Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11
 Проект "Геном"

Билл Гейтс дает деньги на генетику

       В течение последних пяти лет на мировом рынке биотехнологий происходят структурные изменения, превращающие молекулярную генетику из чисто академической науки в высокодоходный бизнес. Труд "охотников за генами" стал хорошо оплачиваться, за ними в свою очередь охотятся менеджеры крупных компаний. Прибыльность "геномного" бизнеса стала настолько очевидной, что деньги в него потекли и из сфер, никогда ничего общего с биотехнологией не имевших.
       
В генетику пришла мода на охотников
       По аналогии с популярными в конце прошлого века "охотниками за микробами" — микробиологами — "охотниками за генами" называют молекулярных биологов, которые выслеживают, находят и секвенируют (расшифровывают) человеческие гены, и в первую очередь гены серьезных наследственных болезней.
       Но и сами "охотники за генами" выступают в роли дичи. Различные фирмы, занимающиеся исследованиями в этой области, выслеживают их по публикациям в научных журналах, отзывам коллег и предлагают контракты. Расходы на такую охоту составляют порой миллионы долларов.
       Один из удачливых "охотников за генами" — наш соотечественник доктор биологических наук Евгений Рогаев. Во время работы по контракту в университете Торонто ему удалось расшифровать ген болезни Альцгеймера — прогрессирующего старческого слабоумия. (Болезнь Альцгеймера стоит на четвертом месте среди причин смертности в развитых странах и на втором — по затратам на обслуживание больных. Ею страдает, например, экс-президент США Рональд Рейган.) Доктора Рогаева нам удалось застать в Москве накануне его отъезда в Париж для переговоров с одной из крупных западных биотехнологических компаний о заключении нового контракта.
       Как рассказал нам Евгений Рогаев, он уже запатентовал свое открытие в США (патентование расшифрованного гена стоит в США порядка $20 тыс.). Доктор полагает, что создание препарата против болезни Альцгеймера — вопрос ближайших лет, и это лекарство просто обречено на коммерческий успех. Патентовать ген болезни Альцмейгера в России он не намерен. Здесь это стоит всего $200, но в ближайшее время трудно рассчитывать на налаживание фармакологического производства на основе такого патента.
       По мнению Рогаева, в ближайшие годы развернется грандиозная "охота" за генами шизофрении, астмы, атеросклероза, ожирения, депрессии, катаракты и глаукомы.
       Сегодня, говорит он, серьезные "охотники за генами" с порога отказываются от грантов для исследований, если им предлагают десятки тысяч долларов (подобные работы стоят как минимум на порядок больше). Более того, с недавних пор они требуют участия в прибылях от исследований, которые они ведут. Прежде всего — доли в прибыли от продажи лекарств. И правильно делают, ведь эти прибыли стали приобретать весьма внушительные масштабы. Например, полученный генно-инженерными методами препарат эритропоэтин для лечения некоторых болезней крови приносит компании Amgen (США) $2 млрд в год, причем на разработку лекарства потрачено всего $300 млн.
       
Если Гейтс дает деньги, значит, пора
       Генетика переживает настоящий финансовый бум. Транснациональные фармакологические компании — Johnson & Johnson, Bayer, Schering Plough, SmithKline Beecham и другие — вложили в поиск и поимку человеческих генов, по самой скромной оценке, не менее $1 млрд. На этой волне возникли десятки так называемых "геномных" компаний, крупнейшие из которых — Myriad Genetics, Incyte Pharmaceuticals, Newman Genome, уже имеют довольно неплохой капитал — $100-150 млн.
       На прибыльности "геномного" бизнеса сказалось и то, что расходы на расшифровку одной буквы кода ДНК в последние годы сильно упали — с $10 до $1.
       Первой "геномной" фирмой, выпустившей свои акции в свободную продажу на фондовом рынке, была Incyte Pharmaceuticals. Это произошло в ноябре 1993 года. Тогда цена акции составляла $7,5, а к декабрю 1995 года она выросла до $241. Вслед за Incyte свои акции выпустили, по меньшей мере, пять "геномных" компаний — Genome Therapeutics, Human Genome Sciences, Myriad Genetics, Sequana Therapeutics и Millenium Pharmaceuticals. До конца 1995 года рост стоимости акций этих фирм составил от 35% до 380%.
       Интересно, что коммерческая привлекательность "геномного" бизнеса замечена инвесторами, не имевшими ранее ничего общего с биотехнологией, но обладающими более широким кругозором, чем у рядового брокера. Например, ныне процветающей фирме Darwin Molecular Corporation начальный капитал предоставили основатели Microsoft Билл Гейтс и Пол Аллен.
       
       СЕРГЕЙ Ъ-ПЕТУХОВ
Комментарии
Профиль пользователя