Коротко

Новости

Подробно

Андрей Шаронов: пишите, на это реагируют

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 20

1 июля территория Москвы увеличилась в 2,5 раза. К старым проблемам гигантского мегаполиса добавились новые. Почему столица занимает последнее место в рейтинге делового климата и как власти намерены сделать ее удобнее для жизни и работы, "Деньгам" рассказал заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики.


ЕВГЕНИЙ СИГАЛ


Москва заняла последнее место в российском региональном рейтинге Doing Business. Для вас этот результат неожиданный или закономерный?

— Это вполне ожидаемый результат и в некотором смысле закономерный. Москва — гигантский мегаполис, это объективно усложняет прохождение предпринимателями согласовательных процедур. Например, чтобы дать разрешение на строительство, нужно полностью знать, что находится на участке и под пятном застройки. В отличие от Ульяновска, Саранска и Владикавказа, ставших лидерами в этом рейтинге, в Москве там может оказаться метро. Такая геоподоснова увеличивает объем документации и продолжительность согласовательных процедур.

Нужно также признать, что Москва в инвестиционном отношении была и остается существенно более привлекательным городом. Такое положение создает конкуренцию за возможность делать бизнес в столице. И у властей не было стимула держаться за инвесторов: уйдет один — придут десять других. Такая логика долгое время господствовала в Москве.

Что-нибудь изменилось с тех пор, особенно в таких болезненных сферах, как получение разрешений на строительство и подключение к энергосетям?

— По оценке экспертов Всемирного банка, составителей рейтинга Doing Business, сроки выдачи разрешений на строительство снизились в столице с 720 до 392 дней. Это дольше, чем в Ульяновске, где аналогичные процедуры занимают 218 дней, но уже существенное продвижение. Что касается подключения к электросетям, то этот вопрос находится в компетенции не только городских властей. Во многом он связан с деятельностью коммерческих компаний, таких как МОЭСК, ОЭК, "Энергокомплекс", подключающих потребителей к своим сетям. Необходимо честно признать, что на среднем и низовом уровне в этих компаниях существует коррупция, которая сдерживает процесс подключения.

В этих конкретных компаниях существует коррупция?

— В этих компаниях существует коррупция в нижнем и среднем звене, где непосредственно принимают несколько сот заявлений на подключение ежедневно. Это огромный поток, и город оказывается в зависимости от качества корпоративного управления этих коммерческих компаний.

Мы начали заниматься этим вопросом. Толчком послужило поручение Сергея Собянина в ответ на ситуацию с мелкой розницей. Город недавно разыграл большое количество мест под торговлю для мелкой розницы. В условиях аукционов была зафиксирована обязанность города обеспечить подключение. Если вы заплатили деньги, то вы вправе ставить свой киоск и не заботиться, как будет обеспечено подключение. Но на практике это не заработало. Под влиянием большого количества жалоб был создан штаб по защите инвесторов и предпринимателей на базе департамента науки, промполитики и предпринимательства. Штаб в ручном режиме начал отрабатывать процедуру подключения.

Штаб реагирует на конкретные случаи?

— Штаб работает и как скорая помощь, реагируя на конкретные случаи, и как системный орган, пытаясь менять правила. Причем интересно, что отраслевики, в том числе перечисленные компании, рапортовали: все процедуры обновлены. Но механизм обратной связи устроен таким образом, что предприниматели сами контролируют процедуру и сообщают: это не так, это не работает, это неправда. Рассматривая конкретные жалобы, штаб выстроил процедуры подключения. Могу сказать, что сейчас 90% киосков подключены, а сроки подключения сократились с трех-шести месяцев до 15 дней.

Какие практические меры планирует столичное правительство для улучшения делового климата?

— Во второй половине 2011-го и начале 2012 года правительство Москвы предприняло ряд шагов для улучшения делового климата, но они пока не успели найти отражения в рейтинге Всемирного банка, который исследовал ситуацию за 2010-й и начало 2011 года. Поэтому у нас есть большие ожидания на апгрейд позиций Москвы в следующем рейтинге.

Большая работа ведется в рамках административной комиссии, которая пересматривает процедуры, связанные с предоставлением госуслуг и разрешений. Это один из инструментов снижения непроизводственных издержек. Помимо проблем с подключением к сетям комиссия рассматривает вопрос повышения прозрачности госзакупок. В Москве, к слову, представители малого бизнеса получили от этого большого пирога свой кусок: из 600 млрд руб., выделенных на госзакупки в столице, более 20% досталось именно им.

