Коротко


Подробно

Отпетые захватчики

Сегодняшние рейдеры не так прихотливы в выборе цели, как их легендарные предшественники. Но и меньше их не становится. И даже антирейдерские поправки в УК, грозящие сроками за ту же подделку корпоративных документов, не помогают. Теперь рейдеры стараются работать вообще без документов.


РОМАН РОЖКОВ, АЛЕКСЕЙ ХОДОРЫЧ


Неуязвимый рейдер


Регулярная статистика по рейдерским захватам в России еще не так давно отсутствовала по объективным причинам: правоохранительные органы могли квалифицировать такие эпизоды лишь как мошенничество (ст. 159 УК РФ) или подделка документов (ст. 327). А уж разобрать, сколько там среди мошенников было рейдеров (особенно с учетом того, что характер документов не конкретизировался), было невозможно. Существуют лишь оценки. В 2008-м Счетная палата оценила количество рейдерских атак в 60-70 тыс. в год. Согласно же подсчетам экспертов следственного комитета при прокуратуре (СКП) РФ, с 2008 по 2010 год суммарный ущерб от действий рейдеров составил более 4 млрд руб., не считая косвенного ущерба инвестиционной привлекательности России.

После 5 июля 2010 года, когда вступили в силу антирейдерские поправки в УК, возможность для подсчетов появилась. Теперь за фальсификацию реестров можно получить два года заключения, за подделку решений общего собрания акционеров и совета директоров, за фальсификацию результатов голосования — пять лет, за угрозу расправой — от трех до семи. УК вводит ответственность и за подачу в ФНС ложных сведений об учредителях компании (два года лишения свободы). Подследственность этих преступлений отнесена к исключительной компетенции СКП РФ.

По данным на 1 мая 2011 года, в следственные органы поступило 124 сообщения о преступлениях этой категории, возбуждено 77 уголовных дел, 11 из них направлены в суд с обвинительным заключением. Но сделать объективные выводы об успехе антирейдерских поправок на основании этой статистики не представляется возможным. Пока не с чем сравнивать. Кроме того, эксперты считают и эту статистику далеко неполной.

"Большинство потерпевших подают заявления не в СКП, а в органы внутренних дел, которые, проведя доследственную проверку, либо отказывают в возбуждении уголовного дела, либо направляют собранный материал в СКП для принятия процессуального решения по заявлению",— свидетельствует адвокат юридической компании "Юков, Хренов и партнеры" Игорь Копенкин. "И даже сегодня, если налицо чистые случаи рейдерства — с подделкой документов, обычно правоохранительные органы отказывают в возбуждении уголовного дела, считая это спором гражданско-правового характера,— поддерживает коллегу управляющий партнер юридической компании "Правовой департамент" Дмитрий Дмитриев.— Отказы могут продолжаться бесконечно, пока не найдутся рычаги воздействия — через Генпрокуратуру или депутатские запросы. Но даже если кого-то и ловят, то до главных бенефициаров всех атак дело доходит крайне редко".

"С уверенностью можно сказать, что рейдерских атак за год меньше не стало,— говорит советник председателя правления Банка проектного финансирования Константин Петоян.— Хотя год с момента вступления в силу президентских поправок — довольно приличный срок, в ситуации с рейдерством в России серьезных улучшений не видно. Уровень коррупции и правила игры не поменялись, откуда быть улучшениям?"

Отсутствие положительных сдвигов нам подтвердил и президент Российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства Александр Иоффе: "Ничего не изменилось, сигналы поступают по-прежнему".

Государство не раз пыталось урезонить захватчиков. Вспомним хотя бы антирейдерские поправки в закон об ООО, вступившие в силу 1 июля 2009 года, согласно которым любой договор купли-продажи долей в ООО должен заверяться нотариусом в присутствии покупателей и продавцов. Но это правило легко обходилось: по закону, например, можно было не заверять сделку, когда само ООО выкупает долю у существующего участника. От лица изгоняемого учредителя фабриковалось заявление о выходе из состава участников ООО. Ну и затем гендиректор распределял эту долю между оставшимися учредителями или забирал себе целиком.

