Коротко

Новости

Подробно

Загнанные в Google

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 31

Изменение политики конфиденциальности, объявленное Google, не несет новых опасностей для пользователей. Интернет-гигант и так знает о нас почти все. Теперь он просто хочет на этом знании еще больше зарабатывать. Вряд ли ему смогут помешать европейские чиновники или конкуренты из Microsoft, неожиданно озаботившиеся защитой персональных данных.


ОЛЕГ ХОХЛОВ


"Даже большее зло, чем Microsoft"


""Гугль" — гораздо большее зло, чем "Микрософт". Думаю, через пару лет мы будем вспоминать "Микрософт" как старого доброго плюшевого медведя по сравнению с тем, чем станет "Гугль"",— пишет в ЖЖ Артемий Лебедев. Чем пугает нас "дизайнер всея Руси"?

1 марта вступит в силу новая политика конфиденциальности Google — единая для всех служб и сервисов, которые предоставляют интернет-гигант и его дочерние компании (за исключением Books, Wallet, браузера Chrome и одноименной операционной системы — в силу специфики этих продуктов). Событие мирового масштаба: все сервисы Google — это примерно 350 млн аккаунтов.

Через две недели Google объединит данные пользователей своего поискового сервиса, а также Gmail, YouTube, Docs, Picasa, Google+ и десятков других своих продуктов. Это должно позволить компании "персонализировать" поиск: результаты выдачи будут основываться не только на истории предыдущих запросов, но также на тематике почтовой переписки и сохраненных документов, содержании просмотренных видео и т. д. — вплоть до информации, которой пользователи обмениваются при помощи социальной сети Google+. Одновременно вырастет синергия. Например, Gmail сможет "вытаскивать" из адресованных вам писем приглашения на встречи и отмечать их в календаре (другом сервисе Google), а вложенные файлы можно будет открывать в теле письма, вместо того чтобы делать это в окне Google Docs. Еще одно преимущество представители поискового гиганта видят в удобстве для новых пользователей. Те немногие, кто вообще читает условия пользовательских соглашений, сэкономят время.

Персонализация поиска и сопутствующие блага — это одна сторона медали. Другая — повышение релевантности контекстной рекламы. Еще год назад Сьюзен Воджиски, вице-президент Google по управлению рекламными продуктами, рассказывала корреспонденту "Денег", как полноценный доступ к сети в любом месте сделает рекламу более адресной: "Рекламодатель сообщит вам, когда вы окажетесь возле него: не проходите мимо — у нас есть скидки для вас. Компании хотят как можно шире использовать социальные сети. Например, чтобы наладить обратную связь с клиентами".

В 2011 году выручка Google составила почти $38 млрд. "Контекст" обеспечил 99% этой суммы. Сами принципы сбора, обработки и дальнейшего использования полученной от пользователей информации не изменятся. Этого и не требуется. Google помнит обо всем, что и когда мы искали. Он хранит информацию о том, на какие ссылки из числа предложенных мы "кликали". Еще Google знает, что хранится в наших безразмерных почтовых ящиках на Gmail. Ему интересно, с кем мы знакомы — и насколько близки. Мы, в свою очередь, знаем, что Google все это знает: регистрация аккаунта изначально предполагала отказ от приватности.

"Удивительно не то, что все логируется и мониторится, удивительно, что "Гугль" за все это время ни разу не подсунул рекламу, которая прям ох...енно попала бы в мое сердце,— пишет Артемий Лебедев.— Но этот день все ближе и ближе".

До сих пор все попытки персонализировать поиск проваливались, соглашается генеральный директор компании "Ашманов и партнеры" Игорь Ашманов: "Это просто еще один заход. Персонализация — вообще неприятная вещь. Как только она начинает на вас действовать, вы все больше замыкаетесь в том, что вам нравится или должно понравиться — с точки зрения того же Google. Это разделение мира на миллионы запертых клеток, атомизация общества".

