Коротко


Подробно

Борис Березовский vs Роман Абрамович

Онлайн-репортаж из Высокого суда Лондона. Часть 6

Свидетели
Со стороны Романа Абрамовича ожидаются:
Позиция Абрамовича
Роман Абрамович давал показания в Высоком суде Лондона с 31 октября до 10 ноября. Основной аргумент господина Абрамовича состоял в том, что Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили никогда не являлись его деловыми партнерами. По словам ответчика, он обратился к господину Березовскому за «крышей» — политическим покровительством благодаря связям Бориса Березовского с семьей Бориса Ельцина. Вопреки словам своего адвоката Роман Абрамович заявил в суде, что инициатива создания «Сибнефти» на базе «Ноябрьскнефтегаза» и Омского НПЗ принадлежала именно ему. «С этой идеей я пришел к Петру Авену, который предложил мне обсудить эту тему с Березовским»,— рассказал господин Абрамович. Ответчик тем не менее признал, что без Бориса Березовского покупка контрольного пакета акций «Сибнефти» на залоговом аукционе в декабре 1995 года была бы невозможной. Однако Роман Абрамович не упускал случая подчеркнуть, что в построении холдинга «Сибнефть» и покупке алюминиевых активов не меньшей была роль Бадри Патаркацишвили, который никаких претензий к господину Абрамовичу не имел (Борис Березовский утверждает обратное). В ходе допроса Роман Абрамович подтвердил, что нефть «Ноябрьскнефтегаза» продавалась на Омский НПЗ и впоследствии «Сибнефти» по завышенной в несколько раз цене через посредников, зарегистрированных во внутрироссийских офшорных зонах. Ответчик настаивал, что участие посредников не влияло на прибыль «Сибнефти», а лишь уменьшало сумму уплачиваемых в бюджет налогов. Суммы выплат за «крышу» Борису Березовскому и Бадри Патаркацишвили, по словам Романа Абрамовича, составили в 1996 году – около $80 млн, в 1997 и 1998 годах — по $50 млн, в 1999-м – больше (точная цифра названа не была). По эпизоду с «Русалом», господин Абрамович рассказал, что приобрести алюминиевые активы ему предложил Бадри Патаркацишвили.

"Я приложил много усилий, чтобы достичь успеха в бизнесе"...
Выяснилось, что в договоре от февраля 2000 года о приобретении КрАЗа, КрГЭС и БрАЗа в качестве покупателей помимо Романа Абрамовича фигурирует и господин Патаркацишвили, который по утверждению ответчика лишь вел переговоры, за что в дальнейшем получил комиссионные. Господин Абрамович настаивал, что в переговорах с Олегом Дерипаской ни Борис Березовский, ни Бадри Патаркацишвили не участвовали, они лишь были поставлены в известность о предстоящей сделке по слиянию алюминиевых активов (на их базе впоследствии был создан «Русал»). Роман Абрамович также признал, что был в хороших отношениях с тогдашним президентом Владимиром Путиным, однако отрицает встречу с Березовским на мысе Антиб 7 декабря 2000 года. На этой встрече, по утверждению истца, господин Абрамович выступил посланником Владимира Путина и вынуждал Бориса Березовского продать акции ОРТ под угрозой оставления Николая Глушкова (близкий друг и партнер Бориса Березовского) в тюрьме. По словам Романа Абрамовича, он был во Франции лишь 6 декабря 2000 года, тогда как с 7 по 9 декабря он находился в России и встречался с Давидом Давидовичем (партнер Абрамовича по фонду Millhouse), Михаилом Зурабовым (бывший министр здравоохранения и социального развития) и Евгением Адамовым (бывший глава Минатома). В своих письменных показаниях Роман Абрамович утверждал, что в январе 2001 года была встреча в Куршавеле с Бадри Патаркацишвили, на которой тот предложил завершить отношения между ними с Березовским и потребовал сделать последнюю выплату — $1,3 млрд. В суде господин Абрамович заявил, что он согласился выплатить эти деньги, чтобы не испортить отношения с господами Березовским и Патаркацишвили. «А также таким образом я покупал себе свободу», — заявил ответчик.
Позиция Березовского
Борис Березовский подал иск к Роману Абрамовичу в 2007 году. Высокий суд Лондона 31 марта 2010 года согласился, что дело может быть рассмотрено по существу. Господин Березовский требует $5,5 млрд в качестве возмещения ущерба от продажи в 2001-2004 годах своих долей в «Сибнефти» (21,5%) и «Русале» (12,5%). По утверждению истца, он вместе со своим партнером по бизнесу Бадри Патаркацишвили был вынужден продать принадлежащие им доли в компаниях значительно дешевле их реальной стоимости под давлением и угрозами со стороны Романа Абрамовича. Одним из средств такого давления, по словам Бориса Березовского, было условие освобождения из-под стражи его близкого друга и бывшего бизнес-партнера Николая Глушкова.
Бывший заместитель генерального директора «Аэрофлота» Николай Глушков обвинялся в мошенничестве путем хищения средств авиакомпании на сумму 214,9 млн руб. В июле 2006 года Савеловский суд Москвы приговорил его к двум годам условно за хищение средств авиакомпании на сумму 214,9 млн руб. Господин Глушков не признал себя виновным. В 2010 году он получил политическое убежище в Великобритании.

В 2007 году Борис Березовский был заочно приговорен за мошенничество со средствами «Аэрофлота» к шести годам лишения свободы. Суд обязал его возместить причиненный ущерб.