Прежде чем заняться чьим-нибудь биз  несом, рейдеры внимательно его изучают

Прежде чем заняться чьим-нибудь биз несом, рейдеры внимательно его изучают

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ

Основной тренд современного рейдерского дела


В отличие от рейдеров недавнего прошлого, рейдеры нынешние не гнушаются даже гаражными кооперативами, атакуют небольшие производственные компании, например, или торговые площади. По словам экспертов, сегодня это тренд — торговые площади — товар популярный. Ритейл идет в регионы, где ему необходимы новые помещения. На этом фронте и работают сегодняшние рейдеры, у которых сетевики приобретают захваченную и уже юридически очищенную недвижимость. "Пострадавшие пишут им письма: мол, вы знаете, этот объект находится в споре? — рассказывает Дмитрий Дмитриев.— А реакция нулевая, несмотря на то что покупателем зачастую выступает публичная компания".

Тенденцию к измельчанию рейдеров отмечают все опрошенные "Деньгами" специалисты. Оно и понятно — крупной рыбы давно не осталось. Но причины проблем многих средних компаний, подвергающихся атакам сегодня, кроются в их прошлом.

"Сегодняшние предприятия малого и среднего бизнеса начинали свой путь в 90-е, когда покупка готовых фирм с типовыми учредительными и уставными документами носила массовый характер,— объясняет управляющий партнер юридической компании "Каменская & партнеры" Татьяна Каменская.— Постепенно предприятия расширялись, обороты укрупнялись, амбиции росли, а в основании этих финансово успешных компаний оставалась типовая организация с первоначальными номинальными директорами и учредителями. Представьте себе перевернутую пирамиду, где наверху — успешная и респектабельная компания, а основание — уязвимое со всех сторон ООО. Вот на такие компании и обращают свои взоры потенциальные рейдеры".

"Теперь зачастую рейдерские схемы и методы используются не профессиональными рейдерами, а бывшими партнерами по бизнесу, совладельцами предприятий и соакционерами, желающими захватить целиком свое собственное предприятие, в котором им по закону принадлежит часть,— говорит Игорь Копенкин.— Это определяет и применяемые при этом способы: на смену силовым акциям по насильственному захвату объекта пришло интеллигентное противостояние рейдера и жертвы в различных судах".

Но основной акцент современные рейдеры делают все же на использовании силовых и административных ресурсов. "Любой надуманный повод может превратиться в уголовное дело, даже самая абсурдная история",— говорит Дмитрий Дмитриев.

Заметим, что угроза уголовного преследования или бесконечные проверки и раньше были излюбленным способом отъема бизнеса (или приобретения его по заниженной цене). Однако сегодня, после принятия антирейдерских поправок, рейдеры предпочитают вообще не заниматься фальсификацией документов. Зачем, если хозяин сам перепишет свой бизнес на кого надо, прислушавшись к убедительным доводам силовиков? Этим и объясняется отсутствие успехов в борьбе с рейдерами.

"В конце прошлого года мой знакомый, владевший производственной компанией с выручкой 100 млн руб. в месяц, обратился в банк за кредитом на расширение бизнеса,— рассказывает замгендиректора компании "Технологии стратегического менеджмента" Алексей Фитингоф.— Банк заставил его представить стандартный пакет документов, потом — документы о стратегии развития, перспективах бизнеса, анализе рынка. Показатели бизнеса у приятеля были просто отличные, он был удивлен, когда ему отказали в кредите. А через месяц на него обрушилось несметное количество проверок: ФСБ, прокуратура, ФНС и т. д., против него завели уголовное дело, и он был вынужден отписать компанию".

Бывают и совсем уж курьезные случаи, демонстрирующие, впрочем, основной тренд современного рейдерского дела. "Салоном интерьеров в областном центре владела супружеская пара,— вспоминает бизнес-консультант, управляющий партнер агентства "Срочно-онлайн.ру" Аркадий Пасерба.— Их наемным менеджером — директором — трудилась дочь губернатора. Бизнес хорошо развивался, губернаторские связи помогали получать крупные заказы на "обшив" пароходов, поездов, гостиниц. Но основной доход все равно шел от продажи частникам предметов дизайна и сувениров. Но в какой-то момент дочь губернатора так вошла в роль бизнесвумен, что начала сильно расходиться в своем понимании стратегии с создателями фирмы. Назревал конфликт. Жена губернатора в частной беседе сказала владелице: "Дорогуша, ну что же вы все никак не уступите нашей доченьке салон? Она же уже там так все здорово устроила". Дорогуша была вынуждена подчиниться, понимая, что это предложение, от которого нельзя отказаться. Это было в конце 2010-го".

