Коротко


Подробно

Диапазон невозможностей

"Похвала глупости, или Архитектура российского капитализма" Дианы Мачулиной в галерее Гельмана

Выставка современное искусство

При помощи рисунка, живописи и скульптуры лауреат премии Кандинского 2008 года Диана Мачулина обличает цинизм и растерянность московских зодчих. В "Похвале глупости" (название взято у знаменитого трактата ренессансного гуманиста Эразма Роттердамского о величии и пользе этого человеческого качества) в равных пропорциях смешаны любимые Мачулиной академическое искусство и общественная работа. Рассказывает ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ.


До сих пор не утихают споры о том, что же все-таки представляет собой феномен новейшей российской архитектуры. Кто-то видит в ней волю и вкус главного градостроителя постсоветской России Юрия Лужкова. Кто-то — коллективную мечту заказчика о дореволюционных дворцах, выполненную с помощью дешевых материалов и развращающе действующих на мозг архитектора компьютерных программ. Вспоминают, к удовольствию зодчих, о постмодернизме — британце Джеймсе Стерлинге и поздних работах американца Филипа Джонсона. Некоторые называют аляповатые здания колониальным стилем, сравнивая их с дорогими отелями на берегах Черного моря в Турции. Диана Мачулина, сторонница активистов из организаций "Архнадзор" и "Москва, которой нет", считает, что московским архитекторам "должно быть стыдно". На первый план выходит этический аспект.

Праведный гнев художницы выражают три полотна с изображением объятого пламенем трактата римского архитектора Витрувия "Десять книг об архитектуре". Мачулина считает, что деятелям современного зодчества следует вернуться к заложенным Витрувием понятиям о сочетании пользы и красоты. На самом деле, конечно, римлянина не читает и не чтит сегодня никто, в том числе и европейские архитекторы. Даже самые консервативные из них за классика держат скорее Миса ван дер Роэ. К тому же нельзя не вспомнить и о том, что трактат Витрувия был переиздан в советское время неоклассиком Иваном Жолтовским, одним из создателей узнаваемого облика сталинской архитектуры, которая с этикой связана была, как и эпоха в целом, слабо. Идеализм Мачулиной, впрочем, простителен: имитации и извращения, которым подвергли мастера капиталистической Москвы классический ордер, действительно вызывают ужас.

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

В поисках интеллектуальных союзников Мачулина обращается не только к Витрувию. Графические работы с фрагментами особо раздражающих художницу построек снабжены авторскими текстами и цитатами из самых разнообразных источников, от блогера drugoi до Альбрехта Дюрера. Например, "Помпейскому дому" Михаила Филиппова — зданию, которое в целом нравится специалистам и критикам,— соответствует фрагмент рассуждений итальянского культуролога Умберто Эко о ретроспективизме в искусстве. Находит Мачулина и визуальные рифмы, все сплошь сюрреалистические: работа московских архитекторов вызывает у нее ассоциации с "Капричос" Гойи, иллюстрациями к "Алисе в Стране чудес" и картинами Сальвадора Дали.

Пространство галереи заставлено мрачными цементными блоками, в которых иногда угадываются фрагменты трибун стадиона или очертания торговых центров на окраинах Москвы. К блокам привязана статистика, собранная Мачулиной из открытых источников. Согласно подсчетам экспертов, за десять лет в столице построено в десять раз больше — по квадратным метрам — торговых площадей, чем, скажем, детских садов и школ. Это, с одной стороны, тоже полемический прием. Ведь до 1991 года образовательные учреждения функционировали, а храмов шопинга было раз-два и обчелся. С другой стороны, торговые центры ведь тоже памятники измененному состоянию сознания, в котором у каждой сладкой грезы есть ценник. Объемная картинка, нарисованная Мачулиной, пугает. Москвич здесь — как Алиса, заблудившаяся в коммерческих дебрях и забывшая о том, что реальный мир должен быть устроен разумнее и добрее.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение