Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1
 Американец

Руководство НРБ обвиняют в финансовых махинациях

Помогать следствию согласился бывший гражданин России Игорь Федоров
       На этой неделе представители Генеральной прокуратуры встретились в США с бывшим российским гражданином Игорем Федоровым. Он согласился выступать свидетелем против Национального резервного банка (НРБ). Его руководителей Федоров обвиняет в присвоении государственных средств в период прошлогодней президентской кампании. В частности, по утверждению Федорова, НРБ имеет непосредственное отношение к содержимому знаменитой коробки из-под "ксерокса". За неделю до визита следователей в Соединенных Штатах побывала репортер "Коммерсанта-Daily" ЮЛИЯ Ъ-ПЕЛЕХОВА.
       
       Началось все с того, что от наших коллег из Baltimor Sun нам стало известно о начале судебного разбирательства по делу о хищении $7,2 млн. Иск о возврате этой суммы, как следует из материалов дела, был подан от имени Мосбизнесбанка. Как ни странно, в самом МББ этот факт признать не захотели. В частности, в находящейся в редакции копии ответа председателя правления МББ Виктора Букато на запрос Генпрокуратуры утверждается, что Мосбизнесбанк к иску никакого отношения не имеет, а документы о его причастности к нему фальсифицированы.
       Между тем похожие иски уже были поданы в суды Швейцарии и Великобритании. В Швейцарии судебное разбирательство еще не закончено, а верховный суд Великобритании вынес решение в пользу истца — того же Мосбизнесбанка.
       Как нам удалось выяснить, исковые заявления от имени МББ подавал Национальный резервный банк, председатель которого Александр Лебедев ни от чего, впрочем, и не отказывается. Правда, в интервью "Коммерсанту-Daily" он утверждал, что вел судебные разбирательства с полного согласия и одобрения руководства Мосбизнесбанка. А столь сложную судебную процедуру (сначала разбирательство в Швейцарии, а затем в Великобритании и США), по словам Александра Лебедева, ему "порекомендовали юристы".
       Теперь о $7,2 млн. Как утверждают в НРБ, эти деньги были украдены из банка некой компанией Edge Investment Group, а по сути — ее руководителем, бывшим российским гражданином Игорем Федоровым. Пикантность ситуации придавало то обстоятельство, что произошло это буквально накануне президентских выборов прошлого года. А сама сумма была получена от реализации облигаций внутреннего валютного займа 6-го и 7-го траншей. Напомним, что к размещению этих бумаг были допущены всего три банка, среди которых был и НРБ.
       Наши попытки разобраться в этой истории в Москве успехом не увенчались. НРБ и Мосбизнесбанк обменивались взаимными упреками, а главный свидетель Игорь Федоров находится в США. В Генпрокуратуре комментариев не давали, ссылаясь на то, что сперва следователям необходимо переговорить с Федоровым и разобраться во всем этом деле. С этой же целью в США отправилась и наш корреспондент.
       
Как найти человека в США
       Искать человека или принадлежащую ему фирму в США, как выяснилось, нетрудно. Информационная система газеты Baltimor Sun с легкостью выдала на экран компьютера не только данные по интересующим меня фирмам, их учредителям и деятельности, но и список всех соседей Игоря Федорова в Норфолке (где он, впрочем, давно не живет) со всеми телефонами. Только сиди и обзванивай. Так же несложно "пробить" кредитную историю интересующего вас субъекта и отслеживать его траты по кредитным картам.
       Но вот скрываться в США, как выяснилось, не менее просто. Для этого надо всего лишь не пользоваться оформленными на твое имя кредитками, регистрироваться в гостиницах под чужим именем и не обращаться при перелетах к услугам официальных авиакомпаний. Есть, в конце концов, маленькие частные самолеты. Нужно только располагать достаточной наличностью, чтобы платить за них.
       Общаясь с людьми, которые могли бы знать что-то о местонахождении Федорова и его бизнесе, я насчитала по меньшей мере шесть детективных агентств в США и два в Европе, которые обращались в поисках Федорова по тем же адресам, что и я. Впоследствии в своем письменном комментарии к этой статье, председатель правления "Нацрезерва" г-н Лебедев подтвердил, что наняты эти агентства были НРБ и охотились они за Федоровым в течение почти целого года.
       Ситуацию осложняло еще и то, что самому Федорову было запрещено общаться с прессой. Дело в том, что в это самое время обсуждалась возможность его встречи с представителями российской Генпрокуратуры. И, согласно законам США, такая встреча могла осуществиться только с официального согласия министерства юстиции США и ФБР, являющегося его структурным подразделением. Те же наложили запрет на личные контакты Федорова с прессой до момента контакта с официальными российскими правоохранительными органами. На телефонные разговоры, однако, вето никто не накладывал. Так что будем считать, что мы общались все время только по телефону.
       Кроме того, мне удалось встретиться и поговорить с не менее важными персонажами этой истории — его американским партнером по бизнесу и обслуживающим его частным детективом.
       