В комментариях к посту на эту тему в сообществе habrahabr.ru иронизируют: "Найдутся уникумы, которым "Гугл" будет даже по запросу "Президент РФ" или "Россия" отдавать порно". Пока до этого, впрочем, далеко. "Ну а кто сказал, что технологии должны развиваться скачками? — говорит медиадиректор компании SUP Антон Носик.— Сначала отсекли рекламу, которая вам неинтересна потому, что вы мальчик, а не девочка, затем научились учитывать ваш возраст. Так постепенно уходят "процентики" рекламных бюджетов. Я, кстати, по "таргетингу" нашел много продавцов за последние десять лет: Google знает, что я много езжу, и, например, о существовании Skyscanner или Agoda я узнал именно благодаря его контекстной рекламе".

Кого достал Google?


"Плюшевый медведь" Microsoft так просто не сдастся, конечно. Gone Google? Got Concerns? We Have Alternatives ("Достал Google? Есть проблемы? Предлагаем альтернативу".— "Деньги") — запись с таким заголовком появилась в официальном блоге Microsoft на сайте technet.microsoft.com 1 февраля. В этом посте приведены ссылки на более или менее критические статьи в нескольких изданиях — таких как CNET и Gizmodo.

"Читая все это на прошлой неделе, мы поняли, что люди недовольны решениями, которые приняли помимо их воли, и будут искать альтернативу,— пишет вице-президент Microsoft по корпоративным коммуникациям Фрэнк Шоу.— Изменения, которые анонсировал Google, приведут к тому, что пользователям будет сложнее контролировать сохранность своих данных. У нас другой подход. Мы обеспечиваем вашу безопасность онлайн и предоставляем вам возможность самостоятельно контролировать распространение информации".

Альтернатива, которую предлагает Microsoft, — это Bing, Hotmail, Office 365 плюс Internet Explorer, прямые аналоги соответственно поисковой машины Google, Gmail, Google Docs и браузера Chrome.

Microsoft лукавит. Все поисковики — что Google, что "Яндекс", что Bing — ведут себя примерно одинаково. Персонализация поиска работает везде. Просто Google действует агрессивнее других. В январе в его поисковой выдаче появились ссылки, которые вели в социальную сеть Google+. Спустя пару недель конкуренты — Facebook, Twitter и MySpace — подготовили расширения для браузеров, которые "разбавляют" ссылки на Google+ "линками" на собственные страницы.

Другой пример. Чтобы зарегистрировать почтовый ящик Hotmail, вы должны завести аккаунт (Windows Live ID) — единый для нескольких сервисов Microsoft. Все как у Google. В процессе регистрации вас точно так же, как если бы вы регистрировали "ящик" на Gmail, попросят рассказать о себе: указать имя, страну и город, где вы живете, номер мобильного телефона и т. д. Единственное принципиальное отличие — в том, что Microsoft не зарабатывает на контекстной рекламе. Поэтому компания и не ставит задачу собрать максимум информации о своих пользователях в одном месте. Кстати, в газетных объявлениях, которые Microsoft сейчас публикует в зарубежных СМИ, так и говорится: "Данные, которые Google собирает и связывает с вами, увеличивают вашу стоимость у рекламодателей". Вероятно, кого-то и правда это заденет. С другой стороны, сервисы Google для частных пользователей бесплатны, в то время как Microsoft за использование своего "облачного" офисного пакета просит 200 руб. в месяц.

"Мы наблюдаем тотальный отказ общества от анонимности, а Google просто возглавляет этот тренд,— рассуждает интернет-продюсер, основатель школы интернет-маркетинга "Нетология" Максим Спиридонов.— Весь этот шум — следствие конкурентной борьбы, в которой Microsoft пока проигрывает Google или, например, Facebook. Сейчас речь идет о больших бюджетах в вебе, а в перспективе ближайших 10-15 лет — и о выживании Microsoft".

Обмен данными пользователя между различными сервисами Google заставил многих осознать, что пространство для анонимных действий в новой реальности заметно сузилось

Обмен данными пользователя между различными сервисами Google заставил многих осознать, что пространство для анонимных действий в новой реальности заметно сузилось

Фото: REUTERS/Lucy Nicholson/Files, Reuters

Цифровое самоубийство


Не только Microsoft считает, что Google — самый большой из всех Больших братьев. Интернет-гиганту оппонируют и чиновники Европейского союза. В Европе уже стали общим местом рассуждения о том, что Google — империя зла, причем более злая, чем Microsoft в то время, когда захватывала мир посредством Windows. Критика в адрес интернет-компаний, которые имеют дело с личными данными пользователей, со стороны чиновников и представителей негосударственных организаций звучит буквально ежемесячно.

