Коротко

Новости

Подробно

Похищение Европой

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 29

Власти европейских стран предприняли очередные шаги по борьбе с финансовым рынком, который они считают главным виновником своего долгового кризиса: Евросоюз решил сам скупать европейские облигации. Обозреватель "Власти" Сергей Минаев считает, что такая борьба скажется на обычных гражданах, в том числе российских.


История борьбы такова. Для начала власти европейских стран решили, что в условиях долгового кризиса необходимо бороться с рынком акций. Действительно, многие граждане имеют на руках акции, следят за их курсом и падение биржевых индексов воспринимают очень болезненно — как самый наглядный пример того, что кризис углубляется. В мае 2010 года Австрия объявила, что продлевает введенный еще в 2008 году по примеру США запрет на операцию под названием "игра на понижение без акций на руках" (naked short trading). Речь идет о том, что обычно при игре на понижение курсов акций (short trading) игрок берет пакет акций у кого-нибудь взаймы, продает их на рынке, после падения цен на эти акции снова покупает такое же их количество, возвращает тому, у кого он их занял, и кладет в карман разницу. При игре на понижение без акций на руках игрок просто объявляет, что продает пакет акций, берет деньги у купившего, но просит его немного подождать с получением покупки, после падения цен на акции покупает то количество, которое обещал, передает их своему покупателю и кладет в карман разницу. Американские власти в 2008 году заявили, что при такой схеме теоретически любой трейдер может продать неограниченное количество акций любой компании, раз уж иметь их в наличии необязательно, что обрушение американского фондового рынка является результатом спекуляций именно такого типа и что именно злонамеренные спекулянты стоят за крахом американских инвестиционных банков вроде Lehman Brothers.

Продлевая запрет в 2010 году, австрийские власти отметили, что он касается не всех акций, а только крупнейших в стране банков Erste Group и Raiffeisen International, а также крупнейших в стране страховых компаний UNIQA и Vienna Insurance Group.

Тогда же, в мае 2010 года, запрет на операции naked short trading впервые ввела Германия. Запрет касался игры с акциями крупнейших немецких банков Aareal Bank AG, Commerzbank AG, Deutsche Bank AG, Deutsche Postbank AG, страховых компаний Allianz SE, Hannover Re AG, Munich Re AG, Generali Deutschland Holding AG, MLP AG, а также оператора франкфуртской биржи Deutsche Boerse AG.

Запрета играть на понижение самой европейской валюты не последовало, поэтому потрясенные антиспекулятивным немецким решением валютные спекулянты тут же обрушили курс евро — он упал с $1,25 почти до $1,21. Германии пришлось объясняться с другими европейскими странами, прежде всего с Францией, которая упрекнула немецких соседей в том, что они приняли столь кардинальное решение самостоятельно, даже не посоветовавшись с другими странами еврозоны. Однако Еврокомиссия тут же заявила о поддержке немецкого решения и призвала все остальные европейские страны последовать примеру Германии. Со своей стороны, немецкий канцлер Ангела Меркель выразила надежду на то, что борьба с биржевыми спекулянтами развернется во всем мире и G20 примет согласованное решение о борьбе с биржевыми спекулянтами, выполнив тем самым обещание, данное на состоявшемся еще осенью 2008 года саммите, "контролировать каждый финансовый продукт, каждую операцию, каждый рынок".

Затем пришел черед коммерческих банков. Европейские власти решили, что нигде так не проявляется долговой кризис, как в банковских проблемах, и ничто так не беспокоит граждан, которые боятся потерять свои вклады (и тут же бросаются снимать деньги со счетов, тем самым финансовые проблемы банков лишь усугубляя).

"Власть" писала о революционных предложениях ЕЦБ и Еврокомиссии полностью изменить существующую систему, при которой европейские коммерческие банки относительно свободны в принимаемых финансовых решениях и подчиняются только национальному банковскому надзору. Банки предлагалось объединить в единый европейский банковский союз под единым европейским банковским надзором (см. статью "Страна Банкирия" в N24 от 18 июня).

И эти предложения были немедленно реализованы. 29 июня на саммите ЕС было решено создать банковский союз в следующем виде. Любой европейский банк, испытывающий проблемы (а их испытывают все, не случайно в последнее время был понижен кредитный рейтинг даже банков Германии, которая сама вроде бы долговых проблем не испытывает и помогает другим странам), будет получать деньги непосредственно из создаваемого общеевропейского фонда финансовой помощи объемом €500 млрд, минуя национальные правительства. Такое решение объяснялось тем, что не следует усугублять долговые проблемы этих правительств. Банки должны подчиняться требованиям нового общеевропейского надзорного органа, роль которого тут же выразил готовность играть ЕЦБ.

