Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

 Скандал из-за "Лефортово"


ФСБ отобрала у МВД элитную тюрьму

Анатолий Куликов не смог этому помешать
       Восьмимесячная борьба между МВД и ФСБ за владение тюрьмой "Лефортово" завершилась поражением милицейского ведомства. На сторону контрразведчиков, настоятельно требующих возвратить им элитную тюрьму, которая когда-то принадлежала КГБ, встал Борис Ельцин. Влияния вице-премьера и министра МВД Анатолия Куликова оказалось недостаточно, чтобы переубедить президента. На днях ФСБ выселила более 100 следователей МВД, чьи кабинеты находились в здании тюрьмы. Новые хозяева СИЗО планируют в ближайшее время сменить начальника и весь персонал тюрьмы.
       
Милиционеры сделали из "Лефортова" заурядную тюрьму
       В советские времена элитный следственный изолятор "Лефортово" принадлежал органам госбезопасности. В нем содержались политические заключенные: шпионы, террористы и изменники Родины. Как рассказывают их адвокаты, условия содержания были вполне приемлемые: в десятиметровой камере никогда не находилось более трех человек. Зампредседателя Межреспубликанской коллегии адвокатов Юрий Сорокин вспоминает, что КГБ вел следствие с арестантами "Лефортова" крайне "интеллигентно" — давил лишь авторитетом и использовал психологические методы воздействия. А сотрудники тюрьмы не гнушались вести с заключенными разговоры по душам и даже дарить женщинам-арестанткам подарки ко дню рождения. Так, заключенная "Лефортова" Валерия Новодворская получила однажды от начальника тюрьмы букет пионов.
       В 80-е годы в "Лефортово" стали попадать не только политзаключенные, но и представители мафии. МВД нередко просило контрразведчиков упрятать крупных бандитов в самую надежную, как считали милиционеры, тюрьму, чтобы мафиози не смогли подкупить охранников и наладить контакт с волей. Известны даже случаи дачи взяток следователям за то, чтобы заключенного перевели из "Лефортова" в "Бутырку" или "Матросскую тишину", где гораздо легче наладить связь с волей и с заключенными из других камер и где адвокаты легко проносят подзащитным спиртное и наркотики.
       Контрразведчики лишились СИЗО "Лефортово" в январе 1994 года по указу президента России. Тогда же был ликвидирован их следственный аппарат, а дела, которые вела ФСБ, переданы в Генпрокуратуру. Впрочем, следователи не пожелали переходить в прокуратуру — некоторые остались в ФСБ как дознаватели, остальные же ушли в отставку. Вынужден был поменять работу и персонал "Лефортова", так как ГУИН МВД поставил на все должности в тюрьме своих людей. По словам одного полковника ФСБ, представители ГУИНа спровоцировали побег двух уголовников (это был первый побег из "Лефортова" со времен Екатерины II, построившей тюрьму), чтобы отстранить от должности начальника СИЗО. Его сменил Станислав Подрез, известный лишь тем, что он был сыном бывшего начальника "Матросской тишины" Георгия Подреза.
       По словам следователей Генпрокуратуры, с передачей "Лефортова" милиции оно превратилось из элитной и надежной в заурядную тюрьму. И хотя туда по-прежнему помещались известные личности и крупные мафиози, следователи уже не могли рассчитывать на их абсолютную изоляцию. Адвокаты же подзащитных жаловались на периодически устраиваемые в "Лефортове" "полицейские провокации". К примеру, арестант "Лефортова", следователь Генпрокуратуры Владимир Семенцов, в результате такой провокации был жестоко избит контролерами. На жалобы его адвоката начальник тюрьмы Подрез отвечал: "Вы здесь ничего не докажете".
       
ФСБ надеется возродить былую славу элитного СИЗО
       Между тем попытка президента Ельцина создать "чистую" спецслужбу, аналогичную западным, провалилась. Руководство ФСБ убеждало президента в том, что прокуратура не справится с валом дел, связанных с оргпреступностью и коррупцией, контрабандой наркотиков и взрывчатых веществ. Приводились конкретные примеры того, как прокуратура разваливала перспективные дела против коррупционеров. В конце концов президент сдался и вернул ФСБ следственный аппарат. Но этого контрразведчикам оказалось мало — они попросили вернуть и изолятор "Лефортово". Причина прагматичная: в здании тюрьмы находится 70 следственных кабинетов, которые непрочь были занять сотрудники ФСБ. Кроме того, контрразведчики хотели бы взять "Лефортово" под свой контроль, так как не доверяют милицейскому ведомству.
       Однако от момента принятия решения о возврате изолятора ФСБ до его исполнения прошло более восьми месяцев. Все это время МВД боролось за элитную тюрьму. Главный аргумент, который приводило МВД в обращениях к президенту, был из области политики. В условиях вступления России в Совет Европы политическая полиция, коей является ФСБ, не должна иметь своих тюрем. Это же МВД пыталось доказать секретарю Совета безопасности Александру Лебедю. Тот согласился с позицией милицейского ведомства. Но противодействовать президентскому решению не смог, так как вскоре был отправлен в отставку.
       Между тем ФСБ жаловалась Борису Ельцину, что его решение не выполняется — МВД не желает возвращать тюрьму. Тогда появилось президентское письмо-напоминание в адрес МВД. Сразу после его появления ФСБ потребовала от следователей МВД покинуть все кабинеты Лефортовской тюрьмы. Те вынуждены были подчиниться. Одновременно контрразведчики вывезли из "Лефортова" 8 арестованных, числящихся за Генпрокуратурой, в том числе бывшего начальника финуправления ФАПСИ при президенте РФ Валерия Монастырецкого и профессора Высшей школы милиции МВД Евгения Жигарева. Всех их поместили в камеры "Бутырки". Генпрокуратура выразила недовольство тем, что ФСБ сделала это без ее ведома, однако следователи в принципе не против, чтобы арестованные "попарились в общей камере".
       ФСБ планирует провести в СИЗО ремонт, а также сменить персонал изолятора. По неофициальным данным, начальнику "Лефортова" Станиславу Подрезу осталось работать чуть больше недели, а затем его сменит на этой должности полковник ФСБ Юрий Растворов. Не исключено, что следующим кандидатом на перевод из "Лефортова" в "Бутырку" окажется бывший генпрокурор Алексей Ильюшенко, к которому следователи ФСБ относятся с открытой неприязнью. Правда, Генпрокуратура склоняется к тому, чтобы попросить ФСБ оставить известного арестанта в "Лефортове", "иначе будет много шума".
       
       ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ
       

Комментарии
Профиль пользователя