Все начиналось с налоговой декларации
       Два человека, с которых начинали свои поиски Федорова детективные агентства,— это Курт Джекобсон, партнер Федорова по его бизнесу в России, и частный детектив Дональд Дэниэлсон, нанятый Федоровым для официального и неофициального прикрытия. Их координаты есть во всех официальных документах по делу компании.
       Курт Джекобсон, американский пенсионер, представлял интересы Федорова в его бизнесе в Штатах. С виду такой добродушный простачок, не расстающийся с вечной курительной трубкой, он демонстрирует редкостное хладнокровие. За последнее время его коллегой по бизнесу интересовались все подряд — от детективов и журналистов до фэбээровцев.
       С Федоровым Курт Джекобсон познакомился, когда помогал ему готовить налоговую декларацию. Такие консультации были мелким бизнесом г-на Джекобсона.
       Фирмы, работающие по поручениям Федорова,— Jakobson & Associates и Edge Investment Group Inc.— Курт Джекобсон открыл в 1995 году. И эти две компании были не единственными. В частности, Jakobson & Associates существовал в двух видах — как американская фирма и под тем же названием как фирма, зарегистрированная на Кипре.
       В этот момент Федоров работал в России. Задачей американского партнера было обеспечивать перевод нужных сумм по письменным распоряжениям Федорова. При этом, по признанию г-на Джекобсона, основное, что его волновало в деятельности русского партнера,— это то, чтобы все эти крупные суммы, проходившие через счета фирм, не были от торговли наркотиками или чем-то в этом роде.
       
Второй важный свидетель
       Отставной офицер военной разведки Дональд Дэниэлсон занимается частной детективной деятельностью уже более двадцати лет. Контора его обосновалась в Хоупвеле, пригороде небольшого сонного городка Ричмонд. Поездка туда из Вашингтона на арендованной "Тойоте Королле" заняла у меня два с половиной часа.
       Как рассказал мне Дон Дэниэлсон, Федоров обратился к нему 18 июня 1996 года. Как рассказывал сам Федоров, телефон фирмы он нашел в справочнике, а на выбор оказало решающее воздействие то, что Дэниэлсон в прошлом работал в военной разведке. Ведь и сам Федоров был когда-то военным, капитаном подводной лодки.
       Их встреча произошла в одной из гостиниц Вашингтона. Сам Федоров казался спокойным, он вообще, по словам детектива, умеет владеть собой. А вот по его жене Галине можно было легко увидеть, что она до смерти напугана.
       "Ваша работа — находить людей. А вот умеете ли вы их прятать?" — поинтересовался будущий клиент. И рассказал, что за ним охотятся. На вопрос Галины Федоровой о том, что он будет делать, если к его голове или голове его дочери приставят пистолет с требованием выдать Федорова, он ответил: "Я вас сдам".— "Вы хоть не врете нам,— отозвался Федоров.— Мы будем с вами работать".
       Пистолет к виску пока никто не приставлял, но, по словам Дэниэлсона, за информацию о нахождении Федорова ему предлагали от $200 тыс. до 10% от тех самых $7,2 млн.
       "Я уверен,— сказал он мне,— что все люди, обращающиеся ко мне по поводу Игоря Федорова, ищут его совсем не для дружеской беседы с целью урегулирования некоторых недоразумений, как пытаются представить. И не для того, чтобы вручить какие-то официальные претензии и судебные иски. Конечной целью поисков Федорова является его физическое устранение. Причиной скорее всего является имеющаяся у моего клиента информация, в распространении которой кое-кто сильно не заинтересован".
       Александр Лебедев изложил причины поисков Федорова следующим образом: "Для того, чтобы возбудить иск в суде Соединенных Штатов против Федорова как физического лица, следует вручить ему иск, что называется, в руки. Без подтверждения факта вручения иска суд не принимает дело к производству".
       Это действительно объясняло бы многое, если бы не одна деталь, на которую обращает внимание детектив: ни один из обращавшихся к нему не смог или не захотел назвать или показать какие-то официальные документы, объясняющие причину розыска Федорова. В доказательство этого Дэниэлсон дал мне прослушать записи некоторых таких бесед с звонившими ему детективами. Между тем в Соединенных Штатах, по убеждению г-на Дэниэлсона, не может быть серьезного расследования — даже по невозврату долгов,— по которому нельзя было бы показать хоть какие-то бумаги.
       Чтобы проверить слова Дэниэлсона, я позвонила одному из детективов — Сиднею Рубену. Разговор получился следующий:
       — Г-н Рубен, для чего, собственно, вы ищете Федорова, ваши заказчики представили вам документы, объяснили вам, в чем суть дела? — поинтересовалась я.
— Моя задача — найти его. Для чего, меня не интересует.
       