Процесс стартовал в Лондоне 3 октября. На первом заседании суда адвокат Лоуренс Рабинович, представляющий интересы истца, заявил, что господа Абрамович и Березовский долгое время были друзьями и партнерами, но после того, как Борис Березовский поссорился с Владимиром Путиным, господин Абрамович «предал» его. С 5 по 17 октября показания в суде давал сам Борис Березовский, причем на английском языке. Он обвинил Романа Абрамовича в нарушении доверия и соглашения между ними. Тот факт, что до 2001 года он отрицал наличие у него каких-либо акций «Сибнефти», господин Березовский объяснил тем, что у них была соответствующая договоренность. По заявлению Бориса Березовского, управление «Сибнефтью» было доверено Роману Абрамовичу, но акционеры не обсуждали, каким образом оно будет осуществляться. В ходе допроса Борис Березовский признал, что сделка с «Сибнефтью» была скреплена не на бумаге, а просто пожатием руки – именно так, по его словам, тогда делался бизнес в России.
Андрей
Городилов
Александр
Волошин
Сергей
Капков
Александр
Мамут
Евгений
Швидлер
Александр
Смоленский
Олег
Дерипаска
Евгений
Тененбаум
Сергей
Григорьев
Ирина
Панченко
Анна
Гончарова
Светлана
Попенкова
Пока Высокий суд Лондона заслушал лишь одного свидетеля со стороны Романа Абрамовича - Андрея Городилова, сына бывшего гендиректора "Ноябрьскнефтегаза" Виктора Городилова (на базе которого была создана "Сибнефть").
В середине 1990-х Андрей Городилов работал в "Ноябрьснефтегазе", с 1997 года был директором московского филиала "Сибнефти", с июля 1998 года являлся первым вице-президентом "Сибнефти" и курировал финансовые вопросы.
Кроме того в 2001-2008 годах Андрей Городилов являлся первым заместителем губернатора Чукотского автономного округа Романа Абрамовича. (справка об Андрее Городилове есть на Ъ)
В четверг 10 ноября Андрей Городилов рассказал, что был в курсе планов Романа Абрамовича по покупке акций ОРТ и именно он готовил документы по этой сделке. Господин Городилов подтвердил, что цена 49% акций ОРТ составила $150 млн, но в договоре была указана цифра в $10 млн. Из показаний Романа Абрамовича следует, что это делалось по требованию Бадри Патаркацишвили, который опасался возможной конфискации. Андрей Городилов также пояснил, что в договор о продаже акций ОРТ был датирован 25 декабря 2000 года, а Бадри Патаркацишвили и Борис Березовский подписали его лишь 29 декабря, однако, по мнению свидетеля, это не означает, что документ был сфальсифицирован.
В понедельник в суде ожидается выступление Александра Волошина, бывшего руководителя администрации президента Бориса Ельцина и Владимира Путина.
Господин Волошин, вероятно, сможет рассказать о характере отношений Бориса Березовского и Романа Абрамовича с президентским окружением, а также подтвердить или опровергнуть утверждения господина Березовского о давлении на него со стороны Владимира Путина с целью продажи акций ОРТ. В своем иске Борис Березовский заявляет, что в конце августа 2000 года (после репортажа на ОРТ о лодке "Курск") он встретился с Александром Волошиным, который сказал, что Владимир Путин предпочитает сам управлять ОРТ и господин Березовский должен отказаться от акций телеканала, передав их государству. В противном случае "Березовский закончит как Гусинский", добавил господин Волошин, согласно показаниям Бориса Березовского. Затем Борис Березовский встретился с Владимиром Путиным (на этой встрече также присутствовал Александр Волошин) и, по словам истца, господин Путин подтвердил требование о передаче ОРТ государству или "приемлемой" компании и сказал, что господин Березовский сядет в тюрьму, если этого не сделает.
После господина Волошина планируется допрос Сергея Капкова (работал в "Сибнефти" и в правительстве Чукотского АО, сейчас возглавляет департамент культуры города Москвы) и Евгения Швидлера (бывший президент "Сибнефти", сейчас глава компании Millhouse).
Александр Мамут не будет выступать в суде, однако он дал письменные показания, после которых, по сведениям источников Газеты.ру, Борис Березовский изменил свидетельство о дате своей встречи на мысе Антиб с Романом Абрамовичем.
По первоначальному заявлению адвоката господина Березовского эта встреча прошла 9 декабря 2000 года, на ней обсуждалась продажа Роману Абрамовичу российских активов Бориса Березовского и Бадри Патаркацишвили (акций ОРТ, "Сибнефти" и "Русала").
Из показаний истца следует, что на эту встречу Роман Абрамович приехал по просьбе Владимира Путина и угрожал, что если господа Березовский и Патаркацишвили не продадут свои акции, то Николай Глушков будет долго сидеть в тюрьме.
Однако, согласно показаниям Александра Мамута, в этот день Романа Абрамович встречался с ним. Теперь Борис Березовский называет другой день встречи - 7 декабря. Роман Абрамович настаивает, что тогда он находился в России, ссылаясь на встречу 7-9 декабря с Давидом Давидовичем, Михаилом Зурабовым и Евгением Адамовым.
По словам ответчика, купить акции ОРТ ему предложил сам Бадри Патаркацишвили.

В Высоком суде Лондона продолжаются заседания по иску Бориса Березовского к Роману Абрамовичу о возмещении ущерба в $5,5 млрд. Сегодня в качестве свидетелей со стороны ответчика будут допрошены его бывшие партнеры, в числе которых экс-руководитель администрации президента России Александр Волошин. За ходом процесса следит корреспондент "Ъ" АННА ЗАНИНА.


20:25 На сегодня закончили. Все вздохнули с облегчением. Сегодня было мало перерывов на отдых, и усталость уже дала о себе знать. Следующими свидетелями выступят — Спонринг, Ирина Панченко (доверенное лицо Абрамовича. — "Ъ"), Светлана Попенкова, Анна Гончарова и Наталья Худык (бывший исполнительный директор "Русского алюминия". — "Ъ"). По поводу Попенковой — еще неточно. Продолжение завтра в 10:15 по лондонскому времени.

