Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

 Починок


Новый глава налоговой службы: я уже не тот лопоухий парень

       Вчера о своем согласии стать руководителем Государственной налоговой службы Александр Починок в первую очередь сообщил Ъ. И именно нам он дал свое первое интервью в новом качестве. Как только интервью закончилось, Починок узнал, что на указе о его назначении появилась подпись Бориса Ельцина.
       
       Вчера мы рассказали историю отставки Виталия Артюхова с поста руководителя ГНС и взяли на себя смелость утверждать, что следующим главой Госналогслужбы будет Александр Починок. В том случае, если Анатолий Чубайс сумеет его уговорить.
       Прогноз подтвердился. Александра Починка пригласил Анатолий Чубайс и долго уговаривал его занять высокий пост. Починок согласился и из кабинета вышел уже главой российского налогового ведомства. Оставалось только получить официальное тому подтверждение в виде указа Бориса Ельцина. Это подтверждение было получено вчера днем.
       К тому времени Александр Починок уже успел переговорить о своем назначении с Виктором Черномырдиным и с курирующим налоговые вопросы вице-премьером Анатолием Куликовым. В ходе этих переговоров, по словам Александра Починка, обсуждались "планы будущей работы".
       Каковы же эти планы?
       Починок говорит, что он будет предельно жестким руководителем Госналогслужбы, поскольку считает, что проводимая в последнее время Госналогслужбой политика была слишком мягкой. Крупные неплательщики должны начать выплачивать налоги уже сейчас, считает Починок. А через две недели, после окончания срока внесения поправок в декларации о доходах, налоговая служба вплотную займется и гражданами.
       Как стало известно Ъ, в Госналогслужбе к новому начальнику относятся настороженно. Ее сотрудники не опасаются дилетантства: все признают высокий профессиональный уровень Починка и прекрасное знание им налоговой тематики. Их тревожит другое. Дело в том, что за последний год Виталию Артюхову удалось значительно поднять статус возглавляемой им налоговой службы. Он не только добился увеличения штата сотрудников и финансирования ГНС, но и практически воссоздал межведомственный фонд развития налоговой службы.
       Потерять "все эти результаты каторжного труда" и боятся в налоговом ведомстве: "Как бы потенциал, который был создан при Артюхове, не рассыпался".
       Таковы планы Александра Починка и ожидания его теперешних подчиненных.
А теперь интервью.
       
       — Вам и раньше не раз предлагали различные высокие посты в правительстве, например, в министерстве финансов, но вы неизменно отказывались. Почему на этот раз согласились?
       — Мне очень нравится работать в Госдуме. Здесь я на месте и делаю хорошее дело. Легко идти работать туда, где все замечательно. А в Госналогслужбе сейчас очень плохо: налоговая система плохая, налогов собирается мало. Без нормальной налоговой системы государство будет испытывать гигантские проблемы. Государство, которое не умеет собирать налоги, в котором не платят налоги, а сами налоги чересчур высоки для граждан и несправедливы, — нежизнеспособно. Нужно что-то менять и что-то делать — отказываться в этой ситуации нельзя.
       
— Что вам обещали в правительстве при назначении? Выдвигали ли вы какие-нибудь конкретные условия?
— Я не выдвигал никаких требований: нельзя говорить о полномочиях, не начав работать.
       
— Вы человек из команды Анатолия Чубайса?
       — Я не люблю мыслить категориями "команда" или "группа". Я член партии "Демократический выбор России". Анатолий Чубайс тоже, со всеми вытекающими из этого последствиями. Я считаю, что речь идет не о команде по интересам, а о серьезной партийной принадлежности.
       
— Настаивали ли вы на ранге вице-премьера для повышения ваших полномочий?
— Этот вопрос я даже не затрагивал.
       
       — Как вы будете работать с Анатолием Куликовым и Альфредом Кохом? Не боитесь ли вы давления с их стороны?
— Посмотрим. Я всегда изначально считаю человека хорошим. До тех пор, пока он меня не подвел.
       
