Коротко


Подробно

Лечение от влечения

Полоса 029 Номер № 7(311) от 21.02.2001
Лечение от влечения
Сам процесс коммерческой детоксикации стоит от 800 до 1500 руб.— при помощи капельницы или шприца
       В России не пить неприлично, и это факт, от которого никуда не деться. Однако быть алкоголиком у нас неприлично тоже. Тем более неприлично лечиться от алкоголизма. Зато прилично и очень прибыльно — лечить от алкоголизма. Прибыльно хотя бы потому, что это не лечится.
Емкость пьяного рынка
       Алкогольная зависимость — горе как для семьи, так и в мировом масштабе. От этой болезни на Земле гибнет во много раз больше людей, чем в катастрофах и природных катаклизмах. В России только на учете в наркодиспансерах состоит порядка 2,5 млн человек (в Москве — около 100 тысяч). Реальное же количество страдающих от алкоголизма в полтора-два раза больше. А вот в США от этой болезни лечатся около 10 млн человек. Правда, и критерии отбора в алкоголики там намного более льготные: тот, кто в России считается бытовым пьяницей, у них уже потенциальный пациент.
Московская городская больница #17 — самая крупная государственная нарколечебница в Европе
       Тем не менее рынок борьбы с алкоголизмом — настоящая золотая жила для специализированных клиник, частнопрактикующих врачей, а также разного рода знахарей и шаманов. Причем их количество явно превышает спрос. Достаточно заглянуть в любую рекламную газету ("Экстра-М", "Центр плюс" и др.), чтобы убедиться, сколько народу стоит на низком старте, чтобы откликнуться на первый зов алкоголика. По словам заместителя главного психиатра и нарколога комитета здравоохранения Москвы по наркологии Евгения Брюна, сегодня не врач выбирает больного, а, наоборот, больной выбирает один из ста наркологических центров или одного из тысячи частных врачей, практикующих в столице.
       Правда, точное число борцов с алкоголизмом неизвестно даже в комитете здравоохранения — по причине полной неразберихи в системе лицензирования. Строго говоря, лицензию на этот вид деятельности выдают только тем врачам, которые имеют диплом психиатра или нарколога. На практике же фирмы часто регистрируются под маркой различных оздоровительных центров. Или же доктор-частник предъявляет клиенту не свою лицензию, а документ лечебного заведения, в котором он работает.
       Кстати, попытки упорядочить систему лицензирования пока не особенно успешны во многом из-за ревнивого отношения конкурентов друг к другу. Например, консультант НИИ психиатрии Минздрава РФ профессор Геннадий Энтин с единомышленниками выступает за то, чтобы право на независимую экспертизу лицензиантов получила ассоциация наркологов. Однако многие специалисты, в частности, главврач психиатрической больницы #13 Эдуард Дроздов, видят в этом лишь способ взимания дополнительных поборов с практикующих врачей.
       А между тем вращающиеся в наркологическом бизнесе суммы впечатляют. Так, по словам того же Евгения Брюна, среднемесячный доход одной лицензированной фирмы составляет 1 млн руб. (хотя некоторые зарабатывают и по 5-6 млн руб.) Таким образом, их совокупный годовой доход в Москве можно оценить примерно в 1 млрд 200 млн руб. (не считая "неучтенки", полученной "серой" и "черной" практикой). Это более $40 млн — что, между прочим, приблизительно равно объему продаж по Москве виски, джина и рома вместе взятых. Правда, наши алкоголики в основном употребляют другие напитки.
       