20:21 Швидлер: "Для английского юриста это выглядит по-другому, но для цели этих интервью — я поддерживаю то, что сказал тогда". Швидлер тем самым подчеркивает, что интервью давались исключительно в целях безопасности Абрамовича.

20:19 Рабинович: "1% "Сибнефти" оценивали в $100 млн, то вся компания будет $10 млрд, да?" Швидлер: "Математически это верно". Адвокат Березовского все пытается установить несоответствие, обвинить Швидлера в том, что он вводит в заблуждение путем этих интервью. Швидлер: "Введение в заблуждение - это слишком громко сказано".

20:15 Швидлер объясняет причины того, что в прессе постоянно упоминаются владельцы "Сибнефти" во множественном числе. Его объяснение совпадает с объяснением самого Абрамовича: "Если становится известно, что у очень большого актива один-единственный владелец, то это может быть очень опасно для него".

20:10 В стане Романа Абрамовича некий мужчина в костюме и наушниках начинает засыпать — того и гляди упадет со стула.

20:06 Еще в одной статье в газете "Ведомости", размещенной потом на сайте "Сибнефти" Швидлер говорил, что ранее Березовский имел акции "Сибнефти". Швидлер: "Позвольте, я объясню. Я там пытался саркастически пошутить: меня спрашивают "Березовский продал?" Я в ответ: "Подарил!" Швидлер добавил, что немножко разочарован, что тогда журналист пришел задавать вопросы по алюминиевой сделке, а он пошутил и сожалеет, что не уточнил это тогда.

20:01 Адвокат ссылается на статью от 1 декабря 1999 года в "Ведомостях", в которой говорится, что Роман Абрамович контролирует как минимум половину "Сибнефти" и что перевод компании за границу зависит не только от него, но и от менеджмента. Швидлер: "Он имеет в виду меня". Судья: "Был ли какой-то менеджментский траст?" Швидлер ответил отрицательно. Он рассказал, что в итоге из Лихтенштейна все (имеются в виду компании, на которых были акции "Сибнефти". – "Ъ") было перенесено на Кипр, где попечителем траста был он.

19:55 Судя по интервью, Ходорковскому сказали, что Березовский будет акционером новой компании (имеется в виду ЮКСИ). Рабинович намекает, что Березовский соответственно являлся и акционером "Сибнефти". Швидлер, конечно же, не согласен.

19:53 Рабинович говорит о том, как осуществлялось управлению "Сибнефтью", ссылается на интервью Ходорковского "Ъ" в 1998 году о первой попытке слияния ЮКОСа с "Сибнефтью".

Михаил Ходорковский: "Мы обсуждали эту сделку. В том числе и с г-ном Березовским, хотя он и не является акционером "Сибнефти" непосредственно. Но всего в сделку с обеих сторон входит пять компаний, а не две. Две основные и три вспомогательные. Г-н Березовский не является акционером "Сибнефти", но в группу как один из совладельцев входит и, соответственно, будет одним из акционеров новой компании".



19:50 Рабинович: "8 октября 1996 года Мишель ушел в отставку с поста директора. И то, что причина была только в комиссионных — это не так". "Причина была в деньгах, они хотели вставить себя в качестве посредника там, где они были не нужны", — сказал Швидлер.

19:39 Рабинович: "По вашим показаниям "Валмет"( финансовая консультационная компания. – "Ъ") брала с "Руникома" большие комиссионные. По этой причине вы решили перерегистрировать "Руником" на Гибралтар?". Адвокат Березовского пытается доказать, что причина была не в этом, ссылается на внутреннюю переписку, где говорится, что у Швидлера возник некий спор с сотрудником "Валмета". Компания потребовала дополнительную информацию, пожаловалась аудитору, на отказ в доступе к счетам "Руникома" и заявила, что "чаша их терпения переполнена". Швидлер: "В письме говорится, что у нас с Мишелем разные мнения, но о том, что чаша переполнена — этого нет".

19:37 Швидлер подтвердил, что подарки от Абрамовича он получал. Судья говорит, что не хочет разбираться, полагается ли по американскому законодательству декларировать эти подарки.

19:35 В перерыве Сергей Капков рассказал корреспонденту "Ъ", что он дает показания в суде по собственной инициативе. Он продемонстрировал часы 3 Breguet , подаренные ему Абрамовичем на день рождения 10 декабря в 2000 году.

19:20 Выходя в коридор на перерыв, улыбаются и Березовский, и Абрамович. Роман Аркадьевич выглядит гораздо бодрее по сравнению с тем, когда он сам давал показания.

19:19 10-минутный перерыв

19:18 Рабинович: "Какая у вас была финансовая договоренность с Абрамовичем? Вы не можете быть независимым свидетелем". Швидлер не согласился. Судья: "Это мне решать". Швидлер: "С точки зрения предпочтения того, кто выиграет этот процесс — я, конечно, не независимый, но в финансовой стороне — полностью независим".

19:15 Рабинович уточнил, что у Швидлера не было доли в "Сибнефти", хотя он управлял компанией. Швидлер подтвердил слова защитника истца. Швидлер также подтвердил, что у него не было долей в бизнесе Абрамовича, но Роман оплачивал его образ жизни. "Он отпуск мне оплачивал, я жил в доме, который был подарком семьи Абрамовичей", — объяснил Швидлер.

19:12 "Какой была ваша договоренность с Абрамовичем в отношении компании "Руником"?", — уточнил Рабинович. Швидлер: "Не было договоренности, я занимался финансовыми и организационными вопросами".

19:10 Адвокат Березовского: "С 1994 года ваши отношения с Абрамовичем были отношениями деловых партнеров. С конца 1999 года Абрамович не занимался никаким из своих бизнесов в связи с выборами губернаторов Чукотки". Швидлер подтвердил эти слова. Швидлер также согласился, что многие вопросы в их бизнесе решал именно он.