Недостающее звено
       По словам Федорова и его партнеров, главным действующим лицом во всей этой истории являются даже не столько сам Александр Лебедев, НРБ или Мосбизнесбанк, сколько другая, не менее известная в банковских кругах Москвы фигура — Роман Швецкий. Именно Швецкий, по утверждению Федорова, и является связующим звеном всей этой операции.
       Как значится в ксерокопии паспорта, которую нам удалось получить, Роман Львович Швецкий родился 9 декабря 1966 года в городе Ленинграде. Интересно то, что паспорт этот выдан в 1993 году консульским отделом посольства России в Кении.
       Примечательно, что именно в Кении работали в свое время кое-кто из ближайшего окружения Андрея Костина в ВЭБе, в частности, его помощница Ольга Васильева.
       Искусствовед по образованию, Роман Швецкий занялся бизнесом в конце 80-х годов. Сначала в Ленинграде, потом в Москве. Занимался он в основном финансовыми делами. По словам Федорова, Роман Швецкий, будучи личным другом и Олега Бойко, и Александра Лебедева, сыграл не последнюю роль и в банкротстве "Национального кредита", и в создании НРБ.
       Так, поиск данных об учредителях НРБ дал неожиданный результат. Оказалось, что Роману Швецкому принадлежит 53% в некоем АОЗТ МЛТ. Среди других учредителей этой фирмы присутствуют Андрей Костин (бывший зампред НРБ, а ныне глава Внешэкономбанка) и Лебедев. МЛТ же, в свою очередь, владеет пакетом размером 40% в Русской инвестиционной финансовой компании (РИФК), с которой, как известно, начинался НРБ.
       Все знающие Швецкого люди называют его если не финансовым гением, то уж по крайней мере человеком, весьма способным к построению всяческих нестандартных финансовых схем, дающих в итоге хорошие результаты.
       К сильным сторонам Швецкого относят и умение убедить собеседника в чем угодно, заразить его своей уверенностью в проекте. Под обаяние Романа Швецкого попадали многие сильные мира сего. Поэтому деньги у него водились, и тратил он их с чисто купеческим размахом. Курт Джекобсон, ответственный, как вы помните, за проведение платежей в Соединенных Штатах, вспоминал, какое изумление у него вызывали траты г-на Швецкого по карточке American Express — $30-50 тыс. ежемесячно на одни только "представительские расходы".
       А Дональд Дэниэлсон дал еще и такую характеристику Швецкому. "Роман Швецкий по сути своей киллер,— утверждал он.— Я знаю, что в октябре--ноябре прошлого года Роман Швецкий под другой фамилией приезжал в Штаты в поисках Федорова. Здесь он нанял нескольких профессионалов".
       