Запой, ласточка, запой!
       Бизнес на борьбе с алкоголизмом, в сущности, построен на двух основных услугах — выведении из запоев и собственно лечении. Начнем с первого.
       Звонок по телефону, указанному в любом из газетных объявлений, чаще всего вызван критическим состоянием родственника, который к концу запойной недели лежит пластом и производит пугающие движения и звуки (дрожание тела, различные крики и пр.). Но не спешите обращаться по первой попавшейся рекламной заметке. К вам охотно приедут из любой фирмы, однако цены за выведение из запоя (купирование) на дому везде разные — от 800 до 1500 руб. Средняя же стоимость услуги в Москве — 1200-1300 руб. за выезд. Причем цена никак не связана с применяемыми методами. Приемы и препараты для купирования запоя общеизвестны и зависят только от возраста и физического состояния клиента. Сначала его понуждают поглощать в больших количествах, к примеру, слабый раствор марганцовки для вызова рвоты — это простейший способ очистить организм от непереработанного спирта. Затем вводят подкожно, внутримышечно или внутривенно кардиотоники, дезинтоксикаторы и седативные препараты. Причем угрожающего вида капельница во многих случаях (за исключением особо серьезных) играет роль не столько лечебную, сколько психологическую. Обычно бывает достаточно простого укола или даже таблетки. Но заказчик должен проникнуться важностью момента, чтобы легко расстаться с деньгами, из которых собственно на лекарства расходуется 10-15%.
       По окончании процедур, когда клиент умиротворенно заснет, родственникам, возможно, предложат лечение больного в частном стационаре, где ему будет предоставлен целый комплекс услуг для приобретения стойкого отвращения к алкоголю. Коммерческие учреждения гарантируют клиенту безусловную анонимность, качественное лечение с применением любых существующих в мире препаратов, комфортные условия "проживания", добротное питание. Цена по Москве колеблется от $70 до $150 в сутки.
       Есть другой вариант — воспользоваться услугами одного из 14 московских наркодиспансеров или двух специализированных больниц. Здесь пациента ожидает бесплатное пребывание (платит городской бюджет из расчета 500 руб. в сутки за человека), но крайне низкое качество лечения по причине недостатка лекарств и материальной незаинтересованности медперсонала. Прибавим сюда плохие бытовые условия и питание, сомнительную компанию деградировавших личностей. Можно попытаться устроить больного в хозрасчетное отделение одной из госклиник за 800 руб. в сутки. Тут и лечение, и условия получше. Но при этом сохраняется главный недостаток "государственной терапии" — больной автоматически попадает на трехлетний наркологический учет. И теряет шансы получить медсправку на вождение автомобиля, владение охотничьим ружьем и т. д.
       
Сделана отметка на стакане
  Главный нарколог Москвы Евгений Брюн: "Только 5% больных воздерживаются от выпивки в течение года после детоксикации. При условии хорошего психиатрического лечения цифра поднимается до 20-30%"
       Наиболее доходной услугой в лечении алкогольной зависимости является процедура, после которой пациент гордо объявляет недавним собутыльникам: "Я закодировался (или зашился)". О подробностях методов лечения алкозависимости писать не принято. Потому что именно на незнании и страхе основаны самые радикальные способы воздействия на алкоголика. Начнем "экскурсию" с наиболее действенного, стресс-психотерапевтического метода.
       В 1984 году врач из Евпатории Александр Довженко разработал и опробовал прием, известный в народе под названием "кодирование". В медицинской среде бывшего СССР он понят не был, зато сейчас является чуть ли не самым популярным в среде пациентов. Внешне все выглядит просто. Человека погружают в гипнотический транс, во время которого внушается мысль: "выпьешь — загнешься". Действовать заданный "код" будет оговоренный в специальном договоре период — полгода, год, два, всю жизнь (сам Александр Романович рекомендовал как оптимальный срок пять лет). Во время сеанса для пущей острастки больному впрыскивается в рот хлорэтил или другое вещество, вызывающее спазмы дыхания. Тем самым демонстрируется, что будет, если человек "сорвется". В случае досрочного приема алкоголя врач снимает с себя ответственность за последствия.
       Проверять на практике действенность кодирования по Довженко не стоит — по признанию профессора Энтина, ему известны как минимум девять летальных случаев из-за несоблюдения договора. Объясняя действие механизма подсознания, профессор приводит исторический пример: в свое время в кайзеровской Германии тройного убийцу ради научного эксперимента приговорили к "смертельному уколу". Укол сделали, и преступник тут же умер — несмотря на то что в шприце был раствор обыкновенной поваренной соли.
       Что касается эффективности лечения по методу Довженко, мнения специалистов расходятся. Его последователи утверждают, что оговоренный срок воздержания от спиртного выдерживают 75-85% пациентов, другие называют более скромные цифры — 25 или 60%. Авторы путем опроса пациентов в очередях к наркологам выяснили, что на многих сеансы Довженко не подействовали.
       Выбрав этот метод, следует знать, что велик шанс нарваться на недобросовестного врача. В Москве к последователям Довженко себя причисляют немало шарлатанов. Чтобы не ошибиться, следует в первую очередь узнать о продолжительности долечебного воздержания от алкоголя. Скажут три-пять дней — сразу кладите трубку. Чтобы организм полностью избавился от продуктов распада ранее поглощенного этилового спирта (а это необходимое условие успеха как при кодировании, так и при применении других методов), пить нельзя как минимум десять суток. Кроме того, если в объявлении встретится фраза вроде "100-процентная гарантия успеха за час и на всю жизнь", даже не пытайтесь набрать номер — вас обманывают. Ну и, наконец, попросите у врача показать диплом психиатра или нарколога. Наиболее распространенная цена кодирования в Москве — 1600 руб.
       