Город также предпринял шаги для облегчения доступа к помещениям. Действующие в Москве специальные тарифы для арендаторов из малого бизнеса привели к появлению фактически двух рынков — официального и искусственного. На ценовой разнице начали спекулировать посредники. Мы категорически хотим уйти от системы с двойным видом арендных ставок. И при необходимости готовы рассматривать прямые субсидии отдельным видам малого предпринимательства для замещения потерь.

Нехватка торговых площадей чувствуется в Москве довольно остро, особенно по сравнению с развитыми странами. На этом фоне продолжается "война с палатками"...

— Я бы не делал фетиша из палаток. Они пользуются спросом и важны в палитре торговых форматов, но в общем товарообороте розничной торговли их доля невелика. Мы не собираемся продолжать политику сокращения палаток, но с точки зрения налогообложения они должны работать в правовом поле.

Что касается недостатка торговых площадей, то вопрос это не праздный. Их в Москве как минимум в два раза меньше, чем в среднем европейском городе. А если брать качественные площади, то показатель, наверное, еще хуже. Это приводит к повышению торговой наценки, которая у нас очень большая. Но более серьезную проблему мы видим даже не в розничной сети, а в оптовой. Оптовое звено очень плохо развито вокруг Москвы, и это действует негативно на оптово-розничную надбавку.

Речь идет о монопольном сговоре?

— Можно говорить о том, что проникновение отечественных скоропортящихся продуктов на московский рынок искусственно ограничено. Есть ограниченное число баз, на которых подавляющее число продавцов закупает продукты. Это снижает конкуренцию, позволяет договариваться о ценах, приводит к монополизации и неоправданному росту торгово-посреднической надбавки. Это долгая тема и для антимонопольных органов, и для города. Важная для нас задача — увеличить предложение по торговым площадям.

Другой вопрос — это создание в Москве большого оптового рынка. Мэр посетил парижский рынок "Ранжис", фантастическое учреждение на 236 га земли с годовым оборотом в €8 млрд. Огромное предприятие работает как часы и снабжает весь Париж и половину Европы продуктами. Даже Москва закупает. Свежие устрицы, свежая рыба, как правило, с рынка "Ранжис". Сейчас принято решение о разработке концепции такого продовольственного центра в Москве. Это бы позволило серьезно улучшить снабжение города продуктами.

1 июля вступает в силу закон о расширении Москвы. Можно как-то оценить выигрыш города, или мы просто получаем перспективы со сложной реализацией?

— Считать, что мы сейчас получили кусок земли и богатых налогоплательщиков и это было целью игры,— существенное упрощение ситуации. Мы выиграли перспективу, но это не прямая выгода. Хотя, по оценкам Московской области, они формально теряют значимую часть поступлений. (По подсчетам властей Подмосковья, ежегодные убытки региона от расширения столицы составят 35 млрд руб.— "Деньги")

И требуют компенсации из федерального бюджета...

— И не только из федерального.

От Москвы тоже требуют?

— От Москвы они ожидают.

Это ожидание как-то формализовано?

— На территориях, которые отходят к Москве, повысятся социальные выплаты, а в смежных районах — останутся прежними. Чтобы сбалансировать эту разницу, Москва в течение трех лет будет ежегодно выделять 3 млрд руб. для трех смежных районов.

Как будет функционировать Большая Москва?

— Я пока даже не могу сказать, что такое Большая Москва с точки зрения этапов реализации этого проекта. Присоединение к Москве новых территорий не снимает с повестки вопрос о создании агломерации. Москва в экономическом отношении живет как агломерация. Если смотреть на прогнозы ее развития, то к 2025 году она по некоторым направлениям вообще выйдет за границы Московской области. Поэтому необходимо будет выстраивать отношения с соседними областями и районами.

В сентябре заканчивают работу десять экспертных коллективов, они внесут предложения по стратегии развития агломерации, в том числе и по размещению правительственного кластера. По итогам их работы к концу года будет сформировано техническое задание на разработку генерального плана. Смысл в том, чтобы создать новый центр активности и притяжения. Предполагается, что на присоединенные территории поедут платежеспособные люди как из бизнеса, так и из органов власти, предъявляющие спрос на повышенное качество. Вот, собственно, и драйвер для создания инфраструктуры и переориентации транспортных потоков. Переезд правительственных органов — своеобразная морковка, которая должна стимулировать инвесторов идти туда.

Когда переедет московское правительство?

— Не знаю, проекта пока нет.

А помимо бизнеса и власти... Люди поедут туда?

— Уже сейчас едут из Москвы на примыкающую территорию.

Сегодня существенным аргументом за переезд в Подмосковье остаются цены на недвижимость: они там ниже. После расширения столицы они вырастут...