19:09 Рабинович: "Юристы Абрамовича сказали суду, что вы помогали Абрамовичу в этом деле. Что имелось в виду под этой помощью?" Швидлер: "Главное, что я даю показания — вот я здесь сижу, но на данный момент я просто строю догадки".

19:05 Рабинович: "Вы когда-нибудь декларировали свои доходы от акций "Сибнефти" или "Русала"?" Швидлер: "Нет". "Вы обсуждали с Абрамовичем, кто из вас и что будет говорить?", — спросил Рабинович. "Да, обсуждали, но не так, кто и что будет говорить", — ответил Швидлер. Видно, что Швидлеру неудобны такие вопросы.

19:01 Швидлер, как выяснилось, закончил Губкинский институт нефти и газа, после этого получил MBA в Лондонском институте и работал в Deloitte and Touche, где состоял в международной налоговой группе. С 1994 года Швидлер является гражданином США и поэтому обязан каждый год декларировать свои доходы.

Евгений Швидлер

Евгений Швидлер

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

19:00 Пока Швидлер подтверждает свои подписи на письменных показаниях (их шесть!). Встал Рабинович и сказал, что не будет просить Швидлера подтвердить те факты, которые уже подтвердил Абрамович.

18:59 К присяге привели Швидлера — первый свидетель со стороны Абрамовича, который дает клятву (и, видимо, будет давать показания) на английском языке.

18:57 У защитника истца кончились вопросы (и, наверное, терпение). Уточняющий вопрос от адвоката Абрамовича: "Вы после декабря 2003 года еще когда-нибудь были сотрудником Романа Абрамовича?" Капков: "Нет". Допрос Капкова закончен.

18:56 Судья спрашивает, не связаны ли такие точные воспоминания Капкова с его желанием помочь Абрамовичу. Капков отвечает, что тогда была его первая избирательная компания, которую ему доверили вести, и поэтому он помнит те события.

18:55 Капков: "9 декабря я встречался с Абрамовичем у него дома в Сареево". Адвокат Березовского: "Вы уверены, что не 10 декабря?" Капков: "10-го мы встретились уже в самолете, Роман поздравил меня с днем рождения и подарил мне часы".

18:51 Защитнику Березовского не верится, что Капков может помнить эту встречу 9 декабря и о чем на ней шел разговор. Капков: "Как раз тогда в Думе обсуждали новый гимн, поэтому я помню". Адвокат: "В письменных показаниях вы об этом не говорите ничего!" Капков: "Это детали, я не думал, что нужно так подробно давать показания".

18:50 Адвокат Березовского: "Как вы можете помнить встречу 8 декабря, которую к тому же организовать не удалось?" Капков объясняет, что встреча состоялась 9 декабря и договаривались о ней 8 декабря как о "завтра утром".

18:49 "В конце ноября я был на Чукотке, Роман все не прилетал, у нас горел график встреч с избирателями... Я пытался ему объяснить, что если он не будет встречаться с населением — у нас есть шанс не выиграть выборы", — вспоминает Капков.

18:48 Капков объясняет, что 10 декабря у него день рождения и он помнит события, которые были рядом с этой датой.

18:47 Защитник истца все пытается услышать от Капкова, что он не помнит какие-то встречи Абрамовича: "Вы помните встречу 9 декабря, вы помните все встречи?". Капков: "Я не помню большинство разговоров, но как он (Абрамович. — "Ъ") объяснил мне принципы работы с ним — я помню это до сих пор".

18:46 Адвокат Березовского: "В ходе избирательной компании вы частно встречались с Абрамовичем?" Капков: "Сколько раз встречался, я не помню, но по несколько раз на дню я разговаривал с ним по телефону".

18:45 "Вы вели какие-то записи, дневники, когда велась избирательная кампания Абрамовича по выборам губернаторов?", — спросил адвокат Березовского. Капков говорит, что сейчас их невозможно найти и вообще он их и не искал. Адвокат: "То есть документальных подтверждений дат нет?" Капков: "Только мои воспоминания, слова".

18:43 "Если Абрамович идет на футбол, я присутствую там как вице-президент Российского футбольного союза, а если Абрамович приходит на выставку, я там присутствую как представитель департамента культуры. Его выходы в свет — это для меня параллельная работа", — рассказал Капков.

18:40 Пока непонятно почему, но показания Капкова гораздо больше радуют Березовского, чем показания Волошина.



18:39 Адвокат Березовского попытался подтвердить, что работы по модернизации парка Горького спонсирует Абрамович. Капков: "Это финансируется деньгами Москвы, у Абрамовича только была (пока нереализованная) идея восстановить в парке павильон-шестигранник".

18:37 Вернулись к культурной деятельности Капкова. "Я был назначен директором парка Горького, меня назначил глава департамента культуры Москвы, сейчас я являюсь директором этого департамента (с сентября 2011 года Капков возглавляет Департамент культуры города Москвы. — "Ъ")", — подтвердил Капков.

18:36 Капков: "Меня можно считать единомышленником Абрамовича в теме развития российского футбола. Когда мы приглашали иностранного тренера на позицию тренера российской сборной, в этом плане мы с ним были единомышленниками".

18:33 Адвокат зачитывает отрывки из статьи Daily Mail от января 2010 года – адвокат цитирует высказывание о том, что Капков является союзником Абрамовича.

18:29 Капков рассказывает, что после его успехов в департаменте культуры Чукотки его пригласили поработать в Москве. Упоминается статья в Moscow News от 2006 года о Национальной академии футбола и ее финансировании Абрамовичем (Капков был вице-президентом Российского футбольного союза). Капков соглашается, что Абрамович помогал союзу — финансировал часть футбольных программ.

18:27 Адвокат Березовского злоупотребляет ссылками на прессу. Новый довод адвоката: в прессе Капков упоминался как союзник Абрамовича (публикация от марта 2011): "Союзник Абрамовича становится директором парка Горького". Адвокат цитирует эту статью, в ней Капков говорит о том, что в парке Горького они могут воспроизвести все то, что есть в Гайд-парке в Лондоне.