Счастливая ягодица
На вооружении наркологов множество препаратов — от старой доброй эсперали до относительно новой разработки новосибирских ученых PL-1
       Еще один популярный метод — имплантация в подкожно-жировую клетчатку препарата дисульфирам (в России он называется "тетурам", но народу полюбился французский вариант названия — "эспераль"). Под кожу — как правило, в районе поясницы — вшивается таблетка или две (это могут быть и капсулы), и больному с серьезным видом сообщают, что ближайшие два-три года в случае выпивки его ждет покраснение тела, повышение артериального давления, тахикардия, цирроз печени и, в конце концов, коллапс (упадок сердечной деятельности).
       Доктор говорит правду, но не всю. А она заключается в том, что препарат действительно влияет на работу печени, сердца, эндокринной и прочих систем организма, и поэтому людям, страдающим соответствующими недугами, лекарство просто противопоказано. Не упоминая об этом, врач приписывает препарату избыточные качества — ради психологического эффекта. Так, прием алкоголя крайне нежелателен лишь в ближайшие нескольких месяцев (по разным источникам, от двух до девяти). В этот период действительно может возникать реакция в виде красноты, учащенного сердцебиения, перепадов артериального давления и тошноты. Но ни о каких годах смертельного риска говорить нет смысла. Подтверждают это и сами больные. Владимир В.: "Вшил эспераль на два года. Уже через полгода бухал по-черному". А стоит процедура, между прочим, от 1100 до 1300 руб.
       Есть опять же и анекдоты. Виталий О.: "Помню, первый раз решил завязать. Пришел по объявлению. Нас, человек пятнадцать алкашей, врач попросил спустить штаны, поставил лицом к стене и объявил, что в каждый зад сделает по уколу. Одному достанется 'смертельный', остальным — просто водичка. Лично я запил через неделю. До сих пор не знаю — то ли повезло, то ли доктор обманул". C уверенностью можно сказать: доктор обманул всех. Потому что борьба с зеленым змием методом одного укола, называемая на языке медицины "опосредованная психотерапевтическая методика",— не более чем врачебная ложь во благо.
       
"Торпедо" — это "динамо"
       Фигурирующие в рекламных объявлениях средства блокировки и двойной блокировки MST, NIT, SIT, а также знаменитое "торпедо" могут также оказаться пустышками-плацебо. Во всяком случае, в компетентном фармакологическом справочнике "Видаль" таких препаратов не найти. Что же колют? Часто шприц наполнен никотиновой кислотой, разбавленной глюкозой или физраствором. При взаимодействии с этиловым спиртом такой состав вызывает покраснение кожи. Может применяться расслабляющее вещество миорелаксан или тот же дисульфирам. Но даже при инъекции последнего "лечебный" эффект длится не более недели, а отнюдь не годы. Так или иначе, процедура "блокировки" стоит порядка 1000 руб. Женам алкоголиков дешевле купить в любой аптеке пачку трихопола (50 руб.) и дать благоверному таблетку-две. В сочетании с алкоголем ему на сутки гарантирован эффект в виде рвоты, красноты и учащенного сердцебиения. Можно посоветовать лекарство карсил (40-60 руб.), восстанавливающее функции печени — органа, наиболее уязвимого к воздействию спирта.
       Однако, по мнению многих специалистов, если обман позволяет излечить хотя бы одного из ста больных, метод имеет право на существование. Даже такой, как откровенный пиар — раскрутка по ТВ доктора Майорова, обещающего совершенно нереальное: возможность в меру выпивать после лечения от хронического алкоголизма. По мнению большинства специалистов, это не что иное, как продвижение на российском рынке биологически активных добавок к пище. Если позвонить в "центр Майорова", приятный женский голос назовет вам сумму в 56 тыс. руб. и попросит поторопиться с оплатой, дескать, цена вот-вот поднимется.
       Из распространившихся в последнее время методик можно упомянуть также "эффект 25-го кадра" (1500 руб. за курс), лазерную и рефлексотерапию (они применяются в комплексе с другими оздоровительными мероприятиями).
       Ну и, наконец, ради эксперимента можно обратиться к потусторонним силам. Бабушки-целительницы "в восьмом поколении", маги раскраски от "черных" до "белых", "магистры космоэнергетики", тибетские знахари и прочие шаманы идут в Москве по 3000-5000 руб. (пять-шесть сеансов "колдовства"). Процент успеха науке неизвестен.
       Об эффективности всех существующих способов лечения алкогольной зависимости однозначно высказалась научный сотрудник НИИ психиатрии Ирина Яшкина: "За сотни лет исследований радикального способа наука так и не придумала. И даже не стоит на пороге его открытия. Появится — одним нобелевским лауреатом станет больше".
       Практически весь "профессорский ареопаг" придерживается мнения, что единственно правильная стратегия при лечении болезни — постоянное медицинское наблюдение. По мнению одного из популярных московских наркологов Вадима Резепова, и кодирование, и вшивание, и прочие методы наиболее действенны, если используются в комплексе с другими мероприятиями — витаминотерапией, психотерапией, коррекцией работы печени и желудочно-кишечного тракта. Единую методику должен определить опытный лечащий врач. Найдете такого — и вам будет гарантировано наблюдение по цене от 2000 руб. до $300 в год. Не дороже жизни.
       