Финансовые схемы по-швецки
       Игорь Федоров познакомился со Швецким через общего знакомого. Бывший соотечественник с американским видом на жительство, желающий заработать в России денег, оказался как нельзя кстати. Всю работу Федорова со Швецким можно условно разделить на два периода: с 1994-го по начало 1996 года и с начала активной предвыборной кампании по июнь 1996-го, когда Федорову пришлось спешно уехать в США.
       Первый период работы был скорее ознакомительным для обоих партнеров. Через счета в Jakobson & Associates проходили совсем незначительные суммы. Из $5 млн, сброшенных на счет фирмы, большая часть отправлений — это мелкие проплаты в $20-40 тыс. различным фирмам, а также траты на "представительские расходы".
       Второй этап сотрудничества Игоря Федорова с НРБ под руководством Романа Швецкого совпал с началом предвыборной кампании. Как известно, Национальный резервный банк был в числе самых активных ее участников.
       Один из известных фактов избирательной кампании, получивший широкое отражение в прессе,— злополучная коробка из-под "ксерокса" с полумиллионом долларов, которую Евстафьеву и Лисовскому передал именно сотрудник НРБ Борис Лавров.
       А вот деньги для этой коробки, по словам Игоря Федорова, снимал он. И действовал он по указанию Швецкого. Деньги были сняты со счета в Мосбизнесбанке. Через этот счет он по указаниям Швецкого, обналичил в общей сложности около $1 млн.
       Подтверждение этому мы получили нехитрым способом.
       — Говорят, что на денежных пачках из этой коробки стоял штамп "Мосбизнеса",— невзначай упомянула я во время общения с одним из работников Генпрокуратуры.
       — Господи, вы и это знаете! — ужаснулся тот.
       Основным делом, для которого и требовалась в Москве помощь иностранного зиц-председателя, была перекачка денег на зарубежные счета. "Банковские проводки осуществлялись под одну мою подпись,— рассказывает Федоров.— Они делались по указаниям НРБ и оплачивались достаточно щедро. Иногда — до 25% от суммы платежа".
       Деньги, перебрасывавшиеся в основном на зарубежные счета, образовывались в результате продажи "вэбовок" 6-го и 7-го траншей (см. рисунок). Как известно, Минфин выделил НРБ этих бумаг на общую сумму 1 млрд руб. по номиналу, причем под очень низкий процент — не более 8-9% годовых.
       Часть денег от реализации этих бумаг была пущена Минфином на погашение облигаций 2-го транша. По утверждениям Федорова, в тот момент, когда он работал с этими облигациями, они не принадлежали НРБ — государство в лице Минфина передало их банку на реализацию. Руководство НРБ, напротив, уверяло, что облигации на тот момент были выкуплены банком.
       В Минфине сейчас ведется проверка поступления средств от продажи облигаций. Она должна установить, чьи именно деньги переводились за границу — государства или банка. Кроме того, нет никаких свидетельств их возврата в Россию. В таком случае, чьи бы деньги ни были, этот эпизод подпадает под статью 193 УК России (невозврат из-за рубежа средств в иностранной валюте).
       Счета, на которые отправлялись средства, иногда выводят на интересных получателей. Так, название фирмы Lebec (см. схему), по утверждению Федорова, образовано из элементов двух фамилий — Лебедев и Костин. Федоров перечислил на различные счета в разных странах не менее $100 млн.
       В НРБ контроль за этими операциями, по утверждению бывшего сотрудника МББ Михаила Чистилина, подпись которого стоит на судебном иске, осуществлял первый зампред Андрей Костин, ставший потом руководителем Внешэкономбанка.
       Потом документы, подтверждающие трансферты, исчезли, по словам Федорова, из его сейфа в номере гостиницы "Метрополь". "Мне стало понятно, что вслед за подтверждением трансфертов может исчезнуть и 'стрелочник', ответственный за перевод денег. Тем более что о таком развитии событий меня предупредили. Так что пришлось спешно скрыться".
       11 июня 1996 года Федоров прилетел в США. И сразу обнаружил, что его домом в Норфолке уже интересовались неизвестные личности. Оставив там всю одежду и мебель, Федоров пустился в бега. И по сей день он постоянно переезжает с место на место.
       
Вопросы без ответов
       Мы обратились за комментариями ко всей этой истории к одному из ее главных действующих лиц — председателю правления Внешэкономбанка Андрею Костину. Г-н Костин предпочел ограничиться следующим ответом.
       "Предоставленные материалы вызывают у меня недоумение. Странно, что 'Коммерсантъ-Daily' дает высказаться человеку, репутация которого более чем сомнительна. Ведь факт присвоения господином Федоровым денег, принадлежащих Национальному резервному банку, неоспорим и неоднократно доказан. Неслучайно г-н Федоров не может предоставить никаких документальных подтверждений своей правоты, в то время как НРБ располагает фактическими документами, включая решения арбитражных судов.
       Поскольку решения западных арбитражных судов вынесены не в пользу господина Федорова, у него остается единственный способ сохранения украденных средств — путем клеветы и дискредитации пострадавших в средствах массовой информации.
       В достижении этой цели г-н Федоров не исключает никакие средства, в том числе вымыслы с пресловутой коробкой из-под 'ксерокса'.
       Надеюсь, что Национальный резервный банк, целью которого является возвращение в Россию украденных и переведенных на свои частные счета денег, доведет возбужденные иски до конца и действительно виновный понесет наказание".
       В том же духе был выдержан и комментарий председателя НРБ Александра Лебедева.
       В своих ответах редакции и руководитель ВЭБа Андрей Костин, и руководитель НРБ Александр Лебедев в один голос ссылаются на некие документы, доказывающие правоту притязаний НРБ к Федорову. Упоминают они и о выигранных судебных процессах. В частности, в редакции есть копия решения верховного суда Великобритании, присуждающего выплату вышеуказанной суммы.
       Однако, как и в случае с судом в Балтиморе, в Великобритании иск был также подан от имени Мосбизнесбанка. Между тем Мосбизнесбанк от всех исков отказывается, обвиняя руководителей НРБ в фальсификации документов. Разбираться же во всем этом предстоит следователям прокуратуры.
       Редакция "Коммерсанта-Daily" будет следить за ходом следствия.
       
Комментарии
Профиль пользователя