18:21 Адвокат: "Вы были близким другом, партнером, сотрудником Абрамовича?" Капков: "В рамках Чукотки – да". Рабинович: "А в более широком смысле — другом, союзником его были?" Капков: "Я могу с этим согласиться, но это было только в рамках Чукотского АО".

18:17 Капков говорит, что до 2000 года работал помощником Абрамовича в Госдуме, а позже Абрамович предложил ему вакансию помощника по взаимодействию с прессой. Затем Капков стал руководителем департамента культуры Чукотского АО — уже при Абрамовиче-губернаторе. Рабинович: "Т.е. вы были одним из заместителей Абрамовича на Чукотке?" Капков: "Нет, я был помощником в регионе, где избирался Абрамович".

Сергей Капков

Сергей Капков

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

18:14 Адвокат Березовского: "Вы познакомились с Абрамовичем в конце 1999 года?" Капков: "Да".

18:12 Роман Абрамович во время перерыва был в хорошем настроении, я бы даже сказала, игривом. Заседание возобновляется, следующий свидетель со стороны ответчика Сергей Капков принес присягу. Так же, как и в случае с Волошиным, допрос начинается с технических моментов — подтверждения подписей и корректировок письменных показаний.

17:08 Рабинович: "Была ли встреча между вами и Патаркацишвили, где вы обещали освободить Глушкова?" Волошин: "Нет, я не мог ничего подобного обещать. Я никогда в жизни отдельно не встречался и не общался с господином Патаркацишвили, я видел его несколько раз в компании с Березовским. Даже не помню ни одного телефонного разговора с ним. Может, через третьих лиц он мне что-то передавал, но напрямую мы с ним не общались". На этом Рабинович закончил допрос Волошина. Обеденный перерыв.

17:03 Рабинович упоминает интервью Патаркацишвили, данное "Ъ" 4 июля 2001 года. Рабинович цитирует из интервью,что Кремль решил нажать на Березовского — именно поэтому они действовали через Глушкова, близкого друга Березовского...

17:01 Рабинович говорит, ссылаясь на показания Березовского, о встрече на мысе Антиб в начале декабря — на ней Роман Абрамович передал Березовскому слова Путина, и это было сделано по просьбе Волошина. Волошин это отрицает.

16:57 Рабинович вспоминает о вечеринке 9 декабря в доме Александра Мамута, около 10 гостей. Волошин: "Да, я тоже там был". Рабинович перечисляет тех, кто еще был на вечеринке: Валентин Юмашев, Татьяна Дьяченко. "Было бы справедливо сказать, что на этой вечеринке были люди, составляющие близкий круг президента Путина?" — спрашивает Рабинович. Волошин: "Не соглашусь, там были и люди, не знакомые с президентом".



16:54 "Я в своих показаниях написал далеко не все, что я помню, если я считал, что это несущественно для дела, то я это не писал", — говорит Волошин. Рабинович: "Ваш секретарь, которая предоставила ваши телефонные записи, наверное, вела и дневник, какой-то график ваших встреч?" Волошин: "Это не сохранилось. К тому же мои секретари никогда не вели график моих домашних встреч". Рабинович: "Спустя 11 лет вы так точно помните дату встречи — 7 декабря?" Волошин поясняет, что в тот день произошли драматические события, тогда был арестован Глушков и Абрамович волновался, особенно за Александра Красненкера, который тоже проходил по этому делу.

18 января 1999 года Генпрокуратура предъявила Александру Красненкеру в числе других представителей его команды обвинения по нескольким статьям, и началось многолетнее "дело 'Аэрофлота'", тянущееся по сей день. Александр Красненкер был уволен главой компании "Аэрофлот" Валерием Окуловым в начале 1999 года специальным приказом с формулировкой "за однократное грубое нарушение". Какое нарушение — в приказе не разъяснялось. Он подал в суд, добился восстановления на работе и ушел из "Аэрофлота" по собственному желанию.



16:48 Волошин говорит, что хорошо помнит свою встречу с Абрамовичем в декабре 2000 года — Абрамович, по его словам, очень переживал по этому поводу и вроде даже боялся за себя.

16:45 Рабинович напоминает, что 7 декабря 2000 года был арестован Николай Глушков. По поводу этого Абрамович дал новые показания (исправления), а Волошину предоставили телефонные записи разговоров с Абрамовичем, один из разговоров состоялся 8 декабря. Рабинович: "Из записи нельзя сделать вывод, откуда Абрамович вам звонил?" Волошин: "Действительно нельзя" (установить местонахождение Абрамовича в этот период крайне важно для Березовского — он утверждает, что 7 декабря была встреча с Абрамовичем, где прозвучали угрозы в отношении Глушкова, если Березовский не отдаст ОРТ).

"Я бы отдал все, если бы отпустили Глушкова". Бадри Патаркацишвили о деле Николая Глушкова.



16:42 Рабинович ссылается на обсуждение ситуации с Николаем Глушковым. Волошин не помнит даты этих встреч, когда это обсуждалось.

16:38 Рабинович: "Летом 2000 года для вас было обычным делом информировать Абрамовича о ваших правительственных делах?" Волошин: "Нет, я никогда этого не утверждал, это не было обычной практикой. Я не помню встреч с Абрамовичем, где я это рассказывал. Но мне это казалось вероятным, так как это вытекало из логики наших дружественных отношений с господином Абрамовичем". Это можно считать своеобразным ответом на слова Романа Абрамовича, прозвучавшие под присягой. "Я считаю его своим другом" , — ответил Абрамович тогда на вопрос, как он относится к Волошину.

16:37 Березовский наконец-то повеселел и начал тихонько хихикать.



