, так и не осознающего до конца, верующий он или атеист. Непостижимый высший смысл давно уравнен с липкой бурой жидкостью, застилающей глаза. Зачем страдаем? — вопрос, разумеется, риторический, если высший суд вместо храма творится в больнице, а лик Божий является в лампе над операционным столом.
       РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ
       Спектакль "Книга Иова" можно увидеть ежедневно до 19 мая включительно в помещении театра "Модернъ" (м. "Бауманская", Спартаковская пл.), начало в 19.00
       

Комментарии
Профиль пользователя