Коротко

Новости

Подробно

Гладь порядка

"Анархия в Жимунае" в программе "Перспективы" на ММКФ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Фестиваль кино

На Московском кинофестивале продолжается показ картин из программы "Перспективы", где традиционно показывают работы дебютантов или молодых, подающих надежды режиссеров. Никаких надежд на будущее не увидела в литовском фильме "Анархия в Жимунае" МАРИЯ СЕМЕНДЯЕВА.


В этом году в программе есть работы режиссеров с Ближнего Востока, из Китая и Кореи, из Западной Европы и Америки, но одна из самых неоднозначных дебютных работ принадлежит режиссеру Саулюсу Друнге из Литвы. Его фильм "Анархия в Жирмунае", как и российский "БаГи", рисует картину совершенно отчаявшегося социума. Только если российский режиссер горюет над тем, как безнадежно зависят от капиталистической системы все, от стариков до детей, то литовский режиссер рассказывает историю о том, как человек взрослеет, переживая вредные увлечения.

Начинается все с того, что в столичный город приезжает поступать на философский факультет провинциалка Виле, выглядящая как героиня советского фильма 30-х. На улице абитуриентка видит странное объявление о сдаче квартиры, где буквы "а" обведены кружочками. Придя по адресу, Виле встречает коротко стриженную девицу-пацанку, одетую в майку со знаком анархии и заявляющую, что Виле теперь под ее защитой. Оказывается, Сандра — так зовут анархистку — сдает еще одну квартиру, где живут две равнодушные девушки. Когда девушек обижают, Сандра снимает крепкий кожаный ремень с клепками, наматывает его на руку и пускает в ход, например, избивает хулигана на глазах у его изумленных друзей-качков. "Вот это и есть анархия",— удовлетворенно поясняет она Виле, которая хлопает глазами от такой жестокости. Однажды Сандра, имеющая привычку входить в квартиру без ведома Виле, приходит в очередной раз и просит подержать у себя черный сверток. Позднее выяснится, что там лежат, конечно же, доллары и пистолет. В это время Виле и сама начинает интересоваться анархией — она уже поступила в университет, сходила в библиотеку и под бодрый ска-саундтрек стала читать о протестных движениях и распечатывать листовки. Вскоре ей начинает казаться, что бить людей ремнем и угонять автомобили — не означает быть анархистом. Кончается история тем, что Виле с озверевшим лицом готовится бросить в витрину местного "Макдоналдса" банку из-под варенья, наполненную зажигательной смесью, и вдруг видит внутри Сандру в форменной кепочке и со шваброй. Они долго смотрят друг другу в глаза.

Неудивительно, что в пересказе история звучит бодро — в 2007 году этот сценарий был удостоен награды в Канне. Фильм, получившийся в итоге, оставляет тягостное впечатление. Здесь много моментов, когда герои под безличную музыку вглядываются в зеркало, или демонстрируется микрорайон, снятый с высоты птичьего полета. Превращение главной героини из тургеневской девушки в комическую бунтарку происходит очень просто — она убирает назад волосы и перестает виновато опускать голову. Зрители много хохочут во время просмотра, а главное чувство, которое вызывает под конец нравоучительный тон фильма,— раздражение. Однако в программе "Перспективы" этот ученический опыт как раз на своем месте. Литовская реальность очень похожа на российскую: все эти до боли знакомые хрущевки, где на стене написано "анархия — мать порядка", советские поезда и вокзалы, советские интерьеры, банки с вареньем. Почти все герои хотят уехать в Лондон, и только Виле говорит: "А я хочу остаться". Учитывая все потрясения, которые она испытывает на протяжении фильма, этим патриотическим убеждениям недолго осталось.

Комментарии
Профиль пользователя