16:36 Рабинович: "Вы говорили Березовскому, что с ним произойдет, если он вас не послушается? Волошин: "Нет, у меня не было необходимости это детально обсуждать. Он перестал туда (на ОРТ. — "Ъ") звонить... И журналисты были счастливы избавиться от этого влияния", — отметил Волошин. "Доренко не мог избавиться от этого влияния и его передача была закрыта", — сказал Волошин, и это прозвучало довольно жестко.

16:30 Рабинович: "Т.е. вы решили все задачи только путем беседы?" Волошин: "Да". По словам свидетеля, они даже проявили чрезмерную вежливость по отношению к Березовскому, встретившись с ним.

"Да все равно мы у него акции отнимем, не переживайте!". Кремль ответил на письмо Бориса Березовского.



16:29 Рабинович: "Вы говорили Березовскому, что он должен передать свои акции государству или приемлемой для государства компании?" Волошин: "Это не соответствует действительности, в этом не было необходимости, мы все задачи решили в течение нескольких дней, после этого нас с ОРТ все удовлетворяло, абсолютно". Рабинович спрашивает, угрожал ли Волошин Березовскому тем, что он закончит как Гусинский (это утверждается в показаниях истца). Волошин говорит, что никаких угроз не было: "Нам не надо было ничего добиваться от Березовского, после того, как мы решили ситуацию после встреч — у нас больше не было предмета для дискуссий".

16:28 Волошин: "Я по своей природе человек не публичный". По его словам, он всегда старался избегать публичности, говорит, что он непубличный политик.

"Я согласен — в освещении аварии подводной лодки "Курск" СМИ подвергли Вас резкой, но, на мой взгляд, во многом справедливой критике". Открытое письмо Бориса Березовского Владимиру Путину.



16:23 Волошин не думает, что на встрече с Путиным упоминался Гусинский. Рабинович упоминает статью в "Ъ" про открытое письмо Путину. "Ему было слабО упомянуть там Путина и он упомянул там меня", — прокомментировал эту статью Волошин. Волошин: "Здесь речь идет о том, что мы якобы требовали передать ОРТ в управление государству, вообще тут много всяких небылиц изложено в этом открытом письме". Рабинович: "Т.е. все, что в этом открытом письме указано, не соответствует действительности?" Волошин: "Березовский в течение 2000 года по-разному высказывался в отношении ОРТ: что он хочет продать акции государству или что он хочет продать их частным инвесторам, или передать в управление государству, или создать некий траст и передать в управление журналистам..." Волошин говорит, что у них просто не было времени комментировать все высказывания Березовского, что тогда и так было чем заняться — "горела Останкинская башня, они проводили новые законы, реформы.."

16:22 Рабинович замечает, что Путин очень эмоционально воспринял репортаж ОРТ о "Курске", и после этого он бы упомянул об этом на встрече. Волошин: "Мог упомянуть, мог не упоминать, ситуация с "Курском" была для нас очевидна". Волошин квалифицирует ее как реальную драму, реальную трагедию, использованную Березовским для политического пиара.

16:19 Волошин "На второй встрече Путин подтвердил то, что я сказал Березовскому на нашей первой встрече. Березовский просто хотел это услышать от президента". По словам Волошина, его удивило, что Путин вообще согласился на эту встречу, "она была очень краткой и ничего нового по сравнению в первой встречей там не возникло".

16:14 Судья просит показать ей устав ОРТ — Рабинович объяснил, в какой папке смотреть. Рабинович ссылается на Moscow Times как источник, где говорится, что Березовский назначил в совет директоров свою дочь и Сергея Доренко. Волошин: "Я не знаю, я и тогда не знал, что эти люди были назначены. Наверное, эта уважаемая газета не просто так это написала, но меня это тогда не интересовало", — настаивает Волошин.

16:13 Волошин подтвердил, что как у любого акционера у Березовского было право предлагать кандидатуры в совет директоров, утверждать их, голосовать. Рабинович: "Он назначил свою дочь и Доренко такими директорами?" Волошин: "Я не помню".

16:11 Судья: "На основании чего Березовский оказывал влияние на журналистов, было какое-то соглашение?" Волошин: "Это была некая сложившаяся ситуация, она мне досталась по наследству, когда я пришел в администрацию президента — она уже существовала". "Березовский оказывал влияние в первую очередь на политическое, ну и общественно-экономическое вещание", --отметил Волошин.

16:04 Судья спрашивает Волошина: "Вы сказали, что привели ваше решение в исполнение в течение следующих дней, а что вы сделали, чтобы освободить журналистов от влияния Березовского?" Волошин говорит, что сообщил Эрнсту о том, что он больше не обязан подчиняться указаниям Березовского. Судья интересуется, были ли предприняты какие-то технические действия. "Влияние Березовского было неформальным, он звонил журналистам и давал указания, как освещать события. Так что не было задействовано никакого механизма", — объяснил Волошин.



16:01 Рабинович: "У Березовского была возможность влиять на журналистов ОРТ?" Волошин: "Нет, с 49% владения нет. К тому же у него было меньше 49%, из них по-моему 6,5% было в залоге под кредит ВЭБа, выданный ОРТ". Он объясняет, что раньше влияние Березовского на журналистов ОРТ обуславливалось личными отношениями, но не его долей. "Константин Эрнст руководил ОРТ тогда и руководит каналом по сей день, он очень квалифицирован. Все, что надо было сделать — освободить его от влияния Березовского и дать ему свободу решать внутри коллектива все необходимые вопросы", — подчеркнул Волошин.

16:00 Рабинович: "По показаниям Березовского, Путин хотел сам управлять ОРТ". Волошин: "Этого я не помню, то, что было на встрече, я уже рассказал". "Цель встречи была проинформировать Березовского, что концерт закончен, что он больше не должен влиять на журналистов, и мы это реализовали в ближайшее время после этих встреч", — говорит Волошин. Вспоминает про закрытие передачи Доренко.

