Коротко

Новости

Подробно

Далеко летящие последствия

После трагедии с "Локомотивом" президент требует от Минтранса навести наконец порядок в гражданской авиации

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Вчера Ярославль скорбел по погибшим в авиакатастрофе хоккеистам "Локомотива" и членам экипажа злополучного Як-42Д. Помянул их здесь и президент Дмитрий Медведев, пообещавший незавидную участь мелким российским авиаперевозчикам, таким как ЗАО "Авиационная компания "Як-Сервис"", которому и принадлежал рухнувший самолет. Их господин Медведев предложил "сливать и ликвидировать", а те, что останутся, укомплектовать лайнерами зарубежного производства.


Когда вечером в среду Международный ярославский форум закончил свою работу и спортивная арена, где он проходит, опустела, к ней потянулись ярославцы с гвоздиками и в шарфах с символикой "Локомотива". Люди шли, возлагали цветы и шарфы у входа во дворец спорта, молчали и плакали. Некоторые скандировали:

— Локо! Локо!

Служба безопасности и полиция не трогали ни тех, ни других. Обеспечить свободный коридор всем желающим проститься с погибшей хоккейной командой (о том, как будут комплектовать новую, см. стр.12) лично распорядился замглавы кремлевской администрации Владислав Сурков, чтобы не злить собравшуюся пятитысячную толпу, которая и без того была на взводе.

Пока к ледовому дворцу несли тысячи цветов, в десятке километров от него, на берегу Волги, из рухнувшего Як-42Д доставали тела погибших. 220 спасателей, судмедэкспертов, водолазов и психологов работали в Туношне всю ночь. Тело последнего погибшего в авиакатастрофе извлекли лишь утром вчерашнего дня. Но и после этого здесь было что делать. Сотрудники следственного комитета собирали все, что можно было собрать: укладывали в полиэтиленовые мешки промокшие спортивные сумки, фрагменты одежды, осколки, обломки, обрывки. Неподалеку стояли несколько автокранов, ожидавших команды достать из реки, на поверхности которой покачивались спинки кресел, хвостовую часть самолета. Следователи объявили о двух основных версиях катастрофы — человеческий фактор и техническая неисправность судна.

Но на всякий случай проверяли и другие. Из одной из разбитых на берегу палаток доносился голос, громко делившийся с кем-то по телефону своими сомнениями:

— Видимо, он моделировал, прикидывал: успею, не успею. Куда же он так поспешил...

Выслушав ответ собеседника, голос из палатки продолжил:

— Вы уверены на 100%, а мы не уверены. У нас версия. Мы должны исследовать горючее.

Голос снова взял короткую паузу:

— Служба безопасности президента не даст добро на забор топлива. Экспертизу проведем сегодня-завтра. Можем прямо здесь взять пробу. Взяли, свозили в Москву, и завтра готов результат. Нужно поставить точки над i — качественное топливо или нет, чтобы версия отпала.

После этого голос сделался тихим, и ничего больше разобрать было невозможно.

В отличие от журналистов кремлевского пула, которых в последний момент решено было доставить в Ярославль автобусом, президент Дмитрий Медведев добирался в город по воздуху. Возложив на берегу букет роз к тому, что недавно было самолетом Як-42Д, он провел совещание с министром транспорта Игорем Левитиным, главой МЧС Сергеем Шойгу, ярославским губернатором Сергеем Вахруковым и заместителем председателя следственного комитета Василием Пискаревым.

— Это, конечно, шок для всей страны, как обычно случается в ситуациях подобных катастроф. Семьям погибших и пострадавших должна быть оказана вся необходимая поддержка. Я дал поручение следственному комитету и правительству провести тщательное расследование всех обстоятельств того, что произошло. Результаты должны быть доложены мне лично и мною будут проконтролированы,— мрачно начал Дмитрий Медведев и перешел к разбору полетов.