Наконец, пришло время облигаций европейских стран. И это выглядит логичным — в конце концов, европейский долговой кризис в том и заключается, что отдельные страны набрали столько долгов, что не могут их обслуживать, и у них нет средств даже на текущие бюджетные нужды (поэтому Греция и Ирландия были вынуждены запросить деньги из уже существующего европейского фонда финансовой помощи). Размещать новые выпуски гособлигаций на мировом финансовом рынке терпящие долговое бедствие страны могут только под очень высокий процент — и это их долговые проблемы только усугубляет.

И вот на саммите ЕС 29 июня было принято решение просто покупать из нового фонда финансовой помощи объемом €500 млрд новые выпуски облигаций отдельных стран, например Италии или Испании. Это решение было оформлено в следующей редакции: "фонды финансовой помощи будут использованы в гибкой и эффективной манере для того, чтобы стабилизировать финансовые рынки". ЕЦБ это решение поддержал — он сам не раз занимался покупкой облигаций отдельных стран. В 2010 и 2011 году он купил этих облигаций на €200 млрд. С февраля нынешнего года эта программа ЕЦБ приостановлена, но не отменена.

Участники саммита отмечали, что покупка облигаций отдельных стран на средства из нового фонда позволит снизить процент по этим облигациям. Иными словами, на эти облигации будет создан дополнительный спрос, и частные инвесторы, столкнувшись с конкуренцией со стороны фонда, также будут вынуждены согласиться на более низкий процент. Облигации формально будут выглядеть более привлекательными — ведь сейчас инвесторы покупают облигации Германии именно потому, что по ним платят низкий процент, значит, они надежны. Однако непосредственно после решения саммита представители инвестиционных компаний заявили, что все равно не планируют вкладывать средства в итальянские или испанские облигации.

С учреждением общеевропейского фонда финансовой помощи главы стран ЕС становятся прямыми конкурентами играющим на бирже рядовым брокерам (на фото)

С учреждением общеевропейского фонда финансовой помощи главы стран ЕС становятся прямыми конкурентами играющим на бирже рядовым брокерам (на фото)

Фото: REUTERS/Andrea Comas, Reuters

Ситуация, конечно, выглядит оригинально. В сущности, европейские страны решили покупать облигации сами у себя — ведь все они в той или иной степени вносят деньги в новый фонд помощи. Конкретные страны, облигации которых будут приобретаться, в решении саммита не названы, значит, теоретически в их число может попасть и Германия. Потому что при всей привлекательности ее облигаций даже ей не всегда удается продать на мировом финансовом рынке столько, сколько она хочет. Скажем, 23 ноября прошлого года на аукционе по размещению немецких облигаций с десятилетним сроком погашения инвесторам было предложено таких облигаций на €6 млрд, а куплено только на €3,6 млрд.

Частные инвесторы оказались в трудной ситуации. Если раньше количество купленных облигаций, скажем, Италии или Испании и процент по ним определялись инвесторами в соответствии с их собственными представлениями о бюджетной ситуации в этих странах и перспективами погашения ими своих долгов, то теперь все будет определяться тем, вмешается фонд финансовой помощи в ход торгов или нет.

Дело осложняется еще и тем, что пока не снят с повестки дня вопрос о выпуске вместо облигаций отдельных стран единых европейских облигаций. Сразу после саммита, 29 июня, итальянский премьер-министр Марио Монти, приветствуя решение о покупке облигаций отдельных стран из средств фонда, заявил: "Это решение явно прокладывает путь к созданию единых европейских облигаций". В случае их выпуска инвесторы и вовсе окажутся в замешательстве — будет совершенно непонятно, из бюджета какой страны они будут погашаться, как оценить перспективы их погашения и какой процент просить за их покупку. Тем более что, в конце концов, фонд европейской помощи также может начать их скупать.

В общем, европейские власти все больше и больше продвигаются по пути замены решений финансового рынка административными решениями. Причем игроков на этом рынке они считают своими главными врагами, единственными виновниками европейского долгового кризиса, и выражают готовность конкурировать с ними, используя собственные политические возможности.

Но чем больше административное давление на игроков на этом рынке, тем больше они склонны компенсировать свои потери за счет обычных граждан. Европейские банки, лишенные в условиях неопределенности возможности свободно играть на рынке европейских облигаций, да еще столкнувшись с повышенными требованиями нового общеевропейского финансового регулятора, просто будут меньше платить по вкладам и требовать больший процент по кредитам. А так как мировой финансовый рынок един, и российские инвестиционные компании и банки являются его активными участниками, российских граждан европейские административные нововведения тоже неизбежно коснутся.

Комментарии
Профиль пользователя