"Сергей Доренко попался под руку не просто в качестве потенциального управляющего частью акций Березовского, но в качестве оппонента Путину".



15:59 По словам Волошина, он плохо помнит эту встречу с Березовским, помнит только цель встречи и то, что Волошин озвучил Березовскому, что тот больше не будет давать указания менеджменту ОРТ по контенту передач. "Она не была продолжительной, эта встреча, плюс-минус полчаса", — добавил Волошин. Горбунова чему-то улыбается, слушая свидетеля.

15:57 Рабинович говорит, что на момент встречи с Березовским Гусинский был арестован и НТВ был еще одним каналом, который также критиковал действия властей по поводу "Курска". "Вы упоминали Гусинского на вашей встрече с Березовским?" — спросил Рабинович. Волошин сомневается, говорит, что возможно обсуждали ситуацию с Гусинским раньше, не на этой встрече. Волошин: "Я вообще не помню, как НТВ освещал трагедию с подлодкой, мне не кажется, что там было что-то особое".

15:56 Вернулись с перерыва. Русские журналисты в шоке от того, что Волошин признал то, что критика власти, оказывается, дает право потребовать отдать бизнес. Вообще, удивительно даже то, что Волошин не отрицает саму встречу с Березовским.



15:36 Судья поддержала предложение Рабиновича сделать перерыв на 10 минут, предупредив Волошина о запрете обсуждать это дело с кем-либо.

15:35 Рабинович: "Встреча, обе встречи (имеется в виду вторая встреча Березовского уже не только с Волошиным, но и с Путиным. – "Ъ") были эмоциональными?" Волошин согласился с этим.

15:34 Волошин потирает пальцами подбородок, ерзает на стуле.

15:33 Рабинович: "Очевидно, что стиль освещения ОРТ трагедии "Курска" был одним из вопросов, который обсуждался на этой встрече в конце августа?" Волошин: "Возможно, а может и раньше об этом говорили, в телефонных разговорах, мне сейчас трудно вспомнить".

15:32 Такое ощущение, что Березовский нервничает — он постоянно касается руками лица, пьет воду...

15:31 Рабинович: "В своих письменных показаниях вы не объясняете, почему вызвали Березовского на эту встречу в конце августа. Тогда Березовский осуществлял де-факто контроль над ОРТ?" Волошин: "Де-факто — да, позиция руководимых им журналистов не соответствовала трагичности ситуации, поэтому руководство Березовского (компанией ОРТ. – "Ъ") должно было быть прекращено".

15:26 Рабинович: "Резкая критика президента Путина произошла 23 августа 2000 года, судя по тому, что статья в The Financial Times вышла 24 августа". Он подводит к встрече с Березовским. Лицо Березовского пока не выражает удовлетворения показаниями Волошина. Рабинович: "Обсуждение ОРТ было единственной, главной целью встречи (имеется в виду встреча Березовского с Волошиным) в конце августа?" Волошин: "Да, единственной". По словам Волошина, там была озвучена позиция власти — "чтобы Березовский прекратил использовать ОРТ в своих политических интересах". "Вы дали понять Березовскому, что этот посыл исходил не только от вас, но и от Путина?" — спросил Рабинович. Волошин: "Да".

15:20 Рабинович: "Хорошо, а The Financial Times для вас заслуживающий доверия источник? Там тоже говорится про реакцию Путина на критику телеканалов и от имени Путина про то, что бизнесменам, владеющим этими СМИ, лучше бы продать свои виллы на побережье Испании и Франции. Рабинович отмечает, что во Франции недвижимость была у Березовского, а в Испании — у Гусинского". Волошин: "Действительно погибли 118 человек от взрыва торпеды". Он не понимает, к чему было критиковать власти тогда. По словам Волошина, Путин считал, что Березовский хочет "нажить себе политический капитал на этой трагедии". Волошин подчеркивает, что Путина больше волновала операция по спасению людей на лодке, нежели действия Березовского.

15:14 Рабинович: "25 августа в прессе упоминалось, что Путин был недоволен освещением событий вокруг "Курска". Волошин замечает, что эта статья из какого-то неизвестного ему издания. Рабинович: "Путин обрушился на бизнесменов, владевших СМИ, которые критически к нему относились". Волошин: "Не могу так сказать, к тому же источник (издание, в котором размещена статья. – "Ъ") не вызывает большого доверия".

15:12 Рабинович: "Но ЕСПЧ в своем решении ссылается на это — там дата 20 июля 2000 года". Волошин: "Факт купли-продажи лучше всего подтверждается договором купли-продажи, а не Европейским судом". Рабинович: "Хорошо, а вы помните, что 12 августа 2000 года подлодка Курск затонула в Баренцевом море?" Волошин подтвердил, что ОРТ раскритиковало власти после событий с лодкой "Курск". Рабинович: "Президент Путин выразил публичное недовольство тем, как на ОРТ были освещены события с лодкой "Курск". Волошин: "Не помню такого".

15:05 Рабинович: "Вы знали, что пока Гусинский находился в заключении, он продал "Медиа-мост"? Волошин: "Нет, насколько я знаю, он продал его позже".

"Ни промежуточный покупатель в лице Романа Абрамовича, ни потенциальный претендент на акции ОРТ в лице государства еще не знают, что делать с ним дальше". Как Березовский продал свой пакет акций ОРТ.



15:03 Рабинович переходит к событиям немного более позднего времени. Вспоминает про приказ, датированный 30 января 2001 года, который касался продажи ОРТ. Рабинович: там была кандидатура Лесина как члена совета директоров ОРТ, т.е. он был выбран? Волошин: "На основании только этого документа нельзя сделать вывод, потом решение должно было принять общее собрание акционеров, а оно могло быть другим. Правительство только выдвинуло кандидатуру". Волошин подтверждает, что события июля-августа 2000 года имели широкий резонанс. Вспоминает, что Березовский был одним из немногих, кто не подписал публичное письмо с требованием скорейшего освобождения Гусинского (Рабинович не просил вспоминать этот эпизод).