— Вопросы безопасности полетов гражданской авиации обсуждались не один раз. У нас есть с этим большие проблемы. Не хочу предвосхищать результаты следствия, но из этих результатов должны быть сделаны надлежащие выводы,— заявил президент.

Выводы эти он сам же и озвучил:

— Необходимо определиться с тем, как работают авиакомпании-перевозчики. Неоднократно говорилось, что их много, но я пока не видел решений, связанных с их слиянием и ликвидацией. Были разговоры, что мы собираемся закрывать маленькие компании, которые не выполняют нормативы. Количество авиакомпаний должно быть радикально уменьшено. Сделать это нужно в самый короткий срок, чтобы эти авиакомпании имели силы, средства, деньги на обслуживание своих транспортных средств, привлечение подготовленного персонала.

Закончив, президент дал слово министру Левитину, который начал рассказывать о разбившемся самолете:

— Дата изготовления — 1993 год. 16 августа этого года в Казани самолет проходил техническое обслуживание, сейчас специалисты работают в Казани.

— Насколько у этого воздушного судна выработан ресурс? — прервал министра господин Медведев.

— Пока еще не выработан.

Игорь Левитин почему-то говорил об этом Як-42Д, обломки которого валялись в паре сотен метров от палатки оперативного штаба, как о все еще действующей машине.

— То есть это воздушное судно могло летать еще достаточно долго?

— Оно проходит плановый технический осмотр, и ресурс у него будет выработан к концу этого года,— министр по-прежнему не спешил хоронить разбившийся лайнер.— Потом оно перейдет на тяжелый ремонт.

— Могло перейти,— тихо поправил его президент.

— Могло...— наконец смирился Игорь Левитин и начал отчитываться.— Хочу доложить, что по вашему поручению, данному в августе, принято решение: с 2012 года все авиакомпании, которые работают на регулярных маршрутах, должны иметь не менее 10 воздушных судов с количеством мест более 50 и с 2013 года — не менее 20 судов. То есть, по сути, все авиакомпании, которые будут работать на регулярных маршрутах, будут иметь не менее 20 судов.

— Сколько у нас всего авиакомпаний? — попросил уточнить господин Медведев.

Было видно, что спросил он не просто так.

— Около 130.

— А сколько нужно для такой страны, как наша? — напирал президент.

— 85% регулярных перевозок осуществляют 10 компаний. Вся остальная работа — это небольшие компании, которые работают на местных воздушных линиях и чартерных перевозках,— доложил министр.

— В этом году летные происшествия и трагедии, соответственно, случались с какими компаниями? Которые относятся к 85% или к 15%? — поинтересовался Дмитрий Медведев, и сразу стало ясно, какой ответ он хочет услышать.

И он его услышал.

— К 15%,— выдохнул министр Левитин.

— Это статистика, которая абсолютно точно свидетельствует: именно небольшие компании хуже всего следят за своим парком самолетов,— вынес приговор президент.— Надо быстрее все объединить и создать современный набор авиационных компаний, которые будут охватывать всю страну.

Министр развил наступление:

— С 2012 года все воздушные суда, которые были произведены еще 20 и более лет тому назад, должны быть оснащены системами предупреждения столкновения с землей и с системами предотвращения столкновений самолетов в воздухе. Это указание мы давали два года тому назад. А сделали практически единицы.

— Если сделали единицы, значит, те, кто не сделал, их надо закрыть, и все,— отрезал Дмитрий Медведев.

— Так и будет. Но есть проблема парка...

— По этой проблеме правительству придется, видимо, принимать очень непростое решение, потому что дальше так невозможно, с таким парком. Ценность человеческой жизни выше, чем остальные соображения, включая поддержку национального производителя. Мы должны поддерживать своих. Но если наши не способны раскрутиться, надо покупать воздушные суда за границей. Нужно будет найти деньги. Это должна быть большая программа.

Насколько большая, считать вчера никто не стал.

Владимир Соловьев, Ярославль


Комментарии
Профиль пользователя