Коротко

Новости

Подробно

Пай прекрасного

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 48

Искусство уже давно приносит немалые доходы тем, кто в него инвестирует. Например, в прошлом году индекс арт-рынка Mei Moses All Art уверенно обогнал S&P500. Правда, чтобы заработать на этом виде инвестиций, надо либо хорошо разбираться в искусстве, либо слепо довериться управляющей компании.


ЮЛИЯ ПОГОРЕЛОВА


Согласно ведущему для рынка искусства индексу Mei Moses All Art, который отражает цены на нью-йоркских и лондонских аукционах, прошедший год принес инвесторам в искусство доход в размере 11%. Таким образом, индекс Mei Moses All Art обогнал индекс S&P500 на девять пунктов. Укрепление индекса арт-рынка объясняется, с одной стороны, увеличившимся спросом китайских инвесторов и растущими ценами на работы известных художников, например Энди Уорхола, и кризисом мирового финансового рынка — с другой.

"Когда фондовый рынок падает и речь идет о длинных деньгах, то, как правило, богатые семьи Европы и США обращают внимание на покупку коллекций предметов антиквариата. В этом случае главное — выбрать фонд или управляющую компанию с репутацией. Например, компания Stanley Gibbons в течение 35 лет управляет фондом, инвестирующим деньги в редкие и уникальные почтовые марки. С ней можно быть уверенным в том, что все экземпляры будут ценными и дорогостоящими. Доходность этого фонда стабильно растет",— рассказывает генеральный директор управляющей компании "КапиталЪ Управление активами" Андрей Гриценко.

На российском рынке инвестиции в арт-объекты чаще всего практикуются в рамках private banking. Управляющие компании по индивидуальному запросу состоятельных клиентов подбирают им коллекции на их вкус.

С инвестициями в искусство через фонды дело обстоит сложнее. В России всего два арт-фонда. Первый — закрытый ПИФ художественных ценностей "Атланта-Арт" под управлением УК "Атланта" был сформирован 25 ноября 2010. Коллекция фонда состоит из 34 работ Брюллова, датированных 1828-1832 годами (33 графических работы и лист с дарственной надписью графине Витгенштейн). Особая ценность работ, как рассказывают в фонде, заключается в специальной технике, которую использовал художник. Сейчас стоимость активов фонда оценивается в 197 млн руб. На момент формирования коллекции ее стоимость оценивалась в 133 млн руб. "Мы предполагаем, что публичное экспонирование в одном из крупнейших российских музеев повысит стоимость нашей коллекции и, соответственно, повысит стоимость пая. Можно говорить о том, что мы приобретали недооцененный актив, так как ранее данная коллекция практически не выставлялась, тем более в музеях, и была мало знакома специалистам. Мы фактически вводим ее в культурный и научный оборот, что обычно ведет к повышению стоимости арт-активов",— рассказывает генеральный директор управляющей компании "Атланта" Валерия Панкова.

Второй российский арт-фонд — ЗПИФ художественных ценностей "Собрание. Фотоэффект" под управлением УК "Агана". На конец 2011 года стоимость имущества фонда оценивалась в 15,1 млрд руб. Активы фонда сформированы на основе фотоколлекций. Особая гордость фонда — 13 дагеротипов Жиро де Пранже, который входит в десятку самых дорогих фотографов мира. Как рассказали в фонде, в мире их всего 26, и стоимость каждого дагеротипа — около $1 млн. "Для нас арт-фонд — некий инновационный продукт. Инвестиции в арт-рынок — очень специфические вложения, поэтому мы должны работать на стыке двух рынков — фондового и арт-рынка. Например, чтобы продвигать наши активы, мы должны устраивать выставки. Однако, поскольку фотографии являются имуществом паевого фонда, мы должны в музее повесить предупреждение о рисках, которые могут произойти от вложения в фонды. Не все музеи разрешат нам это сделать. С вывозом коллекции за рубеж еще сложнее. Нам нужно указывать цель, с которой мы вывозим коллекцию. Если с целью продажи, нужно заплатить налоги. Однако мы можем ничего и не продать. А если мы вывозим коллекцию с целью просмотра, мы не можем ее продавать. Поэтому для того, чтобы арт-фонды заработали в России активно, нужно адаптировать наше законодательство под этот специфичный рынок",— рассказывает гендиректор УК "Агана" Дмитрий Ретунских.