В начале февраля против новой политики конфиденциальности Google выступила Рабочая группа по защите персональных данных частных лиц (Article 29 Working Party), объединение руководителей европейских национальных органов по защите персональных данных.

"Мы хотим проверить возможные последствия для защиты персональных данных граждан ЕС",— заявил глава рабочей группы Якоб Конштамм и предложил в связи с этим отложить запуск новой политики конфиденциальности. Это требование поддержала комиссар ЕС по юстиции, фундаментальным правам и гражданству Вивиан Рединг (ранее госпожа Рединг занимала пост комиссара по вопросам информационного общества и СМИ).

Хотя бюрократы этого масштаба Google вроде бы и не указ (полномочия Article 29 Working Party, например, ограничиваются возможностью "давать советы и делать экспертные оценки"), представители интернет-компании вступили в переписку. В официальном ответе представитель Google Питер Флейшер (опубликован в открытом доступе — спасибо Google Docs) подчеркивает, что новая политика конфиденциальности не нарушает ни американские, ни европейские, ни какие-либо еще законы.

Кроме того, он отметил, что в части сохранности персональных данных принципиально ничего не изменится. Google по-прежнему обязуется не передавать информацию третьим лицам (разве что по решению суда). Вот, пожалуй, ключевая формулировка из этого письма: "Пользователи могут взять столько "Гугла", сколько сами захотят". Многими продуктами Google — в первую очередь поиском — по-прежнему можно будет пользоваться анонимно. Ранее выбранные настройки приватности с вступлением в силу новых правил сохранятся. Наконец, можно для каждого сервиса завести отдельный аккаунт — и тогда вообще все останется по-старому.

"Угроза неприкосновенности личной жизни со стороны "Гугла" — жупел: просто поверх существующих суверенных правительств нахлобучен бесполезный 30-тысячный аппарат высокооплачиваемых еврочиновников, которые, чтобы как-то оправдать свое существование, высасывают чушь из пальца,— говорит Антон Носик.— Вы много лет доверяете "Гуглу" самое важное: почту, чаты, телефонную книгу с полным списком контактов, координаты, данные кредиток — все, что есть за душой. На протяжении 14 лет Google не использовал эту информацию вам во вред. А сейчас вдруг начинается адская паранойя вокруг истории поиска. И вообще, всем, кому что-то не нравится, сто раз объяснили, что можно ту же историю поиска взять и отключить".

У европейских чиновников есть еще одна претензия к Google и другим интернет-компаниям. В конце января Европейская комиссия опубликовала проект директивы, которая в числе прочего обещает пользователям право требовать от компаний, подобных Google или Facebook, полного удаления персональных данных. Если документ вступит в силу (произойти это, впрочем, может не раньше, чем в 2013 году), нарушать его требования решатся немногие. Чиновники предусмотрели штрафы в размере 2% оборота (не более €1 млн).

"Право на сохранение анонимности в интернете хорошо бы закрепить законодательно,— считает Максим Спиридонов.— Другое дело, что это рудимент. Мне кажется, возможностью совершить цифровое самоубийство захотят воспользоваться немногие".

"Цифровое забвение — маленькая проблемка, но это часть другой по-настоящему серьезной проблемы. Существует гигантская правовая пропасть, и никто не знает, как ее преодолеть: контент, который есть в соцсетях,— неизвестно чей,— говорит Игорь Ашманов.— Вы пишете-пишете, пытаетесь свое слово капитализировать. И вдруг случилось так, что вас заблокировали. Сервис — неважно, ЖЖ это или Facebook — даже не обязан отдавать вам тексты. Понятно, что и у личных данных тоже нет нормального правового статуса. Формально Google и Facebook ими не владеют, не владеют они и вашим контентом, однако выступают его распорядителем. Потребность удалить информацию о себе возникает у небольшого числа людей. У значительно большего есть потребность владеть контентом. Корпорации постараются этого не допустить. Вы посмотрите на рекорд-лейблы, которые до сих пор не сдаются".

Интернет-сервисы — все равно что камеры в общественных местах — оставляют все меньше возможностей оставаться незамеченным. Противостоять этому невозможно, надо привыкать жить в новой реальности, хоть и понимают это еще не все, даже в Европе.

Комментарии
Профиль пользователя