СЕРГЕЙ ГОЛУБЦОВ, РАФАЭЛЬ МАРДАНОВ
       
       
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
       Рецепты Гиппократа
       Методики излечения от алкогольной зависимости уходят корнями в далекое прошлое. В Древней Греции Гиппократ советовал женам местных пьяниц подливать в винную чашу супруга конскую мочу. Древнеримский историк Плиний Старший оставил свидетельства о конском поте, тухлых яйцах и прочих "ароматизаторах", при добавлении в вино вызывающих тошноту и рвоту. С этой же целью использовался истертый в порошок камень аметист. С конца XVIII века стали использовать гипноз. Но основными средствами оставались тошнотворные. Об этом свидетельствует и доктор Антон Чехов в рассказе "Средство от запоя" — про то, как театральный парикмахер Федя Гребешков вылечил актера Фениксова-Дикобразова грязным мылом и другой дрянью, растворенной в водке.
       Вплоть до последней четверти XX века единственным методом лечения от алкоголизма оставалась выработка тошнотно-рвотной реакции на запах и вкус алкоголя — с той разницей, что вместо конской мочи и тухлых яиц использовались такие средства, как, например, апоморфин и эметин. Наряду с этим в начале 60-х годов на некоторых европейских заводах, производивших автопокрышки или презервативы, подметили странную закономерность — рабочие бросали пить. Причиной тому оказалось вещество, применяемое для вулканизации каучука. Его назвали эспераль и стали использовать в медицине для лечения алкоголиков. При взаимодействии эспераля с этиловым спиртом в организме помимо рвоты происходят и другие процессы, при которых страдают печень, кровеносная, дыхательная и другие системы. В 80-х годах стали активно применять психотерапевтические способы воздействия на больных, в основе которых — не медикаментозные, а стрессовые факторы. Однако и они далеко не совершенны.
       
МЕДИЦИНСКИЙ СПРАВОЧНИК
       Нормы нетрезвой жизни
       Среди медиков до сих пор нет согласия в вопросе классификации степеней болезни под названием "алкогольная зависимость". Одни называют три стадии, другие — четыре.
       Кого же считать алкоголиком? Основной признак первой стадии болезни — абстинентный алкогольный синдром (в народе — похмелье). Его нельзя путать с постинтоксикационным синдромом, когда наутро один вид рюмки вызывает приступы тошноты. Для алкоголика характерно стремление к состоянию опьянения, то есть употребление обязательно опьяняющих доз напитков, а также утрата контроля за количеством выпитого. Притупляются угрызения совести, чувства голода, боли и т. д. Кстати, Николай Пирогов, оперируя раненых в Крымскую войну, использовал за неимением других анестетиков большие дозы алкоголя.
       Вторая стадия болезни — повышение устойчивости к спиртному. Грубо говоря, если 200-300 г водки вызывают головокружение, тошноту и другие признаки сильного опьянения — с вами все в порядке. Если же для полного кайфа требуется пол-литра и больше (в зависимости от телосложения), причем без приступов тошноты, вы больны. Достигнув третьей стадии, человек превращается в лживое, хвастливое существо, у которого одна цель в жизни — любыми средствами найти выпивку. К признакам третьей стадии авторы одного методического пособия причисляют "грубый юмор и склонность к пошлым шуткам", а также запои — наиболее опасный вид алкоголизма, исходом которого могут быть белая горячка и даже смерть. Третья стадия может протекать на фоне минимального (больших доз организм уже не принимает), но постоянного употребления спиртного.


       

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от 21.02.2001, стр. 29
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение