В "Южный поток" подлили яду

Еврокомиссия резко раскритиковала проект

Завтра в присутствии премьера Владимира Путина "Газпром" должен подписать юридически обязывающее соглашение акционеров с участниками South Stream — итальянской ENI, французской EDF и немецкой Wintershall — об их вхождении в проект и гарантиях его запуска. Но документ готовится под серьезным давлением со стороны властей Европы. Еврокомиссар Гюнтер Эттингер напрямую назвал проект противоречащим интересам Евросоюза и пригрозил "Газпрому" проблемами с контрактами, если South Stream помешает конкурирующему европейскому газопроводу Nabucco. Возможности для этого у Еврокомиссии будут: она планирует в ближайшее время стать ключевой стороной во всех газовых переговорах Европы.

Завтра на инвестфоруме "Сочи-2011" "Газпром" намерен подписать соглашение акционеров с иностранными участниками проекта South Stream по строительству газопровода из России в Европу по дну Черного моря — итальянской ENI, немецким Wintershall и французской EDF. Стороны подпишут "юридически обязывающий документ, который детально оговаривает все права и обязанности сторон, распределение долей между ними и параметры возможного выхода из проекта", говорят источники "Ъ". До сих пор ничего подобного с партнерами по South Stream "Газпром" не подписывал. Речь шла лишь о ни к чему не обязывающих меморандумах, но акционерное соглашение означает "гарантию реализации проекта". Документ будет подписываться в присутствии премьера Владимира Путина. Ни в "Газпроме", ни в пресс-службе премьера его не комментируют.

Первая нитка South Stream должна быть запущена не позднее 2015 года (мощность — 15,75 млрд кубометров газа в год), и глава "Газпрома" Алексей Миллер уверял, что проект будет идти строго в графике. Однако в преддверии появления ключевого документа по South Stream власти Европы, которая давно пытается бороться с монополизмом "Газпрома" и реализует конкурирующий проект газопровода Nabucco, начали беспрецедентное давление на участников российского проекта. Deutsche Welle во вторник опубликовала сделанные на прошлой неделе в Кельне заявления энергокомиссара ЕС Гюнтера Эттингера (представитель чиновника подтвердил "Ъ" подлинность его слов). Чиновник оценил South Stream как попытку русских предотвратить проект "Южного коридора", то есть доставку газа в Европу по маршруту в обход России: из Туркмении по дну Каспия в Азербайджан и далее через Турцию с использованием Транскаспийского газопровода (решение о его строительстве еще не принято) и газопровода Nabucco.

Гюнтер Эттингер предупредил Россию: если она и вправду считает, что South Stream "или какое-либо политическое давление на Ашхабад и Баку" заставят Европу отказаться от Транскаспийского газопровода и Nabucco, "лично я стану меньше доверять долгосрочным газовым контрактам и меньше верить в то, что газ не является политическим инструментом". "Русским выгоднее иметь долю на газовом рынке Европы в 30% от объема 600 млрд кубометров, нежели 40% от 400 млрд",— подчеркнул господин Эттингер. Соответственно, он дал понять российской стороне, что наращивать фактические закупки газа из России Европа будет готова лишь в том случае, если доля "Газпрома" на европейском энергорынке, а следовательно, и зависимость Евросоюза от российских энергоресурсов упадут. Без строительства Транскаспийского газопровода это невозможно.

Жесткие отповеди Гюнтера Эттингера российская сторона выслушивает не в первый раз. В мае, в день прилета российской делегации на переговоры по South Stream в Брюссель, господин Эттингер в статье на страницах "Ъ" публично критиковал слова Алексея Миллера о том, что российский газ в Европе в конце этого года будет стоить $500 за 1 тыс. кубометров. Затем он и вовсе заявил, что хотел бы отмены экспортной монополии "Газпрома", чтобы цены на газ в Европе снизились.

Однако в Кельне Гюнтер Эттингер позволил себе то, что Европа до сих пор не позволяла,— откровенное давление уже не только на "Газпром", а на его европейских партнеров по South Stream. Энергокомиссар подчеркнул, что в курсе завтрашнего подписания документов по South Stream. И тут же добавил, что лично он сомневается в том, что проект будет реализован: "уж больно дорого тянуть трубу по дну Черного моря" (подводная часть South Stream оценивается в €10 млрд, а весь проект — в €15,5 млрд). Господин Эттингер уточнил по поводу разницы между South Stream и другим газопроводом из России в Европу, Nord Stream, строительство которого завершено. Он, по словам чиновника, "стал частью европейской газовой инфраструктуры" и выведен из-под требований третьего энергопакета. South Stream не только не получил этих льгот, но ему их даже не обещали.

То, что подобные заявления делает именно еврокомиссар, неприятный для Москвы момент еще и потому, что именно Еврокомиссия с недавнего времени претендует на статус главного переговорщика с Россией по условиям импорта газа, а также с другими странами по созданию "Южного коридора". Гюнтер Эттингер активно лоббирует так называемую им политику speaking with one voice, когда все 27 стран еврозоны должны согласовывать друг с другом условия закупок газа и нефти из стран за пределами ЕС и даже допускают представителей Еврокомиссии на коммерческие переговоры с поставщиками энергоресурсов. Европарламент должен рассмотреть эту инициативу до конца осени.

В "Газпроме", EdF и Wintershall сомнения господина Эттингера относительно судьбы проекта не комментировали, а в ENI запрос оставили без ответа. В Минэнерго "Ъ" сказали, что осенью, предположительно в Астрахани, Россия собирается провести конференцию прикаспийских стран, на которой будет обсуждаться "правовой статус Каспия (от него зависит проект Транскаспийского газопровода.— "Ъ"), в том числе с участием европейских партнеров". Будет ли обсуждаться South Stream, в ведомстве не сказали, но сам факт присутствия европейской стороны на конференции показателен: еще во вторник глава Минэнерго Сергей Шматко говорил, что правовой статус Каспия — "прерогатива только прикаспийских стран" и Еврокомиссия к ней отношения не имеет. То есть теперь эта позиция меняется.

"Нам дают понять, что Транскаспийский газопровод появится в любом случае, и строить в этих условиях South Stream или нет — это уже наше личное дело",— говорит глава Rusenergy Михаил Крутихин. Пока это только полемика, но "риск того, что South Stream будет заморожен или недозагружен из-за твердого желания Европы запустить альтернативную трубу, сохраняется". С другой стороны, уточняет Михаил Крутихин, отказ от South Stream с запуском "Южного коридора" будет означать для России рост зависимости от транзита газа через Украину, и если "сегодня Москва диктует Киеву, то ситуация поменяется с точностью до наоборот". Пока ясно одно, отмечает глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин — от текущий ситуации однозначно выигрывает Турция, через которую пройдет Nabucco и которая в то же время может дать или не дать "Газпрому" разрешение на прокладку South Stream в своих водах. От South Stream, который, по мнению эксперта, "чрезвычайно затратный и подпортит экономику "Газпрома"", Москва не откажется, потому что для "российской стороны это будет означать потерю лица".

Дмитрий Беликов, Алена Миклашевская

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...