Отъем с жесткой посадкой


Заметим, что и по делам, которые начались задолго до принятия поправок в УК, когда, казалось бы, нынешние тенденции играли меньшую роль и сохранились хотя бы документы, сегодня нет существенных подвижек.

Например, в 2006 году супруги Евгений и Галина Коноваловы из Краснодара по совету знакомых из местного филиала "Газпрома" — "Газпром трансгаз-Кубань" (ранее "Кубаньгазпром", ныне — "Газпром трансгаз Краснодар") — приобрели ООО "Промавтоматика-инвест", владевшее комплексом недвижимости (бывший НИИ). Коноваловы решили сдавать недвижимость в аренду. Весной 2008-го другая фирма предпринимателей — ООО "РУСТ-инвест" — купила на публичных торгах единым лотом у "дочки" "Газпрома" имущественный комплекс агрофирмы. Платежи от сдачи в аренду недвижимости Коноваловы рассчитывали вкладывать в развитие агрофирмы — так и происходило до ноября 2008 года. И тут к ним пришли рейдеры. Оказалось, в начале 2008 года "Промавтоматика" была перерегистрирована на новых собственников по подложным договорам купли-продажи. Коноваловы не сдались, начались судебные процессы. Тогда рейдеры решили надавить на них уголовным делом и привлекли правоохранителей. В августе 2009 года в ходе обыска дома у Коноваловых следователи "обнаружили" договоры купли-продажи "Промавтоматики". По этим документам, предприниматели якобы за 10 тыс. руб. уступили компанию с активами более 100 млн руб. Евгения Коновалова, законного собственника, и Сергея Колесникова, гендиректора "Промавтоматики", обвинили в растрате и посадили в СИЗО, где на них оказывалось давление, чтобы те отдали компанию "по-хорошему". Растратой, по мнению следователей, стали договоры займа между двумя предприятиями Коноваловых, ранее получившие судебную оценку как действующие и законные. Одновременно с уголовным делом было инициировано банкротство второго предприятия Коноваловых — "РУСТ-инвест", несмотря на наличие достаточных активов.

В марте и июне этого года арбитражные суды (и в апелляции, и в кассации) признают, что Коноваловы — истинные собственники бизнеса. Удивительно, но прокуратура отказывается признавать решение судов и закрывать уголовное дело, оставляя Коноваловых в подвешенном состоянии. "Рейдеры поняли, что прямой захват "Промавтоматики" не удался,— говорит Антон Коновалов.— Теперь ими изменена тактика: через конкурсного управляющего они пытаются привлечь родителей как участников "РУСТ-инвеста" к субсидиарной ответственности по его долгам. А в рамках этого процесса арестовать их собственное имущество в виде долей "Промавтоматики-инвест"". Процесс продолжается, предприниматели не боятся заявлять о фальсификации рейдерами документов и доказательств и убеждены, что за атакой на их семейный бизнес стоит менеджмент компании "Газпром трансгаз Краснодар". Запрос "Денег" в "Газпром трансгаз Краснодар" остался без ответа.

Вопиющая история произошла и с бизнесменом из Новороссийска Петром Воликом. Его ООО "Янтарь" имело в собственности 200 га земель сельхозназначения рядом с побережьем Черного моря. ООО "Инвест Плюс" приобрело по ничтожным сделкам доли в уставном капитале общества у бывших участников ООО "Янтарь", вышедших из его состава еще в 1999-м. После этого фирма--покупатель долей начала процесс устранения от управления обществом Волика. Бизнесмен успешно отстаивал в арбитраже интересы "Янтаря", пока рейдеры не сфабриковали уголовное дело, обвинив его в попытке присвоения долей в уставном капитале общества и мошенничестве с предоставлением недостоверных сведений в суд. Следователь сослался на решение арбитражного суда Краснодарского края от 11 февраля 2008 года, которым якобы была установлена законность сделок, заключенных рейдерами, по приобретению доли в уставном капитале "Янтаря" и дальнейшей их продаже. Однако такого решения вообще не существует, и в производстве арбитражного суда Краснодарского края никогда не имелось дела, участниками которого являлись бы все перечисленные следователем лица одновременно.