— И все же, хотели бы вы выйти из-под опеки Анатолия Куликова?
       — Я не хочу ставить таких условий. Этот вопрос находится в компетенции премьера. Посмотрим, как оно пойдет.
       Я думаю, с налоговой полицией нужно сотрудничать гораздо теснее, чем сейчас. Если налоговая полиция станет активнее, будет очень хорошо. На нее сейчас обрушатся две крупные задачи: крупные неплательщики-предприятия и борьба с неплательщиками — физическими лицами. Необходима элементарная интеграция Центробанка, Гостаможкомитета и Госналогслужбы. Без тесного сотрудничества мы обречены на провал.
       
— Ожидают ли Госналогслужбу с вашим приходом кадровые перестановки?
       — Да, безусловно. Оттуда ушло много классных специалистов, ГНС много потеряла. Если бы мне удалось уговорить хотя бы некоторых вернуться, это было бы очень хорошо.
       
— Есть ли у вас команда единомышленников, которых вы приведете в ГНС?
       — Я очень многих хочу видеть рядом. Но согласятся ли они, захотят ли уходить со своих мест? В Госналогслужбе тоже есть достаточно классные специалисты. Взять к примеру одного из заместителей главы ГНС Женю Бушмина, других заместителей, среди них есть довольно толковые люди.
       Из Госдумы я хотел бы пригласить с собой, например, Александра Жукова и Георгия Бооса, некоторых других. Многих налоговых специалистов, кто работает в коммерческих структурах, можно привлекать на постоянной основе к экспертной оценке документов. Очень жалко, что из Госналогслужбы ушел Владимир Гусев. Жаль, что в Госналогслужбе нет Панскова, Алексашенко, Шаталова, но они вряд ли туда пойдут. Есть очень мощные, грамотные региональные руководители налоговых инспекций, например, в Москве или Челябинской области.
       — Что с вашей точки зрения необходимо изменить в законодательстве в первую очередь?
       — Во-первых, необходимо принять Налоговый кодекс. Причем не тот, что сейчас активно обсуждается, а другой — значительно измененный. Надеюсь, что на этой неделе в правительстве будет рассматриваться уже измененный вариант. Кроме того, Налоговый кодекс появится не раньше чем через два года, сейчас же его нужно принимать отдельными законами и инструкциями.
       Во-вторых, необходимо снизить уровень федеральных налогов как минимум на четверть.
       В-третьих, реформировать налогообложение физических лиц. Должно быть экономически выгодно платить зарплату именно в виде зарплаты. То есть суммарные налоги с зарплаты (которые платит предприятие) не должны быть больше сумм, которые сейчас платит предприятие различным посредническим финансовым и страховым компаниям при использовании схем по выплате "нелегальной" зарплаты. Надо установить общий порог изъятия — не более трети тех средств, которые организация тратит на оплату труда. Если это сделать, людям станет жить намного легче.
       
— Вы думаете, вам удастся что-нибудь изменить?
       — Безусловно, я понимаю, что я себя подставил под удар. Но если бы в Госналогслужбе все было хорошо, возникла бы очередь желающих там работать. Ведь работа там очень приличная и хорошая.
       
       — Как вы относитесь к прежнему руководителю Госналогслужбы Виталию Артюхову? Пригласите ли вы его работать, например, в качестве своего заместителя?
       — Я знаю Артюхова еще с тех времен, когда он руководил Министерством транспорта. Это очень грамотный экономист, у него много хороших идей. Он искренне старался сделать все, что мог. И многое сделал. Он порядочен и честен. Но, я думаю, он сам не пойдет работать ко мне заместителем.
       
