Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9
 Премьера фильма "Карьеристки" режисер Майк Ли

"Карьеристки" не сделали кинематографической карьеры

       Вчера в Музее кино показали и в воскресенье покажут еще раз фильм Майка Ли "Карьеристки". Приобретенный для проката в России фирмой "Парадиз", фильм был включен в программу Московского фестиваля, но из-за путаницы в расписании просмотров его практически никто не видел. Нынешние показы, таким образом, по существу становятся премьерными.
       
       Путаница и неясность окружали "Карьеристок" с самого начала. Их ждали в этом году в конкурсе Берлинского фестиваля, затем Каннского. Все поражались, как быстро — меньше чем за год — осуществил свой новый проект обладатель "Золотой пальмовой ветви" Канна-96. Тогда благодаря скромной, почти телевизионной ленте "Секреты и обманы", построенной на актуально-социальном сюжете и блестящих актерских работах, 53-летний Майк Ли был причислен к пантеону мировой кинорежиссуры. Однако "Карьеристки" не появились ни в Берлине, ни в Канне. Они были показаны вне конкурса на фестивале в Локарно в знаменитом открытом кинотеатре на Пьяцца Гранде и собрали рекордную аудиторию в 10 000 человек. Но реакция была смешанной и противоречивой. На родине режиссера, где он давно стал культовой фигурой, отклики прессы впервые в его карьере были уничтожающими.
       В чем причина столь резкого охлаждения к вчерашнему кумиру? Майк Ли сделал простой, интимный фильм. Не менее аскетичный, камерный и "актерский", чем "Секреты и обманы", и столь же просчитанный с точки зрения политической корректности. Режиссер показывает своих персонажей в обыденной жизни и скрупулезно фиксирует их смешные и трогательные, иногда жестокие эмоции. Героини фильма Ханна и Энни встречаются после долгих лет разлуки и открывают в течение одного уик-энда силу тех давних отношений, которые связывали их, когда они, студентками, вместе снимали квартиру. Там они сообща переживали бедность, первые сентиментальные и сексуальные опыты, первые столкновения романтических идеалов с тем, что Майк Ли именует "холодом жизни" и что в его фильмах отчетливо ассоциируется с тэтчеровской (и последовавшей за ней) эпохой в истории Великобритании.
       Майк Ли начал работать на телевидении и в театре в семнадцать лет, написал и поставил множество пьес. А в кинематограф пришел на рубеже 60-70-х годов — на излете первой волны английского социального кино. При поддержке одного из лидеров этого направления, актера Альберта Финни, Ли дебютировал фильмом "Мрачные мгновения". Но, несмотря на главные призы в Чикаго и Локарно, ждал следующей постановки полтора десятка лет. К тому времени, когда он снял следующую картину "Высокие надежды", сформировалась и его жесткая саркастическая позиция по отношению к правящему режиму островного государства, и основы его крупноплановой, квазителевизионной эстетики. Эта эстетика стала определяющей для второй социальной волны в кино, которую вместе с Кеном Лоучем возглавил Майк Ли.
       На плакате к "Высоким надеждам", помнится, запечатлен такой кадр: двое главных героев на фоне памятника Марксу. К ностальгическим визитам на кладбище, где похоронен бородатый классик, свелись "высокие надежды", которые питала в юности пара лондонских пролетариев, изображенных в картине с теплым юмором. Зато Ли не жалеет сатирических красок, живописуя нравы яппи — нынешних хозяев жизни. Этот фильм появился в один год с нашей "Маленькой Верой" и разделил с ней приз критики в Венеции: перестроечная "маленькая вера" и крах "высоких надежд" под бременем неоконсерватизма удачно оттеняли друг друга.
       Следующим взлетом Майка Ли стал фильм "Голые" (приз за режиссуру в Канне) — гротескная антиутопия о лондонских маргиналах. И вот подряд появились еще два фильма — "Секреты и обманы" и "Карьеристки". Подряд, но с разным результатом. В первом случае безотказно работала невероятная — на грани индийской мелодрамы и мыльной оперы — история с белокожей мамашей и ее брошенной, а спустя годы вновь обретенной чернокожей дочкой. Остроумно были вывернуты наизнанку расовые и социальные предрассудки: мать, дитя сексуальной революции 68-го года, оказалась на обочине общества, дочь же достойно пополнила его средний класс.
       В новом фильме Майку Ли не хватило иронии — не столько в адрес героев (здесь как раз все в порядке: ведь и название фильма иронично), сколько в отношении к себе самому, к собственным левым убеждениям. Все вроде бы то же самое, что и в "Секретах и обманах": зрелость приносит переоценку ценностей, но там была широта чувств и парадоксальность судеб, а здесь — голая схема, феминистски окрашенная. Девушки в борьбе с жизнью стали респектабельнее, одна научилась скрывать свою стервозность, другая — контролировать свою истеричность. А вот судьбы их бывших бой-френдов разошлись: один превратился в бездушного яппи, другой пропивает душу в подворотне. Но смех и слезы не смешиваются, а надрывные усилия актеров оборачиваются карикатурой.
       Перед нами поучительный пример того, как из прекрасного сырья даже при выверенной технологии может получиться не самый качественный продукт. Ведь актеры, а особенно актрисы, как всегда у Майка Ли, замечательны и бесстрашны. Линда Стидмен не боится показать себя изуродованной нервной экземой, а Кэтрин Кэртлидж, одна из самых острых "профи" британской школы, превосходит в виртуозности самое себя. Тем не менее фильм выглядит очередной левоинтеллектуальной гримасой, любопытной для нас лишь тем, что западное кино по-прежнему левеет, в то время как наше — совсем наоборот.
       
       АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ
Комментарии
Профиль пользователя