— Но это ожидаемый результат: если вы берете земли сельхозназначения и объявляете, что завтра здесь будет столица России, то стоимость неизбежно вырастет. Особенно с учетом предполагаемого перевода земель под другое назначение. Но это спекулятивный скачок, и он не может затрагивать всю новую территорию. Эффект большого предложения должен оказать на цены понижающее давление.

Недавно стало известно, что на части присоединяемых земель, непосредственно примыкающих к Москве, оказывается, уже заключены инвестконтракты.

— Да, это правда. К сожалению, надо признать, что в период, когда решение было объявлено, но земля еще оставалась в юрисдикции Московской области, было подтверждено большое количество контрактов. Их объем пока до конца мы не понимаем. Сейчас идет анализ унаследованных инвестконтрактов и выработка политики, что с этим делать.

Москва принимает значительные финансовые обязательства, связанные с вложениями в инфраструктуру и обустройство территорий. Столица вернется на рынок заимствований?

— В прошлом году мы смогли избежать заимствований. По этому году у нас пока тоже есть шанс не выходить на рынок заимствований. А в 2013-м Москва, возможно, вернется на рынок рублевых обязательств. Мы запускаем ряд длинных проектов — прежде всего по метрополитену и дорожному строительству.

О каких объемах заимствований может идти речь?

— Сейчас сказать сложно.

Это десятки миллиардов рублей или сотни?

— Это десятки. Сейчас долг Москвы составляет 252 млрд руб. при размере доходной части бюджета в 1,5 трлн. Это небольшой долг, и у нас существует потенциальная возможность его наращивать. Но задачи доводить до предела — нет. Объем долга останется близким к сегодняшним пределам: 250-300 млрд.

Опросы свидетельствуют, что доверие москвичей к городским властям падает. Первоначальный кредит доверия, выданный новому руководству, исчерпан?

— Это вопрос формирования ожиданий. Многие проблемы складывались долгие годы. Транспортная проблема, например, была заложена еще в 70-х годах прошлого века при разработке старого генплана. Если в прогноз трафика было заложено три автомобиля на 100 жителей, а сейчас их 32 на 100, то быстро увеличить пропускную способность столицы невозможно, даже если над этим будут работать десять Собяниных. Но есть и переходные ситуации, как, например, тема с выделенными полосами, которые скорее раздражают, чем помогают.

Раздражают они, вероятно, потому, что общественного транспорта на них почти не встретишь, а движение они ограничивают.

— Вы правы. Задача — довести частоту движения по выделенным полосам до двух минут, при такой частоте они себя оправдывают. Если говорить о транспорте, то запущено большое количество проектов метрополитена. Ведется серьезная работа с РЖД: изменилась тарифная система, и все большее число людей стало ездить в Москву на электричке, без пересадки на метро.

Кстати, насчет РЖД... Московская кольцевая железная дорога заработает?

— Идет работа в рамках пилотного проекта. В конце 2013 года должно начаться движение от площади Гагарина до "Москва-Сити" с пятью остановками.

Если уж зашла речь о дорогах, то нельзя не спросить: для чего с основных магистралей столицы каждые два месяца сдирают новый асфальт и кладут свежий?

— Это вопрос в адрес комплекса городского хозяйства.

Но деньги-то выделяются, и расходы одобряются вами как заместителем мэра по экономическим вопросам?

— Это вопрос контроля. В данной ситуации приоритетом для нас является программа "открытого правительства", где мы пытаемся через прямой доступ и интерактивные сервисы в интернете получать фотографии и мнения граждан о том, как отремонтированы дворы, подъезды, дороги, заменены лифты.

Пишите, на это реагируют: существует целая служба, которая отслеживает информацию, выезжает на место, штрафует подрядчиков. На изменение ситуации нужно больше времени. Положительные тенденции есть, но уровень ожиданий очень высок, поэтому у горожан и появляется разочарование.

Пять лет назад вы ушли с должности замминистра экономики в бизнес, почти не скрывая своей усталости от госслужбы. Зачем вернулись обратно?

— Позвал Собянин в новую команду под амбициозную задачу. Характер моей нынешней деятельности иной, чем в Минэкономики,— существенно более предметный. У меня не было в жизни такого опыта, и мне было интересно его получить. Я вижу позитивные изменения, которые оправдывают мое нахождение в правительстве Москвы. Я перешел из бизнеса в Москву, вероятно, не на всю оставшуюся жизнь. Но потратить некоторое количество лет своей жизни на решение амбициозных задач — это удача.

Комментарии
Профиль пользователя