По мнению Андрея Гриценко, российские арт-фонды пока более интересны не покупателям, а коллекционерам. "Для них это сохранность коллекции и освобождение от налогообложения до момента расформирования фонда. На сегодняшний день у некоторых банков есть свои коллекции произведений искусства; возможно, они упаковали их в фонды, но это нигде официально не афишируется",— говорит Андрей Гриценко. "К инвестициям в арт-фонды стоит подходить очень взвешенно и осторожно. Прежде всего они рассчитаны на тех, кто хорошо разбирается в искусстве и располагает немалыми свободными средствами. По нормативам ФСФР, минимальная стоимость пая в ЗПИФ ХЦ при формировании составляет 500 тыс. руб.",— рассказывает Дмитрий Ретунских.

Паи российских арт-фондов можно купить на бирже ММВБ. Стоимость пая ЗПИФ ХЦ "Атланта-Арт" составляет 709 736 руб., ЗПИФ ХЦ "Собрание. Фотоэффект" — 515 625 руб. Второй вариант — купить паи можно во время допэмиссии. Однако, как сообщили в УК "Агана", пока они не планируют выпуск дополнительных паев.

Развитию арт-фондов в России препятствует несколько факторов. "Во-первых, у нас очень мало организаций, которые могут выступать в качестве оценщиков. Во-вторых, в России есть лишь несколько аукционных домов, в которых можно продать или купить произведения искусства. Малое количество аукционных торгов не позволяет объективно проверить ту стоимость, которую выставили оценщики. В-третьих, отсутствие взаимосвязи с остальным антикварным рынком, а именно препоны для вывоза предметов искусства из России, приводит к тому, что у нас сложился обособленный арт-рынок, который живет по своим законам и мало похож на западный",— говорит Андрей Гриценко.

Чтобы расширить выбор, можно обратиться в западные арт-фонды. Однако в этом случае стоимость входного билета будет значительно выше: как правило, от $250 тыс.

"Арт-фонды за рубежом имеют другую правовую форму. Больше всего на российские ЗПИФы похожи американские арт-фонды. В Европе инвестирование в предметы антиквариата и искусства чаще всего осуществляется управляющими компаниями и инвестиционными банками в виде доверительного управления в рамках услуг private banking. Фондов арт-рынка в мире не так уж и много, но правильный выбор объектов инвестирования позволяет на них зарабатывать стабильную неплохую доходность",— рассказывает Андрей Гриценко.

Самыми выгодными инвестициями остаются работы импрессионистов и модернистов (доходность достигает 14%). Послевоенное и современное искусство гарантирует возврат вложений до 6,4%, тогда как работы старых мастеров и предметы искусства XIX века обеспечат рост благосостояния на 4,8%. Помимо этого, сейчас очень ценятся работы китайских и индийских художников. Это, разумеется, связано с активным развитием Китая и Индии, где появляется много состоятельных людей, которые готовы вкладывать деньги в искусство своих стран. "По-прежнему большим спросом пользуются работы старых мастеров — европейских художников XVI-XVIII веков. И здесь ярко проявляется один из главных принципов арт-рынка: самые дорогие и известные работы растут в цене значительно медленней, нежели работы художников средней ценовой категории. Этот принцип применим и к тем полотнам, которые атрибутированы как "школа" или "круг" известного мастера. Интерес коллекционеров постепенно перемещается в этот сектор, так как шедевры мирового искусства прочно осели в государственных музеях и галереях и не появятся на аукционах в обозримом будущем",— рассказывает председатель совета директоров инвестиционной группы компаний ASG (в которую входит Международный институт антиквариата и Музей частных коллекций) Алексей Семин.

По мнению директора направления private banking компании "Тройка Диалог" Алексея Голубых, целесообразнее выбирать не фонды коллективных инвестиций, а индивидуально подбирать коллекции произведений искусства с помощью специалистов. "В этом случае порог входа будет больше — от $1 млн, однако в конечном счете доходность может быть выше. При самостоятельном подборе произведений отсутствует риск оказаться владельцем неликвидных объектов. В фонде же трудно проконтролировать, какие произведения искусства он покупает и насколько они будут востребованы дальше. Как правило, инвесторы, которые профессионально занимаются инвестициями в арт-объекты, собирают портфель из пяти-семи картин на сумму порядка $5 млн",— считает Алексей Голубых.

Иногда картина оказывается настоящей находкой. В 2010 году Алексей Семин приобрел на французском аукционе картину "Кающаяся Мария Магдалина" как работу неизвестного итальянского автора.

"На тот момент наибольший интерес представляла оригинальная деревянная рама, оформлявшая полотно. После реставрации открылись многие факторы, существенно изменившие художественную ценность и стоимость работы: под слоем лака и темной краски обнаружилась подпись художника, дата написания работы, а также записанный череп — один из неизменных атрибутов французского художника XVIII века Франса Ксавьера Хохра. По предварительным осторожным оценкам, стоимость картины выросла в десятки раз",— рассказывает коллекционер.

Комментарии
Профиль пользователя