"Решением районного суда, оставленным без изменения кассацией, Петра Волика осудили на шесть лет,— рассказывает Галина Коновалова.— Бизнес его семьи оказался в руках захватчиков, которые уже успели подделать ряд документов и продолжили отъем земли у бывших пайщиков "Янтаря". Открытая и наглая фальсификация документов в судах, пересмотр решений о выделении земли 90-х годов, отмены кадастров происходят безнаказанно, на глазах у всех".

Если раньше рейдеров интересовала лишь крупная рыба, то сегодня они не брезгуют и мелочью

Если раньше рейдеров интересовала лишь крупная рыба, то сегодня они не брезгуют и мелочью

Фото: ИТАР-ТАСС

"Просто нет политической воли"


В июле Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) опубликовала пакет предложений по очередным антирейдерским поправкам в законодательство, которые, как предполагается, должны резко ограничить возможности быстрого и агрессивного поглощения публичных АО. В частности, ФСФР предлагает ввести в закон новое понятие — "связанные лица", расширяющее понятие аффилированности, и ограничить права претендентов на контроль над АО, позволив им голосовать пакетом лишь в 30% до завершения процедуры обязательного выкупа акций у миноритариев.

Однако если крупный бизнес эти меры, возможно, и смогут защитить, то у представителей среднего и мелкого нет причин для такой уверенности. "Вот если бы власти дали жесткую установку — сажать рейдеров и посадили хотя бы сто человек, другие бы уже задумались, стоит ли заниматься захватами,— говорит президент ГК "Экоофис" Андрей Ковалев.— Получается, что просто нет политической воли. Иначе рейдеры вмиг бы испарились".

Пока всем управляют связи и люди в погонах, ситуация будет напряженной. К тому же, как говорят юристы, правовая норма, выделяющая рейдерство как отдельное уголовно наказуемое деяние, по-прежнему отсутствует. И это тоже на руку рейдерам.

В июне, правда, появилась надежда, что в судебной практике может быть создан революционный прецедент разрешения корпоративных конфликтов. Президиум Высшего арбитражного суда должен был рассмотреть дело, в котором суд впервые в истории использовал бы понятие "рейдерская атака". Речь шла о давнем конфликте акционеров поволжского сотового оператора СМАРТС с компанией "Сигма Капитал Партнерз" предпринимателя Леонида Маевского. Но в начале сентября ВАС отправил дело на новое рассмотрение, попросив "не подводить дело под рейдерство".

Возможно, ситуацию могло бы изменить создание структуры, которая принимала бы у предпринимателей жалобы на рейдерство и рассматривала их по особой схеме, обеспечивая хотя бы силовую защиту от местных властей. Но все подобные попытки провалились. "В свое время Юрий Лужков создал и возглавил спецкомиссию по противодействию рейдерству,— вспоминает Александр Иоффе.— В ней он собрал все силовые структуры — милицию, прокуратуру, налоговую инспекцию, был там и определенный силовой аппарат, который можно было задействовать, обратившись на горячую линию с заявлением. Какова судьба этой комиссии сейчас, неизвестно. Это административный ход, но если бы он работал, то серьезно бы испугал рейдеров".

Ну а пока предпринимателям остается надеяться лишь на свои силы и свой аккаунт в сети. "Определенный позитивный эффект в борьбе с рейдерством сегодня оказывает и интернет, блогосфера в частности: информация о незаконных действиях рейдеров и правоохранительных органов быстро становится известна,— говорит юрист юридической компании "Налоговик" Сергей Варламов.— Система вынуждена считаться с этим новым фактором, который является главным двигателем развития гражданского общества".

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение