Коротко

Новости

Подробно

Морпех-девица

Джина Карано в "Нокауте" Стивена Содерберга

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера кино

Сегодня в прокат выходит новый фильм Стивена Содерберга — шпионский триллер "Нокаут" (Haywire). После "Заразы" (Contagion), где зрителю, по сути дела, предлагалось заинтересоваться жизнью микробов, разглядев их ничем не вооруженным глазом, теперь Содерберг предлагает задачу попроще — полюбоваться прекрасной физической формой и выразительным лицом чемпионки по боям без правил Джины Карано, вокруг героини которой плетет различные интриги отборный мужской актерский контингент. Позавидовала ЛИДИЯ МАСЛОВА.


Собственно шпионской интриге в "Нокауте" придавать чрезмерного значения не стоит — в качестве одного из источников вдохновения Стивен Содерберг называет старые фильмы бондианы, и у него сюжет прописан с такой же небрежностью, чтобы не отвлекать от главного, для чего все затевалось,— от героини. В каком-то смысле "Нокаут" можно рассматривать как продолжение "Девушки с татуировкой дракона" — основная разница в том, что находящийся в центре внимания сексуальный объект, девушка, отслужившая в морской пехоте и работающая секретным агентом, не придерживается готской эстетики, хотя женские платья носить тоже не любит. Тем не менее героине некоторое время приходится побыть Стивеном Сигалом в юбке (к счастью, с удобным для ближнего боя разрезом), когда она получает очередное задание, не предполагая, что ее шеф (Эван Макгрегор), с которым ее связывали не только деловые отношения, хочет подставить ее, кажется, за то, что она опрометчиво решила перестать с ним спать. Так что когда в Барселоне убивают инакомыслящего китайского журналиста, героине приходится выпутываться из многочисленных улик, в которых ее тщательно запутали, а также периодически спасать свою шкуру как от вероломных коллег, так и от полиции.

У актеров в "Нокауте" одна несложная задача — "оттенять уникальность" непрофессиональной актрисы, вокруг которой, как брильянты в ожерелье, болтаются Майкл Дуглас, Антонио Бандерас, Ченнинг Тейтум, Матье Кассовиц, Майкл Фассбендер. На последнего, в частности, ложится почетная и ответственная задача — вступить с героиней в такой бой в интерьере гостиничного номера, чтобы драка была похожа на секс. Ну, в общем, да, сходства хватает — лампы падают, стекла бьются, колготки рвутся, диваны трещат, плазменная панель восстановлению не подлежит. В целом на Джину Карано, итальянских кровей черноглазую брюнетку, которой Стивен Содерберг очаровался, увидев ее на ринге по телевизору, не противно, а порой даже интересно смотреть — пирсинга и татуировок у нее, может, и нет, зато на миловидном лице можно заметить какие-то живописные боевые отметины, не то нерассосавшиеся синяки, не то старые шрамы.

Похоже, о том, чтобы зритель не скучал, Стивен Содерберг не слишком заботится, что, впрочем, никого уже давно не удивляет — вот и в "Нокауте" для него главное, чтобы его героиня не скучала. Она и не скучает, не только с различными мужиками (которые, с одной стороны, с готовностью снимают штаны, стоит ей лишь слегка потянуть за ремень, а с другой — чуть зазеваешься, плеснут в лицо горячим кофе и ну мутузить девушку), но и даже с самой собой, например, когда она уходит от очередной погони в результате пробежки настолько долгой, что потихоньку начинаешь забывать, откуда и куда девушка, собственно, бежит, размеренно и сосредоточенно перебирая ногами и помахивая локтями.

Кроме врагов у отчаянной героини есть еще отец, который оказывает ей посильную поддержку, преимущественно моральную — острит, когда в его доме разыгрывается один из ключевых эпизодов: мол, не вызвать ли вам, парни, подкрепление, а то втроем с моей девочкой не справитесь. Так слово за слово, пинок за пинком, кувырок за кувырком "Нокаут" движется к своему предсказуемому логическому концу, изредка балуя приятными неожиданными моментами, разбавляющими некоторую присущую ему монотонность — например, немного развлекает несчастный олень, который внезапно пробивает заднее стекло внедорожника, когда героиня, лавируя среди сугробов, задним ходом улепетывает от полиции по зимнему лесу. Визуально "Нокаут" не содержит ничего особенно поражающего воображение, ну разве что в качестве оригинальной находки финальный поединок разворачивается в полосе прибоя на фоне садящегося в океан солнца — такими пейзажами обычно декорируются самые романтические свидания. Наверное, именно так и стоит расценивать "Нокаут" — как романтическое свидание режиссера с его драчливой музой, на котором зритель по большей части чувствует себя третьим лишним.

Комментарии
Профиль пользователя