— Виталий Артюхов был сторонником жесткой налоговой политики. Какова она будет при вас?
       — По-моему, Госналогслужба в последнее время проводила слишком мягкую политику. Нужно намного жестче. До наступления платежа налоговая служба должна быть предельно дружелюбна к налогоплательщику, даже помогать ему. Но как только налогоплательщик, имея деньги, не заплатит налог, мы должны жестко эти деньги взыскать. Налоговая служба достаточно сильна, чтобы взимать положенное законным путем.
       А вообще нужно отменить все льготы, создать национальную лотерею, и доход от нее направлять на замену льгот инвалидам и малоимущим. Нужно расчищать авгиевы конюшни. Если предприятие не работает, не платит налоги, его нужно закрывать. А новые регистрировать только по месту осуществления деятельности.
       В России должна быть единая система учета. Мне очень не нравится ведомственность: у МВД своя система учета, у Центробанка другая, а у Госналогслужбы третья. Надо экономить государственные деньги. Если мы не можем найти заводы, производящие ликеро-водочные изделия без уплаты налогов, коих сейчас великое множество, — грош нам цена.
       
       — Все, о чем вы говорите, легче можно претворить в жизнь не на посту руководителя ГНС, а оставаясь депутатом Госдумы.
       — Именно поэтому мне не хочется уходить из Госдумы, здесь гораздо больше возможностей навести порядок. Но и в Госналогслужбе можно многое сделать, придется просто теснее работать с Минфином, сделать так, чтобы налоговые документы перед выходом просматривались квалифицированными юристами. Ведь можно только из-за одного слова испортить очень важную идею. Мы всегда горим на мелочах. Этим и отличается налоговое законодательство от другого, здесь все должно быть точно до запятой.
       
— Вы считаете, что с вашим приходом нелепых налоговых документов поубавится?
— Я не могу за это поручиться, но постараюсь исключить ошибки по максимуму.
       
       — Как будет решаться проблема с крупными неплательщиками налогов, например с "АвтоВАЗом" или "Газпромом"?
       — Это одна из первоочередных моих задач. Неплательщики должны уже в этом месяце начать платить налоги. По существующему списку задолжников.
       
— До сих пор их не смогли заставить. Каким образом это удастся вам?
       — В самое ближайшее время, невзирая на лица и имена, именно по существующему списку должников, будут запущены механизмы банкротства. Это не значит, что предприятия будут закрыты. Отобрать у предприятия одну машину "Волга" в счет погашения задолженности — просто смешно. А вот отобрать собственность, целый имущественный комплекс у тех, кто не умеет им эффективно распорядиться и не хочет платить налоги, уводя их, например, в офшор, — это просто необходимо сделать, это благое дело. Почему с какой-то артели "Красная синька", у которой лишь миллионный оборот, взыскивают все до копейки? А крупный промышленный гигант или огромные торгово-закупочные фирмы могут не платить? Налоговая система должна быть одинакова ко всем налогоплательщикам.
       
— Так же жестко вы будете относиться и к гражданам — неплательщикам налогов?
       — Мы всех очень просили сдать декларации. Сейчас осталось две недели до окончания внесения в них поправок, затем мы со всей жесткостью спросим, невзирая на лица и фамилии.
       
       — Как вы относитесь к принятому Госдумой в первом чтении законопроекту о госконтроле за расходами граждан?
       — Такой закон очень нужен, но он "сырой" и поэтому не позволяет достичь цели, ради которых принимается. Банки должны давать имеющуюся у них информацию о налогоплательщике, но при этом налоговые органы должны обеспечить тайну информации. В случае утечки виновные должны быть наказаны. Информация не должна быть доступна рэкетирам.
       
— Как отнеслись родные — жена, другие близкие вам люди — к вашему назначению?
       — Очень плохо. И правильно. Я реалист, я ничего от этого не выигрываю. Мой выигрыш будет только выигрышем профессионала — очень полезно посмотреть, как на практике действуют законы.
       
       — В последнее время руководители Госналогслужбы не задерживаются на этой должности более полутора лет. Вы останетесь в правительстве или вернетесь в Госдуму?
       — Я не могу сейчас загадывать, что будет потом. Тот лопоухий парень, который шел на выборы семь лет назад, совершенно не подозревал, что будет потом. В России все слишком быстро меняется. Могу сказать только одно: источник существования я найду всегда. Мой уровень квалификации позволяет мне найти хорошую и высокооплачиваемую работу без каких-либо затруднений.
       
       НАТАЛЬЯ Ъ-ВАРНАВСКАЯ, СЕРГЕЙ Ъ-КОЧЕТОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя