Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

 Ника


"Кавказские" все лица

       Результаты конкурса "Ника" стали известны поздно ночью в пятницу, поэтому в субботу мы смогли опубликовать только первую часть интервью с главным победителем — режиссером Сергеем Бодровым, чей фильм "Кавказский пленник" сумел завоевать шесть из семи почетных призов. С СЕРГЕЕМ БОДРОВЫМ беседует РАФ Ъ-ШАКИРОВ.
       
       — Вы говорили, что, снимая "Кавказского пленника", не хотели делать фильм со вспоротыми животами и отрезанными головами, хотя в сценарии все это было. Почему? Вы же близки к американской школе, а стилистика Тарантино достаточно популярна, особенно у нас.
       — Люди понимают, что это все понарошку, что это игра. К этому так и относятся. Хотя стилистика Тарантино — это уже тоже вчерашний день. И он сам очень хорошо понимает это... У него было много последователей. А сейчас это все ушло. Посмотрите, какие картины получили сейчас "Оскара". "Английский пациент" — это совершенно другая картина. И это мне кажется закономерным.
       
— Вы работаете большей частью в Соединенных Штатах...
— Я работаю сейчас везде.
       
       — Недавно Анастасия Вертинская брала интервью у театрального режиссера Анатолия Васильева, и они пришли к соглашению, что все наши талантливые режиссеры особенно остро чувствуют Россию, когда находятся за рубежом. И лучшие свои работы они делают именно там.
       — Не знаю. Думаю, это у всех по-разному. Я уже сказал, что люблю рассказывать хорошие истории. У меня есть русские истории, и я наверняка еще сниму здесь несколько фильмов. В моих ближайших планах картина про цирк, которая, может быть, начнется в России. Но это цирк, который путешествует, и он будет в разных местах. Я хочу сделать американскую картину. У меня есть предложения. Я выбираю, думаю, и это мне интересно. Я также хочу снять картину в Индии, в Китае. Режиссер должен работать везде. Кино — это интернациональный вид искусства. Меня всегда привлекают новые лица, новая фактура, новый пейзаж.
       
— А "Цирк" будет американской картиной?
       — "Цирк" будет международной картиной. Там японские, немецкие деньги. Мы говорим с американцами. С актерами других стран. Но я точно знаю, что в этой картине будет русский медведь.
       
— Медведь? И этим все ограничится? Меньшикова там уже не будет?
— Медведь будет точно.
       
       — Немецкие, японские деньги... Как вы их ищете? Вы в свое время сказали, что глупо экономить на билет первого класса, если плывешь на "Титанике". Вы отдаетесь поиску денег с такими мыслями?
       — Мне везло. Я почти никогда не выбивал денег. Все как-то складывалось. Я считаю, что кино — это бизнес. Когда я разговариваю с людьми, многие меня спрашивают: "А кто у тебя спонсор?" А я спрашиваю: "А что это такое — спонсор?" Мне это напоминает немножко газетные объявления "Девушка ищет спонсора". Я не по этой части.
       
       — Помимо "Ники" и других фестивалей, каковы ваши самые сильные впечатления от российских фильмов, которые вы посмотрели в последнее время? Кто интересно работает?
       — Я считаю, что сейчас делает замечательную картину мой близкий друг Алексей Герман. Я с нетерпением жду, когда увижу ее целиком. Алексей Герман — классик, вот ему-то и нужно помогать. А остальным всем надо зарабатывать деньги.
       
— Вы сняли собственного сына, и его дебют удался. Вы будете снимать его и дальше?
       — Сына я бы и хотел снимать, но он на этот вопрос всегда отвечает: "Никогда в жизни!". Больше он не будет сниматься.
       
       — А как вы относитесь к его телевизионной карьере? У Любимова он выступил, кажется, в "Один на один".
       — Я отношусь очень осторожно. Я наблюдаю, я рад, что как-то это у него вроде бы получается. Мы с ним обсуждаем, что делать дальше. По-моему, сейчас ему надо похудеть.
       
— Это единственная претензия?
— Остальное — наша семейная тайна.
       
       — Номинация на "Оскар" дает что-то для бизнеса. А вот победа в "Нике" даст что-нибудь помимо удовлетворения?
       — Пока здесь кино не бизнес, к сожалению. Вот вы спросили, откуда у меня эти деньги. Эти деньги мне приносят люди, знающие, что я могу сделать хорошее кино, на котором они снова заработают.
       У нас пока нет таких профессионалов, потому что кино — это замечательный, но рискованный бизнес. Пока люди к кино так не относятся. Но я оптимист, я думаю, что появятся настоящие продюсеры, без которых русскому кино будет очень трудно подниматься. И вот тогда они будут ставить на тех лошадей, у которых уже есть победы.
       

Комментарии
Профиль пользователя