Слева направо: Владимир Гусинский, Игорь Малашенко, Борис Березовский

Слева направо: Владимир Гусинский, Игорь Малашенко, Борис Березовский

Фото: Павел Филенков, Коммерсантъ

15:00 Рабинович: «Впоследствии Лесин признал, что будучи министром совершил ошибку, подписав сделку по продаже активов Гусинского. Но он остался на своем посту после подписания этого соглашения. Волошин: «Он лишь завизировал документ, но он ничего, по-моему не подписывал, он не был стороной сделки». Рабинович: «И тем не менее после этого Лесин продолжал заниматься политикой в своем министерстве». Волошин: «Да, его министерство в том числе разрабатывало эту политику».

14:57 Рабинович: «Позднее Гусинский отказался исполнять соглашение о передаче активов, ссылаясь на то, что оно было подписано под давлением. Это указано в решении Европейского суда — 72 пункт. После отказа Гусинского исполнять соглашение, продолжает Рабинович, генпрокуратура возбудила против него уголовное дело. Волошин подтверждает, что у генпрокуратуры есть такие полномочия. Волошин очень сосредоточен, внимательно слушает вопросы адвоката Березовского.

14:54 Рабинович: «Но вы были сотрудником администрации, в которой работал и Лесин? Волошин: «Я работал в администрации президента, а Лесин в правительстве — это два разных органа, они не подчиняются друг другу». Рабинович: "Но вы знали, что произошло?" Волошин: "Ну да".

14:46 Рабинович ссылается на решение ЕСПЧ по делу Гусинского, зачитывает параграф в котором говорится, что в ходе задержания Гусинского между 13-14 июня 2000 года Михаил Лесин предложил добиться снятия уголовных обвинений с него, если он согласился продать «Медиа-мост» «Газпрому» по цене, которую предложит «Газпром». Рабинович обращает внимание, что Лесин был министром телекоммуникаций до Путина и после президентским выборов он был снова назначен на пост министра. Соглашение с Гусинским содержало некий протокол, в котором предусматривалось, что обвинения будут с него сняты в случае продажи им медиа-активов. Это так? — спрашивает Рабинович. Волошин: «Много писалось в СМИ про этот протокол, я не знаю точно, я сужу об этом только из сообщений в печати». Судья: «Вы имели отношение к делу Гусинского? Волошин: «Я был знаком, встречался с ним, но к описываемым событиям я отношения не имел».

Как телекомпания НТВ осталась без Владимира Гусинского

Впервые столь наглядно миру продемонстрировали, как в России заключаются и исполняются сделки. Ведь по большому счету в соглашении между "Газпромом-медиа" и "Медиа-Мостом" удивительно только одно — то, что подробности его заключения и отказа это соглашение исполнять были вывалены на всеобщее обозрение. А в целом разве кто-нибудь сомневался, что большинство сделок в России заключаются именно так?



14:39 Рабинович: "А теперь перейдем к событиям лета 2000 года". Вспоминает эпизод с Гусинским, который продал компанию "Медиа-мост". Волошин: "Я не уверен, что это произошло именно тогда, но события с Гусинским имели место". Рабинович: "Политика НТВ была критически настроенной по отношению к правительству Владимира Путина?" Волошин: "Они вообще были оппозиционно настроены к власти". Он подвердил, что, в частности, телеканал был критически настроен и к Путину. Волошин не помнит, что именно в то время, когда Гусинский находился в заключении, были подписаны документы о продаже "Медиа-моста" Газпрому. "Насколько я помню, некие документы были подписаны позднее", — добавил он.

Еще при рождении компания НТВ была объявлена владельцами трижды первой — и как бизнес, свободный от планово-экономического прошлого, и как информационный канал, не подведомственный ничьим политическим интересам, и как телевизионный продукт, не отягощенный традициями Гостелерадио. От чего зависело независимое телевидение.



14:38 Рабинович спрашивает о встрече, состоявшейся 23-24 августа 2000 года. Волошин не помнит точно дату, но подтверждает, что это было в конце августа.

14:36 Рабинович уточняет: вы ведь не хотите сказать, что проект АVVА был мошенническим, незаконным? Волошин: этот проект НЕ относился к финансовым пирамидам, много было разговоров вокруг этого, но я считаю, что это не так.

14:33 Рабинович спрашивает Волошина о компании Березовского AVVA — понимал ли он, чем она будет заниматься. Волошин — да, понимал.

АО AVVA было создано в 1993 году для финансирования инвестиционных программ Волжского автомобильного завода. В его работе приняли участие предприниматель Борис Березовский и нынешний глава администрации президента Александр Волошин. Крупнейший акционер AVVA — АО АвтоВАЗ, ему принадлежит около 80% акций. Примерно 10% контролировали ЛогоВАЗ и швейцарская компания Forus. Остальные бумаги, точнее свидетельства о депонировании акций на предъявителя, были распределены между почти 250 тыс. физических лиц.



14:30 Александр Волошин по всей видимости неплохо знает английский язык (из его разговора с переводчиком), однако показания дает на русском. Сампшн закончил сверять показания и подписи. Поднялся Лоренс Рабинович.

Александр Волошин

Александр Волошин

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

14:27 Адвокат Абрамовича Джонатан Сапмшн сверяет письменные показания, уже данные свидетелем. Волошин подтверждает, что там стоит его подпись.

14:24 Вошла судья. Начинается действо. Волошин приносит присягу, поклялся говорить правду. Сел, надел наушники.

14:12 Борис Березовский и Роман Абрамович уже в суде. Александр Волошин тоже пришел, он в костюме, на его светло-голубой рубашке выделяется синий в коричневую полоску галстук. Начинают рассаживаться.

Время московское.

Репортаж вела Анна Занина


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение